Расследования
Как опер Омского ЦПЭ подписал Постановление о результатах ОРД за начальника
Все «доказательства» по делу моего сына незаконны – об этом говорится в Постановлении Верховного суда РФ Суд над моим сыном...
Фото: Открытый источник

Все «доказательства» по делу моего сына незаконны – об этом говорится в Постановлении Верховного суда РФ

Суд над моим сыном за жалкие чужие репосты – добровольно удаленные им 2,5 года назад (!) – длится уже полгода.

Перед решающим судебным заседанием мы обратились к известному московскому правозащитнику Алексею Федярову. «Перелопатив» более 1,5 тыс. страниц этого уголовного дела, Алексей подготовил «Ходатайство об исключении доказательств…». Из него следует, что абсолютно все так называемые «доказательства» по делу моего сына незаконны – о чем говорится и в Постановлении Верховного суда РФ. Это ходатайство – в своем роде шедевр, поэтому я процитирую его почти целиком. В нем предельно ясно говорится о качестве работы сотрудников омского ЦПЭ, следкома, прокуратуры.

Вместо начальника ЦПЭ постановление о передаче результатов ОРД вынес обычный опер

«В качестве доказательств вины парня представлены результаты оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), переданные следственному органу ЦПЭ УМВД России по Омской области.

В частности, постановлением от 22 декабря 2016 года в следственное управление Следкома России по Омской области переданы результаты оперативно-розыскной деятельности (ОРД) на 80 листах. Согласно пункту 9 Инструкции о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд от 27 сентября 2013 года N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68, представление результатов ОРД… осуществляется исключительно на основании постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД.

Указанное же постановление подписано старшим оперуполномоченным Омского ЦПЭ Денисом Шенгальцем, в полномочия которого принятие подобных решений не входит.

Данное обстоятельство само по себе является полным и исчерпывающим основанием для признания как постановления, так и всех переданных в его исполнение результатов ОРД недопустимыми доказательствами с связи с существенными нарушениями закона при их получении. Однако переданные результаты ОРД не могут быть признаны допустимыми доказательствами и по иным, не менее существенным основаниям».

Рапорт «о преступлении» подан незаконно

«В деле имеется рапорт начальника Омского ЦПЭ Булата Хайруллина на имя врио зам.начальника УМВД России по Омской области об обнаружении признаков преступления от 19 декабря 2016 года.

Согласно рапорту, к нему приложены документы на 57 листах.

Однако перечня указанных документов рапорт не содержит. Более того, все результаты ОРД, на которые имеется ссылка в рапорте, переданы указанным выше постановлением тремя днями позже, 22 декабря 2016 года и ни при каких обстоятельствах не могли быть использованы до решения об их представления в следственный орган в качестве приложений к этому рапорту.

Инструкции о порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд устанавливают порядок использования результатов ОРД в качестве доказательств. Основанием для их приложения к рапорту об обнаружении признаков преступления в любом случае служит постановление о представлении результатов ОРД органу дознания, следователю или в суд. На момент подписания указанного рапорта данное постановление вынесено не было и материалы дел оперативного учета не могли быть использованы для осуществления проверки в порядке статей 144-145 УПК РФ».

Следователь Гордеева возбудила дело на основании незаконного постановления

«Постановление о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности следователю от 22 декабря 2016 имеет приложения в виде 80 листов. Объем самого постановления – 3 листа.

Постановлением старшего оперуполномоченного ЦПЭ Дениса Шенгальца материалы на 83 листах (результаты ОРД на 80 листах и постановление об их представлении на 3 листах) переданы по посредственности в следственное управление Следкома.

Таким образом органом внутренних дел в следственный орган переданы исключительно результаты ОРД, без каких-либо иных процессуальных материалов.

Следователь Ксения Гордеева, не проводя каких-либо проверочных мероприятий, составила рапорт об обнаружении признаков преступления и 26 декабря 2016 года возбудила уголовное дело по признакам ч.1 ст.282 УК РФ.

Таким образом, при возбуждении уголовного дела следователь Гордеева основывалась исключительно на материалах оперативно-розыскной деятельности, представленных на основании постановления, вынесенного с существенными нарушениями закона, лицом, не уполномоченным на принятие данного решения.

При таких обстоятельствах возбуждение уголовного дела не может быть признано законным и обоснованным, а доказательства, полученные в ходе его расследования, допустимыми».

ЦПЭшники «осмотрели» квартиру как место происшествия, которого… не было! И спутали адрес

«Отдельной оценки требуют представленные органом дознания результаты ОРД, связанные с проникновением в жилище парня и изъятия компьютера.

Согласно постановлению о преставлении результатов ОРД и постановлению о передаче материалов по подследственности, ЦПЭ передал следственному органу «акт обследования помещения, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств по адресу: Омск, ул.50 лет ВЛКСМ, д.7 кв.111» (это не наш адрес – авт.).

Указанного документа в деле нет.

В деле имеется протокол осмотра места происшествия от 19 декабря 2016 года, проведённого по адресу: Омск, бульвар Архитекторов (наш адрес – авт.).

Очевидно, что помимо расхождений в адресе проведения данного незаконного действия, протокол осмотра места происшествия – следственного действия, проведенного в порядке, предусмотренном статьями 176 и 177 УПК РФ, не может быть признан актом обследования помещения… - то есть оперативно-розыскным мероприятием, проведенным в порядке, регламентированном статьями 6,7,8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

В свою очередь, осмотр места происшествия произведен с существенными нарушениями процессуального закона и не может являться допустимым доказательством.

Так, на момент проведения осмотра места происшествия в УМВД России по Омской области не было зарегистрировано какого-либо сообщения о преступлении, позволявшего осуществление процессуальной проверки и указанного следственного действия. Сам протокол осмотра места происшествия фактически легитимизован лишь как приложение к постановлению о представлении результатов ОРД следователю 22 декабря 2016 года.

Бесспорно, что, именуя протокол осмотра места происшествия актом обследования орган дознания укрывал фактически неустранимые нарушения закона – проведение следственного действия без каких либо оснований».

Вместе с тем, протокол составлен с нарушениями процессуального закона. В нем отсутствуют данные о добровольном предоставлении доступа в жилище проживавших в нем лиц. На третьей странице протокола имеется явная дописка, осуществленная в более позднее время иным красителем о том, что изъятый компьютер был упакован.

В нарушение требований ст.476 УПК РФ, должностное лицо, проводившее осмотр, внесло существенные изменения в бланк протокола следственного действия, удалив из него данные о поступившем сообщении о преступлении, адресе и основании прибытия, разъяснении понятым прав, обязанностей и ответственности, предусмотренных ст. 60 УПК РФ (удаление данного абзаца автоматически исключает признание протокола допустимым доказательством ввиду неразъяснения понятым положений ст.60 УПК РФ)».

Судья не имел права выносить постановление о проведении ОРМ

«В деле… имеется постановление судьи Омского областного суда о проведении оперативно-розыскного мероприятия (ОРМ) «Обследование помещения…» (с нечитаемыми, вписанными от руки в специально оставленном в тексте месте личными данными). Как указано выше, данное ОРМ не проведено. Ссылка на это постановление в протоколе осмотра места происшествия не имеет правового значения, поскольку судья не рассматривал вопрос о разрешении следственного действия. Более того, судья областного суда явно вышел за пределы предоставленных законом полномочий.

Статьей 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» предусмотрено следующее: «…Основанием для решения судьей вопроса о проведении ОРМ … является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего ОРМ… По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение этого ОРМ,… о чем выносит мотивированное постановление».

Из положений закона бесспорно следует, что судья не наделен полномочиями вынесения постановления о проведении ОРМ - он осуществляет разрешительные функции, вынося постановление о разрешении, но не о проведении ОРМ.

В нарушение требований закона и инструкции в деле нет не только мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего ОРД, на основании которого судьей внесено постановление о проведении ОРМ, но и вообще каких-либо данных, позволяющих оценить законность решения о его проведении.

Подобная санкция уже признана незаконной, антиконституционной Европейским судом – о чем говорится в Постановлении Президиума Верховного суда РФ в от 15 февраля 2017 года № 5-П17». При этом Верховный Суд РФ указал на важность эффективной судебной проверки обоснованности проведения ОРМ.

А в данном деле отсутствуют вообще какие-либо сведения, которые могли бы послужить основанием для проведения каких-либо ОРМ, включая «Обследование помещений…». Все рапорты об обнаружении признаков преступления составлены после проведения мероприятий. Нет ни одного документа, обосновывающего необходимость ОРМ. Именно эти обстоятельства послужили основанием для отмены приговора по делу с подобным нарушением Президиумом Верховного Суда РФ».

Недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения

«При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ).

Согласно ч. 3 ст. 7 УПК РФ, нарушение норм УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Таким образом, все представленные при указанных обстоятельствах результаты оперативно-розыскной деятельности подлежат исключению из массива доказательств.

В соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

Указанные нарушения процессуального закона относимы ко всем материалам ОРД, переданным следователю незаконным постановлением от 22 декабря 2016 года.

Эти материалы, в свою очередь, явились единственным основанием для возбуждения уголовного дела. Признание этих доказательств недопустимыми является единственно законным и обоснованным решением».

Сын зачитал ходатайство на суде, попросив признать недопустимыми доказательствами результаты ОРД. Именно такое ходатайство, сказал Алексей Федяров, суд должен рассмотреть незамедлительно. Судья Кировского райсуда Омска Дмитрий Литвинов рассмотрение …отложил.