Вы здесь

"Нашли кому верить - правительству"

Проблемный дом на Мишина, 8 (Московка-2) уникален тем, что строился под гарантии и под эгидой правительства Омской области. В его пиаре принимал участие непосредственно экс-губернатор Виктор Назаров. Сдача объекта была намечена на декабрь 2014 года, но на последнем этапе вдруг выяснилось, что при возведении дома допущены многочисленные нарушения, и заселяться в него опасно. С тех пор дольщики дома обивают пороги высоких кабинетов. Все пять последовательно сменивших друг друга министров строительства и ЖКХ Омской области клялись им, что достроят объект. Назаров обещал, что 31 июля 2017 года вручит «мишинцам» ключи от квартир. Ни ключей, ни квартир, ни (теперь уже) Назарова в должности губернатора. Сейчас обманутые в своих ожиданиях бюджетники (большинство тех, кто вложился в жилье, – это врачи, учителя, работники культуры) хотят донести информацию до нового главы региона в надежде, что он, наконец, поставит точку в их жилищных мытарствах.  

"Не будем о прошлом…"

31 октября дольщики «правительственного дома» вышли на пикет у Законодательного собрания, поставили палатку и развернули плакаты. Акция была согласована, но появление пикетчиков (их было около 15 человек) все же растревожило чиновников. Почти сразу на мероприятии появился парламентер от власти. Минут двадцать он уговаривал нескольких дольщиков отправиться на встречу с заместителем министра строительства и ЖКХ Сергеем Кошелевым. Мол, у того есть новая информация, связанная с домом у «Ленты» (еще одно название долгостроя, прижившееся в местной прессе). 

– Так пусть Кошелев выйдет сюда и поговорит со всеми сразу, – не соглашались участники акции.    

– С Кошелевым лично я уже раз двадцать встречался. Последний раз – несколько дней назад. Результата как не было, так и нет. Что нового он может нам сообщить? – пожимал плечами дольщик Сергей Черкасов.

После настойчивых уговоров трое активистов все же согласились пойти к Кошелеву на прием. Разрешили на встрече присутствовать и журналистам.

Вид у замминистра был грустный. Чувствовалось, что это утро у него не задалось. На подмогу себе он позвал начальника Главного управления государственного строительного надзора и государственной экспертизы Омской области Анатолия Скоробогатько.

– Вы знаете, мы искренне пытались решить проблему в кратчайшие сроки, – с едва уловимым отчаянием в голосе произнес Сергей Кошелев. Но тут же его голос обрел привычную твердость, и он добавил:

– Сейчас руководство рассматривает три варианта решения этой проблемы.

– Какие? – встрепенулись дольщики.

– Я не могу вам этого сказать. Но руководство в курсе этой ситуации! – отчеканил замминистра.

Дольщики, было, открыли рот, чтобы уточнить про варианты, но на выручку коллеге пришел Скоробогатько. Он объяснил, что сейчас делается новая техническая экспертиза, на этот раз –  всего объекта.

– Пока все работы приостановлены, потому что у нас нет технических решений, – честно признался чиновник. – Дождемся экспертизы, потом посмотрим.

– Это уже какая  по счету-то будет? Пятая или шестая экспертиза? – сдерживая возмущение, поинтересовались дольщики. – Мы почти весь прошлый год ждали заключение экспертов. Теперь снова ждать… Что же мешало вам выполнить такую экспертизу дома в самом начале?

– Давайте не будем сейчас вспоминать о прошлом, – отрезал Скоробогатько.

– Тогда предоставьте нам возможность поговорить с новым губернатором! – стали настаивать дольщики.

– Дайте войти губернатору в тему! – воскликнули чуть ли не хором чиновники.

– Мы боимся, что тема будет озвучена ему сглажено, – парировали дольщики. 

– Никто вас не бросит, – заверил Кошелев визитеров на прощание. – Если экспертиза будет плохая, вас или расселят, или вернут вам деньги.

Заманивали правительственными гарантиями

Свежо предание, да верится с трудом. Примерно с таким настроением дольщики вышли из кабинета. Прерывать акцию они пока не намерены (пикет был согласован на четыре дня – с 31 октября по 3 ноября).  

Как мы упоминали чуть выше, квартиры в этом доме покупали по преимуществу бюджетники. Многим приходилось брать ипотеку.   

– Я лежала в роддоме, когда мне позвонили и пригласили в АЖС («Агентство жилищного строительства Омской области» – прим.ред.), – рассказывает участница пикета Юлия Елизарова. – Конечно, меня подкупило то, что дом строится под эгидой правительства. И многих льготников привели сюда точно так же, как и меня. Звонили, обещали, что гарантии железные.

Галина тоже купилась на посулы, раздаваемые чиновниками.

– Я увидела огромный плакат с Виктором Назаровым, рекламирующим этот дом, и настолько уверилась, что в том, что этот объект будет сдан вовремя и без проблем, что вложила деньги именно сюда. Хотя у меня  были и другие варианты: я покупала за наличные и без ипотеки, – вспоминает Галина. – Сделка состоялась в октябре 2014 года. В декабре 2014 года планировалась сдача дома, а в марте 2015 года мы должны были въехать в квартиры. Теперь вообще непонятно, справим ли мы когда-нибудь в этом доме новоселье?

Интересно, что квартиры в «правительственном доме» продолжали продавать даже тогда, когда объект был уже «заморожен», вводя в заблуждение относительно хода стройки и сроков сдачи.

Бюджетница Елена Берзина семь лет стояла в очереди на беспроцентную ипотеку. Зимой 2015 года Лене позвонили и предложили сделать первый взнос. Дескать, к 1 марта объект уже сдадут.

–  Я стала платить исправно. Через полгода думаю: странно как-то все это. Никто мне не звонит, не говорит про заселение. Пошла в АЖС, чтобы разузнать, что да как, и встретила там других жильцов из нашего дома. От них узнала, что по факту строительство было заморожено еще в 2014 году, и когда достроится дом, неизвестно. У меня натурально был шок. С тех пор нас кормят обещаниями. Подождите то до июля, то до октября. Наша семья, как и многие другие, мыкается с детьми по квартирам, платит ипотеку.

У Елены ежемесячный платеж – 8 тысяч. Но есть на Мишина, 8 и такие ипотечники, кому приходится каждый месяц отдавать по 30-40 тысяч рублей.  

Обрушится, не обрушится?

Еще раз акцентируем ваше внимание на том, что дом был построен с грубейшими нарушениями. Установить это, правда, удалось в самый последний момент. Три года идут разбирательства, в том числе, и судебные. Выяснилось, что на строительстве объекта было украдено  28 миллионов рублей. Бывший директор АЖС Андрей Котов отправился на три года в колонию.

Потом на объекте стали меняться подрядчики. Предпоследний ушел в сентябре, видимо, из-за того, что понял: достроить дом будет крайне проблематично. Потребуется усилить несущие колонны, перекрытия, наружные стены, но даже это не гарантирует последующую безопасность жилого здания.

Юлия Елизарова боится, что дом могут специально признать годным для достройки, а потом он обрушится точно так же, как казарма в поселке Светлый. Она не одинока в своих страхах. 

– Жить в этом доме опасно. Он может сложиться как карточный домик. Но власти не хотят признавать этот дом аварийным, потому что им это не выгодно. На доведение до ума этого объекта выделяются деньги, десятки миллионов рублей. Но зачем в него вкладывать, если дом все равно развалится? Он сейчас, безо всякой нагрузки, разрушается. А что будет, когда заедут люди, поставят мебель, займутся ремонтом? – вопрошает Нина Киселева. На пикте она представляет интересы своей дочери Натальи, врача медсанчасти.

И Нина Киселева, и Юлия Елизарова уверены: дом необходимо признать аварийным.

– При строительстве использовался самый дешевый бетон, настолько непрочный, что при небольшом воздействии уже начинает крошиться, – говорят дольщики. – Результаты экспертиз нам не предоставляли, но мы слышали, что первые два этажа будто бы полностью надо переделывать. А это значит, что и весь дом. Кроме того, в одной из экспертиз говорится, что наша многоэтажка находится в аварийном (!) состоянии.  Но по-прежнему ведутся разговоры не о том, чтобы вернуть нам деньги, а о том, чтобы достроить этот дом. Им-то самим в нем не жить.   

Пока дольщики бодаются с чиновниками, воры разоряют дом. Трубы и радиаторы из квартир благополучно срезали и вывезли в неизвестном направлении неустановленные лица. Чиновники настаивают на том, что объект находится под охраной. Но в действительности никаких сторожей там нет. Это подтверждают жители близлежащих домов. Месяц назад мы вместе с активистами ездили «навестить» многоэтажку. Я разговорилась с одной из местных жительниц, которая подошла посочувствовать дольщикам.   

– Ни разу я тут охранников не видела. А вот машины, отъезжавшие отсюда по ночам, замечала, – рассказала мне женщина.

Поверили чиновникам? Сами виноваты!

Квартиры в доме на Мишина,8 предлагало «Агентство жилищного строительства Омской области», но продавались они через другую учрежденную региональным правительством фирму – «Фонд «Жилище». При этом стоимость каждой квартиры увеличивалась на 600-700 тысяч. Так, двухкомнатная квартира Галины по договору покупки с АЖС стоила 1 миллион 655 тысяч рублей, но отдала она за нее 2 миллиона 265 тысяч – согласно договору с фондом.

По словам Сергея Кошелева, посредническая прибыль «Фонда «Жилище» в размере 48 миллионов рублей потрачена на уставные цели – строительство и проектирование. Однако Юлия Елизарова вспоминает, что министр строительства и ЖКХ Владимир Стрельцов на личном приеме сказал дольщикам, что не понимает, для чего была создана схема с перепродажей квартир.

– Я думаю, что нас просто обокрали, а фонд «Жилище» был создан правительством Омской области для отмыва денег, – полагает Сергей Черкасов. – Ведь признал же Стрельцов в частной беседе, что там использовались серые схемы! Я и у Кошелева спрашивал:

– Как же так получилось, что правительство нас кинуло?

Он мне в ответ:

– А ты зачем в этом доме квартиру покупал?

– Как, зачем? Я поверил правительству.

– Нашел, кому верить.

В доме на Мишина, 8 – 108 квартир. Однажды, устав от сетований дольщиков, чиновники предложили им получить квартиры в других домах, которые также являются проблемными объектами и неизвестно когда будут достроены. Причем, предложили всего 39 квартир вместо 108. В другой раз тем, кто требует вернуть вложенные средства, согласились их вернуть. Но – частично: только ту сумму, которая фигурирует в договоре с АЖС.  

– То, что мы доплачивали по договору с «Фондом «Жилище», – а это 600-700 тысяч с каждой квартиры, – они оценили как наши риски, – говорит Сергей Черкасов. – И возмещать эти риски они нам не намерены.

Между тем на сайте Минстроя РФ с недавних пор можно найти информацию о том, что объект на Мишина, 8 (строительный адрес дома) уже сдан. Омские чиновники, дабы ненароком не навлечь на себя начальственный гнев федералов, сделали главное – отчитались на бумаге. Судьбы людей их заботят не так сильно, как собственная карьера.

Лика Кедринская

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.