Вы здесь

Убить человека…

Адвокатские истории от Юлии Копейкиной и Сергея Еремина: поступать ли по заповедям  с душегубами?

История эта произошла на территории одного из садоводческих обществ  Томска. Была глубокая осень. Погода стояла как сейчас - снег с дождем, ветер и слякоть, холодно и промозгло. С участков уже давным-давно поразъехались все дачники и огородники, сезон закрыт до весны. Электричество отключено. До ближайшего поселка с магазином и колонкой для воды - пара километров. Остались только единичные обитатели, которые только по им одним ведомым причинам не переехали еще на зимние квартиры в город. На улице темнеет рано, освещения нет. Самое время для  любителей поживиться за чужой счет, «экспроприаторов» нехитрого огородного имущества , заботливо складированного до следующего сезона в сараях, а также немудреного домашнего скарба, оставленного в домиках.

И вот в один из таких вечеров сидит у себя в домике при свете керосиновой лампы пенсионер лет 75. Уважаемый человек, работяга, своим трудом поднявшийся до руководителя среднего звена строительной организации. Честный, нежадный и независтливый, никому в помощи не отказывающий. Инвалид, не может разговаривать, поскольку в прошлом году был прооперирован в связи с раком горла. Пытается изъясняться, но раздаются только булькающие или глухие звуки, хотя при желании можно догадаться о чем речь.  Из-за артрита коленей плохо ходит, пальцы на руках болят, плохо сгибаются.

 Часов около восьми вечера раздается стук в дверь. Открывает – стоят на пороге два типа маргинального вида и просят пустить погреться, вроде как в темноте заплутали, а погода вон какая, да грязь на дороге непролазная. Не откажи мил человек в любезности, прояви человеколюбие.

Ну что же… все мы люди, все мы человеки. Заходите: вон печка, грейтесь. Посидели наши пилигримы маленько, огляделись по сторонам, оттаяли…Вопросы начали задавать. Что,  да как, да почему? Выяснили, что один он тут совсем, соседей нет в округе.

- А может, пожевать что есть? 

Поставил на стол два стакана, хлеба, колбаски порезал, чаю предложил: угощайтесь…

- Чаю мы не хотим, да и харчей маловато …Не уважаешь ты нас! Давай чего покрепче, да побольше!

 - Так ведь нету у меня, за ненадобностью…

- Врешь, старый! Нельзя быть жадным! Господь велел делиться! И деньги гони, тебе они ни к чему…Одной ногой уже в могиле стоишь, а сейчас мы тебе туда и вторую поможем поставить!

И начали эти два люмпена вдвоем старика волтузить…Сильно, больно, жестоко…Покуражились вволю…И руками били, и ногами…с перерывами на отдых.

Чует дед – забьют ни за что. Уже хрипеть начал… Жестами показал: мол, хватит, есть у меня, спрятано в теплице, сейчас принесу, а то сами не найдете…

Обрадовались живодеры,  осклабили свои мерзкие рожи. Один развалился на старом диванчике, пузо свое немытое чешет… Второй у стола сидит, жрет как свинья, на пол плюет. А дед на полу от боли корчится. Пнула его эта мразь ногой: давай, мол, пошевеливайся, а то трубы горят, душа томится!

Выполз дед кое-как на крылечко, отдышался маленько, пошарил рукой в темноте под крыльцом и, с трудом поднявшись, вернулся в дом.

Сразу с порога, ни слова не говоря, зарядил дед в лоб сидящему у стола небольшой кувалдочкой, прямо промеж его выпученных рыбьих глаз! Да так, что череп треснул. Свалился этот  бандерлог на своего напарничка, который от неожиданности опешил и рот раззявил, и придавил его своей тушей бездыханной. Попытался тот было встать, но не смог, успел его дед по темечку приложить все той же кувалдочкой…

Огляделся дед, отдышался и пошел в поселок. Добрел кое-как до магазина, написал на бумажке, попросил скорую да милицию вызвать. Дождался, сам привел и все показал.

Возбудили дело в отношении деда по ст.105 – убийство. Задержали на двое суток в ИВС. Привезли в суд на арест. Видно, что дед правду говорит, хотя и слышно плохо и непонятно, но честно, ничего не скрывает. По лицу его избитому видно, по телу в синяках да ссадинах. Однако ж убийство, особо тяжкая статья… Первого сразу на глушняк, а второй – растение, перешел в вегетативное состояние, впал в кому. По такой статье всегда арестовывают…

Долго думал судья. Но прислушался к нашим доводам, не стал арестовывать деда, не посчитал его социально опасным для общества…Вздох облегчения прозвучал в зале суда после оглашения постановления. Видно было, что даже следователь и милиционеры сочувствуют деду.

Вот только сам дед после этого слег…переживал очень, все-таки какого-никакого, а человека убил…Через месяц его не стало - сердце не выдержало…

Юлия Копейкина (Томск), Сергей Еремин (Москва)

 

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.