Вы здесь

Надежда на «Рассвет»

В омском санатории действует Центр аутизма, где применяют уникальные методики

В развитых странах отношение к проблемам инвалидов уже давно стало универсальным критерием уровня цивилизованности общества. Следует признать, что в последние годы Россия тоже продвинулась в этом направлении. Государство перестало замалчивать проблемы людей с ограниченными возможностями, признало их право на полноценную жизнь, появилась программа «Доступная среда». Да и социум стал гуманнее, свободнее от предрассудков. Инвалидов уже не прячут от остального мира по монастырям на островах, как это делалось еще в середине прошлого века. В общественный лексикон прочно вошли ранее неведомые медицинские термины, такие как, например, «аутистическое расстройство». И все меньше людей, которые, услышав подобное словосочетание, задаются вопросом «Что это значит?»

Но до по-настоящему доступной среды, сведенной в российских регионах к установке пандусов, нам, конечно, далеко. Показателен, например, тот факт, что при закрытии в 2014 году в Омске детского дома №1, вместе с ним был изгнан из своего помещения филиал «Школы А.И. Бороздина» - уникальный за Уралом центр по работе с детьми с особенностями и задержками развития, тяжелыми неврологическими заболеваниями. Некоторое время дальнейшая деятельность филиала «Школы» в нашем городе вообще находилась под вопросом. Но, к счастью, выход был найден. «Школу Бороздина» под своей крышей приютил Центр реабилитации «Рассвет». Сегодня на его базе работает Центр аутизма, который ведет работу с детьми от года до 18 лет с нарушениями поведения и коммуникативных навыков. 80% рябят находящихся в центре – аутисты.

Основная «коварность» аутистических расстройств в том, что они незаметны. До поры до времени. Дети рождаются абсолютно здоровыми. Выраженные симптомы заболевания могут проявиться, когда ребенок уже начинает самостоятельно ходить, а постороннему глазу они могут быть вовсе не видны. Родители начинают замечать, что их ребенок ведет себя не как все дети: не может сосредоточиться, ему трудно даются простые действия, наблюдается замедленность. Далее следуют долгие хождения по врачам, и как итог – туманный диагноз «детский аутизм». Принять его бывает очень нелегко, тем более, когда ничто не предвещало беды. Для родителей это становится потрясением, возникает мучительный вопрос «что делать?». Многие начинают убеждать себя, что виной всему врачебная ошибка, ребенок на самом деле болен чем-то другим. Теряется драгоценное время. А ведь чем раньше начать заниматься развитием особенного ребенка, тем больше шансов достичь положительных результатов.

Современная медицинская наука до сих пор не может прийти к единому мнению по вопросам этимологии заболевания и факторов риска аутистических расстройств и, соответственно, методов их лечения. И хотя аутисты вполне социализируемы, чтобы получить элементарные навыки самообслуживания, такому ребенку требуется времени в десятки раз больше, чем его обычному сверстнику. Поэтому, можно говорить о том, что проблема социализации аутистов – это проблема терпения и еще раз терпения. Не каждый взрослый при современном бешеном темпе жизни имеет такой ресурс. Но он есть у педагогов Центра аутизма санатория «Рассвет».

Главная особенность омского центра аутизма, отличающая его от других  подобных центров - сбалансированное комплексное взаимодействие медицинского лечения с педагогическими практиками (воспитание и обучение). С ребенком по индивидуальной программе работает бригада врачей и педагогов. Комплексная методика, применяемая в Центре аутизма, позволяет особым детям получить опыт социального взаимодействия со сверстниками, навыки самоидентификации и самообслуживания, научиться  соблюдать режим. Последний пункт очень важен. Дети с аутизмом практически не спят, крайне избирательны в приеме пищи.

Это такие дети, как, например, Егор Пропалов. Озорной мальчишка, который вместе с мамой приехал в омский Центр аутизма из Новосибирской области. Егору четыре года. На первый взгляд это самый обыкновенный ребенок. Вот он играет, прыгает, резвится, а потом, обнаружив повышенное внимание к своей персоне, застеснявшись, уходит в сторону. Ничего необычного - нормальная детская реакция. Поймав на себе взгляды, Егор впадает в глубокую задумчивость, уходит и начинает перебирать игрушечные кубики. Перебирать их, не обращая внимания ни на что вокруг, он может часами.

Диагноз «аутизм» Егору поставили в 2016 году в возрасте 2 лет в новосибирской областной больнице. Потом этот же диагноз подтвердили в омском «Евромеде». В медицинских учреждениях ребенку с таким заболеванием могут предложить только лечение. Об обучении речи не идет.

Рассказывает мама Егора Наталья Пропалова:

- Я узнала, что у нас в Новосибирске в реабилитационном центре есть «Школа Бороздина». Стала искать в Интернете, и поисковик выдал еще и центр в Омске. Для нашей семьи это очень хорошо. Во-первых, муж часто ездит в Омск в командировки, для нас это удобно. А во-вторых, и это даже важнее, в омском центре действует группа кратковременного пребывания с девяти утра до пяти вечера. В это время ребенок проходит все необходимые процедуры и занятия. В Новосибирске таких групп нет даже в самом центре Алексея Бороздина.

Интенсивный курс сроком на три-четыре недели предполагает обучение и закрепление элементарных бытовых навыков. Именно этот курс мальчик проходит в Центре аутизма санатория «Рассвет». За это время педагогам центра необходимо найти индивидуальный подход к ребенку, «нащупать» импульс, который в результате приведет к положительной динамике. Именно этого чаще всего ждут родители.

Упор всегда делается на поведение ребенка. Даже у внешне спокойных детей-аутистов, в той или иной мере, присутствует элемент агрессивности, капризности. По этой причине, родителям в большинстве случаев отказывают при устройстве ребенка в детский сад. В Омске ни один детский сад (даже частный) не берет особенных детей. Но как быть? Ведь общение со сверстниками – важнейшая составляющая социализации ребенка. Да и многие бытовые навыки осваиваются гораздо быстрее, если родных нет рядом. Каждому родителю свойственна естественная жалость к своему чаду, порождающая желание «помочь», сделав за него ту «работу», которую он должен научиться делать самостоятельно.

Руководитель отделения аутизма Центра реабилитации «Рассвет» Елена Толпекина поясняет:

- Курс «Интенсив» не предполагает, что результаты, достигнутые за три недели - это навык полученный уже навсегда. В ходе этого курса перед педагогами стоит задача не столько обучить, сколько показать, помочь раскрыть возможности к социализации. Те бытовые действия, которым педагоги нашего центра обучат ребенка, должны постоянно закрепляться дома, чтобы не было отката назад. А регресс наблюдается очень часто. И не потому, что родители как-то неправильно занимаются, а потому, что таково зачастую течение заболевания.

Прошло три недели пребывания семьи Пропаловых в Омске. Можно говорить о первых итогах.

У 4-летнего Егора Пропалова, говоря казенным языком, наладилась устойчивая положительная динамика. Мальчик освоил ранее недоступные ему сидячие занятия. Вот он спокойно сидит и лепит фигурки из пластилина или рисует. Егор стал лучше ориентироваться на местности: теперь он уже сам ведет маму за руку от автобусной остановки до санатория, показывая дорогу. Стал реагировать на обращенную к нему речь, и даже произносить отдельные слова. Егор самостоятельно пытается (и успешно) одеться: раньше без посторонней помощи он этого сделать не мог.  Но самое главное изменение, о котором мама говорит со слезами на глазах: сын стал играть с другими детьми.

Пока Егор еще не отзывается на свое имя, воспринимая интонацию, но не конкретные фразы. Преодолеть этот барьер – задача следующего этапа работы педагогов Центра аутизма.

- Достижение этого эффекта, - рассказывает Елена Толпекина, -  конечно же, возможно. Но прогнозировать что-либо сложно. Я, по крайней мере, таких прогнозов стараюсь не давать. Тоже самое и с общей оценкой результата курса. Категории «хороший-плохой» тут неуместны. Все дети очень разные, к каждому нужен свой подход. Например, Егор сам пока не засыпает. Ему обязательно нужно чтобы с ним рядом кто-то посидел. Мне как педагогу видится, что за этот месяц мы бы могли еще чего-то добиться. Например, провести курс АВА-терапии, которая направлена именно на выравнивание поведения. А для мамы, и особенно папы, который видит сына реже, изменения очень существенны.  «Он у нас каждый день делает что-то новое» - говорят счастливые родители.

Есть еще одна важная деталь, подчеркивающая уникальность омского Центра аутизма при санатории «Рассвет». В течение всего курса педагоги ежедневно ведут записи по каждому ребенку. Эта своеобразная «хроника пребывания», по сути, и медкарта для лечащего врача, и дневник для педагога-дефектолога, и методическое пособие для родителей. Когда курс обучения в Центре аутизма завершается, папку отдают родителям. А затем она уже передается дефектологу по месту жительства. Делается это для того, чтобы социализация ребенка не прерывалась. Занятия не должны прекращаться по окончанию курса, чтобы через полгода, когда родители снова привезут своего ребенка в «Рассвет», педагоги не начинали все заново, а могли развивать уже достигнутые и закрепленные результаты.

На банальный вопрос «Довольны ли вы результатом?» Наталья Пропалова не задумываясь ответила: «Конечно. Мы обязательно приедем к вам весной».  Егор сначала неуверенно помахал ручкой, а затем побежал обнимать воспитателей Центра, которые за столь короткий срок смогли  стать для него такими близкими людьми.

Многие ребята, которые становятся воспитанниками Центра аутизма санатория «Рассвет», не могут зваться «пациентами». Называть так этих детей некорректно, хотя они как никто другой нуждаются в постоянной заботе. Это требует от родителей и педагогов не только любви, но силы воли. И, конечно же, терпения. От общества, которое вроде бы постепенно исцеляется от привычки брезгливо отворачиваться от таких людей, много не требуется. Не столько терпение, сколько терпимость. Но даже этого нам всем пока не хватает.

Сергей Наумов

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.