Вы здесь

Повелители мутной воды

Омская пенсионерка Тамара Михайловна Фоменко вступила в противостояние с  монстром, которого еще никому не удалось одолеть. Не властны над ним, как показывает многолетняя практика, никакие судебные инстанции, надзорные органы, не  говоря о горсовете, горадминистрации: он собирает с жителей города денег сколько ему угодно. Есть в нем черты сходства с мифологическим животным, представленным в фильме  «Левиафан», но имя у этого могущественного земноводного  гораздо более приземленное  - зовут его «Омскводоканал»

Суды остались не при делах

Одиннадцать с лишним лет назад, в апреле 2006-го,  «Новая» рассказывала о том,  что тарифы на холодную воду выросли в Омске в один момент на 516%, то есть более,  чем в 6 раз (хотя по распоряжению федерального правительства не должны были увеличиваться  больше , чем на 20%). Никто не объяснил тогда жителям города, чем вызван столь умопомрачительный рост.  Год с лишним спустя причина его прояснилась: газета «Ведомости» (от  6 декабря 2007 г. ) сообщила о том, что согласно реестру юридических лиц владельцем «Омскводоканала»  после его приватизации стала организация  «Западно-Собирское водное партнерство», 25,2% акций которого принадлежит фирме «Ивитал люкс»,  контролируемой, по данным издания, сыном тогдашнего омского губернатора  Алексеем  Полежаевым. В дальнейшем те же «Ведомости», а также газеты «Век», «Коммерческие вести», журнал «Бизнес-курс» проинформировали своих читателей о том, что «Омскводоканал» перешел в собственность двух кипрских компаний, одна из которых («Дольсемиа Холдингз Лимитед») владеет такой же долей (25,2%) и находится под контролем того же физического лица. Приватизация происходила как раз во время взлета тарифов.

Прокуратура  не упустила его из виду и подала в областной суд иск в защиту неопределенного круга лиц . Облсуд решил не  рубить сплеча их расходы на холодную воду, а  испросить  совета у высоких авторитетов – направил запрос в Конституционный суд.  КС  в  феврале 2007-го  за подписью председателя В.Д. Зорькина вынес определение о том, что местному самоуправлению следует «пересмотреть размер платы граждан за коммунальные услуги» и «суммы необоснованно полученных платежей зачесть им при расчете в последующие периоды».

Определение замечательное, но его можно было не исполнять -  оно носило «рекомендательный характер»: суд высшей инстанции рекомендовал, но не обязывал омские власти  (что странно само по себе,  не правда ли?) вернуть  омичам  то, что у них украдено  с участием этих властей. Они же поняли эту рекомендацию правильно  - как разрешение  дальше обворовывать горожан.  Естественно, областная Фемида определение проигнорировала, а общественность узнала о нем лишь два года спустя, когда его случайно выловили в Сети омские правозащитники, но придать юридическую силу постановлению КС они не смогли.  И водные тарифы остались преувеличенными в 6 раз, в дальнейшем возрастая своим чередом – проценты ежегодного роста накручивались уже на это преувеличение.

Программа работала на износ

Но  «Омскводоканалу» этого было мало. В феврале 2008 он  представил в городской  совет «инвестиционную программу по развитию системы водоснабжения и водоотведения до 2013 года». На ее выполнение, по расчетам предприятия, требовалось  3,537 млрд.  рублей. Эти средства предлагалось изыскать в том числе и в карманах потребителей – физических и юридических лиц,  предъявив им внеочередные надбавки к тарифам.

Программа  народными избранниками была принята.  В сентябре 2012 - через  4,5  года  они обсудили ее итоги, и пришли к выводу, что  она  сорвана,  Директор департамента городского хозяйства  Игорь Михайлов  привел факты обескураживающие: «На пятый год практически ни одно  мероприятие  программы не выполнено. Состояние муниципального имущества, переданного в аренду, ежегодно ухудшается. Если в 2008 году износ сетей составлял 72%, то в 2011 году этот показатель достиг 80,65%»  При этом, заметил чиновник мэрии, «с 2005 по 2011 годы  тариф «Омскводоканала» вырос в 13 раз, а размер годовой выручки — с 1,2 млрд руб. до 4 млрд.  руб.», то есть за Алексея Полежаева и других неизвестных владельцев акций на обитаемых ими островах можно было абстрактно порадоваться.  Впрочем, как выяснилось, не обижали они и сотрудников своей  компании. В июле 2013 года областное Следственное управление СКР возбудило уголовное дело в отношении неустановленных лиц  РЭК Омской области  по ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Как сообщалось на сайте ведомства, «Региональная энергетическая комиссия в 2011-2012 гг. незаконно включила в тарифы на воду 62 млн. рублей: эти деньги компания тратила на корпоративные праздники и путевки в детские оздоровительные лагеря. При этом абоненты «Омскводоканала» оплачивали необоснованно завышенную стоимость коммунальных услуг».

Дело в отношении председателя РЭК Евгения Марченко  пять раз  возбуждалось и приостанавливалось, так и не дойдя до суда (по версии информированных источников, спасло его то, что он ранее работал в «Омскгоргазе», контролируемом тогдашним сенатором, ныне депутатом Госдумы Андреем Голушко), а вопрос о возврате  омичам переплаты никому из представителей власти, например, депутатам, разных уровней, в голову не пришел: ведь они занимаются реальными делами, а это – фантастика.

Надбавки из воздуха

И грабеж жителей Омска продолжился. Из уважения к отцу и сыну (хотя Леонид  Полежаев на тот момент уже не был губернатором) горсовет продлил все - таки «инвестиционную программу»  еще на два года – до 2015, дав  карт-бланш на дальнейшее повышение цены холодной воды – и текущее, раз в год, и «программное».

Ни одно из этих постановлений Тамара Михайловна не оспаривает. Не упоминается в ее иске к «Омскводоканалу» и  шестикратный рост тарифов зараз, который мог бы  претендовать на всероссийский рекорд  (а, возможно , и включение в книгу Гиннеса).

- Это дело давнее. И вообще я обжалую не решения органов  власти – у меня нет по ним документов, хотя  знаю, что вокруг этой организации беспредел творится уже много лет.  Я оспариваю только надбавки за 2015 год, потому что они появились вообще из воздуха – инвестиционная программа в то время уже не действовала…

Да, в конце 2014 года, заслушав отчет ОАО  о проделанной работе,  городские парламентарии не рискнули далее ее продлевать. Но на прибыль компании и убытки ее абонентов это не повлияло никак: она продолжала выставлять им счета с новыми надбавками, и к ним теперь уже ни горсовет, ни мэрия отношения не имели. Пенсионерка спрашивает в своем иске: «Откуда эти надбавки взялись?».

Они могли взяться только из инвестпрограммы, но ни в одном документе, говорит Тамара Михайловна, не сказано, что она включает в себя 2015 год.

- До 2015 не значит включительно. Я посмотрела в словаре Ожегова: «до» означает границу, предел.  Если программа до 2015, значит, он в нее не включен. Я делала запросы в мэрию, горсовет, министерство ЖКХ России,: они подтвердили, что 2015 в программу не входит. И сам Омсководоканал подтвердил: я задала ему вопрос через газету «Ваш Ореол»  «утверждена ли инвестпрограмма на 2015», ответ был: «Нет. Не утверждена». Программы в 2015 не было, но они продолжали брать с населения деньги на ее выполнение.

С 1 июля 2015 тариф на холодную воду в Омске увеличился на 13%,  в декабре - на 15%, и с июля 2016 повысился снова. Хотя в федеральном законе (ФЗ - 210) сказано, что тарифы на услуги ЖКХ могут повышаться не чаще одного раза в календарный год. «Никто «Омскводоканалу» разрешения на повышение не давал - они сами включили надбавку в свои квитанции, и люди то, что им присылают, оплачивают – никто не спрашивает «За что?».

Храмы на воде?

Во всем миллионном Омске задалась этим вопросом одна пенсионерка  Т.М.Фоменко. «Я - сирота войны: мне госпошлину платить не надо, вот и бегаю по судам. Я и в советские времена этим занималась – меня выбирали в народные заседатели. А  в 90-е годы стала правозащитницей, состою  в областном комитете по правам человека…».

«Бегает» она с полиэтиленовыми мешками,  в которых килограммы казенных бумаг. Мировой суд, в котором рассматривается ее иск, находится в пятиэтажном здании, смахивающем снаружи  и внутри на армейскую казарму  и на управление исполнения наказаний. Все  судебные участки – на верхнем этаже, вероятно, чтобы посетители, среди которых немало сверстников Тамары Михайловны, опираясь на палки,  тренировали  ноги и дыхание.

Она требует  снять с нее долг за холодную воду, образовавшийся за 2015 год, поскольку оплачивала ее исправно, вычеркивая из квитанций только «инвестиционные надбавки». Набралось их на 237 руб. 82 коп. «Столько переплачивали все горожане. А если все посчитать,  начиная с 2006 года, выйдет сумма во много раз больше. Но этим пусть займется кто-то другой. Знаю точно, что прибыли «Омскводоканала» исчисляются  миллиардами –эти данные публиковались в СМИ».  Кажется, они могли бы заинтересовать Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального – дело это вполне по его масштабам. Тамара Михайловна его расследованиям доверяет.

Интересно было бы ей узнать, на что эти миллиарды тратятся.  Тут мы можем только строить догадки. Особенно бурный рост тарифов «Омскводоканала» совпал с воздвижением главных в городе храмов. Строительство шло по инициативе бывшего губернатора, чей сын является совладельцем этого предприятия. Л.К.Полежаев не раз заявлял в том смысле, что было бы у жителей Омска желание, а деньги на это благое дело он сам найдет. И находил их,  хоть и не без помощи правительств России и Омской области, но были и неизвестные спонсоры. Отсюда можно предположить. что часть средств, переплаченных омичами за воду – по инвестиционной программе сына экс-губернатора,  направлялась на инвестиционную программу отца. Если так, то из наших кранов течет воистину святая вода.

Судебное разбирательство по иску пенсионерки Тамары Фоменко продолжится 3 октября.

Георгий Бородянский

 

 

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.