Расследования
Нечистые пруды
Омский нефтезавод, представляющий себя лидером экологической культуры, на самом деле скрывает угрожающую омичам опасность. ...
Фото: Открытый источник

По ложному следу

Прошло довольно много времени с тех пор как омичей, которые стали жаловаться на неприятный запах в городе, огорошили сообщением, что этот запах произошел от химического вещества этилмеркаптана, предельно допустимая концентрация (ПДК) которого было превышено в 400 раз.

Само по себе это вещество в небольших количествах практически безопасно – его добавляют в опасные газы, чтобы как раз по его запаху утечку этих вредных газов можно было бы выявить. Однако руководители разных надзорных ведомств стали убеждать горожан, что ничего страшного не произошло в принципе. Чем еще больше подлили масла в огонь. Как ничего страшного!? Ведь ПДК – это предельно допустимая… а тут аж в 400 раз!

СМИ подняли шум. Омичи возмутились. Стали выходить на митинги, писать в разные высокие инстанции гневные письма, оттуда спустили грозное указание местным властям. Губернатор приказал выявить источник распространения этого зловредного вещества в кратчайшие сроки. Следственные органы возбудили уголовное дело. Различные надзорные органы стали искать этот этилмеркаптан. Омский НПЗ, среди других предприятий заподозренный в утечке этого вещества, объявил за обнаружение его признаков не только в своей промзоне, но и во всем городе солидное денежное вознаграждение – сумму с пятью нулями. Узнав об этом, кроме специалистов к поиску подключилась масса активных дилетантов — энтузиастов, радеющих за омскую экологию.

Словом, все с огромным рвением стали искать этот этилмеркаптан. И… до сих пор не нашли. И никогда не найдут. Почему? Да потому что трудно найти черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет. Так что Омский НПЗ ничем не рисковал, объявляя это вознаграждение. Не дураки же там сидят.

Не было никакого этилмеркаптана, как утверждают ученые-химики. Это подтверждается и официальным ответом Управления Росприроднадзора по Омской области, которое после проверки многих предприятий северо-западного промышленного узла никакого этилмеркаптана не обнаружило. Зато выявило нарушения природоохранного законодательства при проведении работ, производимых на буферном пруду АО «Газпромнефть-ОНПЗ», расположенном на северо-западной окраине Омска в границах земельного участка с кадастровым номером 55:36:030114:10, принадлежащего на праве собственности нефтезаводу.

«В настоящее время на обозначенном объекте ООО «Нижегородский институт прикладных технологий» проводит комплекс работ, связанных с выемкой нефтесодержащих отходов из чаши прудов. Их смешивание с соломой и складирование на территории буферного пруда и сопредельной с ним территории с восточной стороны, что является источником неприятного запаха, на присутствие которого жалуются жители города Омска».

В этой выдержке из официального ответа, как и во всем его тексте, нет ни слова о зловредном этилмеркаптане, так напугавшем омичей. И на этом казусе сейчас можно было вообще поставить жирную точку, если бы неразрешенный вопрос: какой чудак и зачем напугал омичей несуществующей угрозой? Может, этим хотели скрыть более реальную опасность? А может, наоборот, привлечь внимание к этой опасности?

Тем более, что она действительно существует. И более отчетливо выявилась как раз в процессе поиска следов этого пресловутого этилмеркаптана. Запах-то действительно был. И теперь Росприроднадзор направил в суд исковые заявления с требованиями признать незаконными деятельность предприятий, ведущих работы на буферных прудах, и прекратить их деятельность на земельном участке, принадлежащем АО «Газпромнефть-ОНПЗ». А также обязать нефтезавод провести рекультивацию указанного земельного участка.

Чем закончится судебная история, пока еще далеко не ясно. Нефтезавод будет яростно защищаться. Но, казалось бы, главное дело сделано: поручение губернатора выполнено, источник запаха найден, общественность успокоили. Однако в народе бытует мнение, что виновного просто «назначили» в лице того же нижегородского предприятия. И вообще в этом деле что-то нечисто. А компетентные люди так и вовсе утверждают, что главная опасность – в лице самого заказчика этих работ – так и не была определена. И она таится не столько на упомянутом выше буферном пруду, сколько на другом участке с другим кадастровым номером – 55:36:030114:4280 – площадью почти в два гектара.

По данным регионального Управления Росприроднадзора по состоянию на октябрь 2012 года объем находившихся на этом участке отходов кислого гудрона, относящегося ко 2 классу опасности (высокоопасные) и являющихся смесью углеводородов нефти с водой и механическими примесями, составлял около 11 160 куб. метров. Это так называемый пруд кислого гудрона – настоящая бомба замедленного действия.

 

Где нечисть водится

Нельзя сказать, что раньше об этой опасности никто не знал и не бил тревогу. Так еще в июле 2016 года депутат Государственной думы от Омской области Александр Кравец на основании обращений граждан и публикаций в СМИ послал Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке официальный запрос, в котором сообщил о неблагополучной экологической обстановке в Омске и об особом цинизме, которые присущи предприятиям-монополистам в области энергетики и нефтепереработки при решении проблем природоохраны.

В частности депутат обратил внимание на заявление генерального директора АО «Газпромнефть-ОНПЗ» Олега Белявского, который гордясь достижениями предприятия в области экологической безопасности, публично сообщил, что «…в прошлом году ликвидирован пруд кислого гудрона, который накапливался в 70-80 годах. Причем кислый гудрон не просто извлечен, а переработан в котельное топливо. Земельный участок, на котором находится пруд, рекультивирован и возвращен в муниципальную собственность».

На самом же деле пруд кислого гудрона находится там, где ранее и был. Гудрон, видимо, никто не перерабатывал, но, что гораздо хуже, его с большой долей вероятности просто захоронили и место захоронения огородили забором и оборудовали гидрологическими скважинами. Участок муниципальной земли, находившийся в аренде у АО «Газпромнефть-ОНПЗ» вернули городу вместе с десятками тысяч тонн промышленных отходов второго класса опасности.

Кравец также обращает внимание прокуратуры на то, что пруд находится в Советском административном округе фактически на границе водоохранной зоны Иртыша, а также попадает в зону подтопления строящегося Красногорского водохранилища.

То есть, даже при самых благоприятных условиях нам грозит экологическая катастрофа. А если гидроузел все же будет построен, то она просто неизбежна. Рано или поздно этот могильник окажется под водой – и его адская смесь выльется в Иртыш.

Прокурорская проверка по обращению депутата Кравца подтвердила наличие огороженного забором участка – предполагаемого могильника, но вне территории бывшего пруда кислого гудрона. Рядом. Однако наблюдательная гидрологическая скважина, как следует из ответа прокуратуры, поставлена на прилегающей к бывшему пруду кислого гудрона территории. Если, как утверждает гендиректор Белявский, этот пруд полностью рекультивирован, что там наблюдать? Рекультивирован ли на самом деле этот участок или он предан Омскому муниципалитету в прежнем опасном состоянии? И второе: если он даже рекультивирован, то переработано ли его адское содержимое как полагается или просто захоронено рядом, что уже является экологическим преступлением?

Прокуратура ответов на эти вопросы пока не дала, хотя и обнаружила, что при обследовании специалистами якобы рекультивированной территории на ее поверхности «визуально определено наличие следов нефтесодержащих продуктов, предположительно проступающих сквозь поверхностный слой почвы».

«По итогам выездной проверки установлена необходимость проведения с привлечением специализированной техники и аккредитованной лаборатории буровых работ и отбора проб почв, подземных вод с последующим их анализом. Без проведения данных мероприятий дать оценку полноты проведенных работ по зачистке и рекультивации участка, его влияния на р.Иртыш, подземные воды и прилегающие почвы в настоящее время не представляется возможным», – констатирует прокуратура и сообщает, что в Управление регионального Росприроднадзора «направлено требование о проведении внеплановой выездной проверки в отношении АО «Газпромнефть-ОНПЗ», в ходе которой будет дана оценка соблюдению требований природоохранного законодательства при ликвидации пруда кислого гудрона».

Этот ответ Александру Кравцу был дан еще в сентябре прошлого года. Что произошло дальше? Выполнено ли требование прокуратуры? Неизвестно. Дело это ведь не скорое. А потом… А потом случился выброс якобы этилмеркаптана. И город ужаснулся. И Росприроднадзор совместно со всеми надзорными органами и широкой общественностью и, что характерно, с Омским НПЗ стали искать этот страшный этилмеркаптан.

И про пруд кислого гудрона забыли. Про подземную ядерную бомбу забыли.

Между тем, по некоторым данным, содержимое нефтепродуктов в грунтовой воде в скважине №40, одной из пробуренных самими нефтезаводскими «наблюдателями» в районе пруда и «могильника» превышает ПДК в 55 раз! Это не эфемерный этилмеркаптан, это агрессивная смесь нефтепродуктов с серной кислотой и еще черт знает чем!

И эта информация скрывается.

Владимир Погодин,

фото: Татьяна Нагибина

Омское региональное отделение ООО «Деловая Россия»