Вы здесь

«Если не сопротивляться, то о человека просто вытрут ноги…»

26 сентября в санатории «Рассвет», состоялся организованный «Новой газетой – Регион» круглый стол «Коррупция в социальной сфере - геноцид населения», посвященный проблемам омского здравоохранения и соцобеспечения. Участником мероприятия был и Сергей Реет, известный борец за права инвалидов и давний друг «Рассвета» и «НГ-Р». В ходе работы круглого стола он в подробностях рассказал собравшимся о чудовищной ситуации, которая сложилась вокруг соцобеспечения инвалидов-колясочников в нашем регионе. А еще до этого Сергей дал нам развернутое интервью о том, что на самом деле творится в омских интернатах для инвалидов.

- До 2015 года, - рассказывает Сергей Реет, - оказание социальных услуг в домах-интернатах регулировалось федеральным законом. Региональным властям позволялось лишь улучшить установленные нормы. В 2014-м был издан Федеральный закон № 442, вступивший в силу с 1 января 2015 года. В нем оговаривалось, что большинство полномочий отдается в регионы. Перед тем, как перевести их в компетенцию региональных структур, необходимо было принять некоторое количество нормативных актов. Где-то к этому отнеслись более ответственно, а где-то пустили на самотек.

- То есть появились возможности для злоупотреблений?

- Есть отдельное постановление правительства Омской области о подушевом финансировании социальных услуг, гарантированных государством. Эти услуги, оказываемые в доме-интернате, государство оплачивает вне зависимости от того, сколько человек получает денег. А средства, которые удерживают с постояльцев – 75% – должны идти на улучшение их жизни. Но областное Минтруда в своем приказе хитро прописало, что 75% идут на приобретение пищевых продуктов, хотя данный пункт и так включен в программу государственного подушевого финансирования. Или, например, там прописано, что средства идут на приобретение лекарств. Но приобретаются лекарственные препараты лишь по срочной необходимости, а если человеку нужно лечение, то приходится покупать за свои. Этим приказом, я считаю, напрямую ущемили права граждан. Сейчас, за время отсутствия клиента в учреждении если и возвращаются какие-то деньги, то те, которые были потрачены на продукты. На данный момент, по их подсчетам, сумма возврата за один день отсутствия в интернате составляет 24-26 рублей. Из чего рассчитывается именно такая сумма – непонятно. Получается, что подушевое финансирование интернат все равно получает в полном почти объеме. Как шло 223 рубля за приготовление и подачу пищи, так и идет. С нас как брали плату, так и продолжают брать.

- А медицинское обслуживание?

- Если мы находимся под опекой государства, то, как льготная категория граждан, имеем право проходить высокотехнологичные виды обследования. В реальности талон на УЗИ можно ждать три месяца. А вот если заплатишь 700 рублей, то хоть сейчас повезем в диагностику. Точно также с вещами. Общесоматические отделения пока не сильно почувствовали ущемление в обеспечении мягким инвентарем. А вот в отделениях милосердия (колясочники) все иначе. По  государственной норме (Приложение № 3 к приказу Министерства труда и социального развития Омской области от 11 ноября 2014 года № 172-п), выделяются: одни штаны, двое трусов, рубашка и две футболки или майки на год.

По моему мнению, у нас в сфере соцобеспечения царит крепостное право. Инвалиды и пенсионеры платят 75% с пенсии и получают минимум. С 2015 года те, кого признали нуждающимися в соцобслуживании, должны платить 75% с общедушевого дохода, в который включены: ежемесячная денежная выплата, еще какие-то сторонние доходы. По закону человек имеет право отказаться от соцпакета, в который входят: 30 положенных бесплатных поездок, бесплатные лекарства, санаторно-курортное лечение, и получать деньги - около 20 тысяч рублей в год. С них тоже пытаются вырвать 75%...

- А если человек временно покидает пределы интерната, уезжает к родственникам и госуслугами не пользуется?

- Правительство Омской области выпустило постановление 2014 года, после чего подобные нюансы никем не регулируются. В документах не оговорено, что происходит в отсутствие человека. Однако наши директора интернатов взвалили на себя «непосильную ношу». Дескать, они сами пропишут такой пунктик в правилах проживания. Теперь комната сохраняется, мебель тоже. Я спрашиваю: «Как мне денежку вернуть?» Ответ: «Пишите заявление в районную социальную службу, что вы отказываетесь от всех услуг, собирайте вещи и вывозите их за пределы интерната. Тогда и вернем деньги». Хорошо, пусть так. Мы пишем заявление по выбытию: «просим снять со всех видов довольствия». А они говорят: «Извините. Стоимость сохранения места 13 тысяч. С вас удерживают девять. 13 тысяч – это предоставление жилой площади. Я спрашиваю: «Сколько денег по каждой услуге?». Отвечают, что у них пять бухгалтеров за это отвечают. Иду к бухгалтерам, а они мне: «Из министерства не было распоряжения». Круг замкнулся. Перерасчет не производится. Министерство должно контролировать ситуацию, но оно этого не делает. Тоже с облправительством, счетной палатой.

- Насколько все это законно?

- А это все «условно-законно». К примеру, пенсионный фонд в разъяснительном письме отвечает, что удержание с ежемесячных денежных выплат - денежного эквивалента соцпакета - возможен. Но ведь никто никогда не читает документы до конца. А надо бы. «Пенсионщики» себя обезопасили, прописав, что это «только с согласия клиента». Федеральный закон № 442, статья № 35 гласит: кто поступил в учреждение до 1 января 2015 года, будет платить 75% с пенсии. Минтруда схитрило и приняло акт, по которому при переводе в другое учреждение стационарного обслуживания в субъекте федерации (т.е. в области) с клиентом заключается договор нового образца, согласно которому он уплачивает 75% от общедушевого дохода. Вот к примеру, я из интерната в интернат соберусь переехать, в старом интернате я платил 75% с пенсии, а когда перееду, буду платить 75% от среднедушевого.  Руководство интерната ссылается на приказ министерства, хотя этот приказ противоречит федеральному законодательству.

- Все ли соблюдаются нормы, прописанные в федеральном законе?

- Одежды немного, но ее выдают. Норма по метражу была «поправлена» на местном уровне именно из-за Таврического дома-интерната. Дело в том, что изначально там был санаторий, и комнаты соответствовали еще советским санаторным стандартам. Внутреннее устройство капитального строения не переделать, комнаты не расширить. В Куйбышевском интернате комнаты 7-8 метров. Я смотрел другие – 20 метров на двоих. Метраж ужали специально, чтобы подогнать под «Тавричанку». О санитарных нормах речи нет. В начале нынешнего года вышел приказ главного санитарного врача РФ по домам-интернатам. Там было написано: инвалиды-колясочники в домах- интернатах должны жить по одному. В течение двух месяцев была внесена срочная поправка, и данный пункт был исключен. Стало - «не более трех человек в комнате».

- Это тоже местное «новаторство»?

- Не только. Дело в том, что любые российские нормы по инвалидам в принципе не соответствуют международным. Во всех судах это объясняется тем, что интернат не является домом, а является учреждением по оказанию услуг. Под статьи Жилищного кодекса мы не подпадаем. Вроде как все чисто. С их позиции. В том же Таврическом интернате есть корпуса, где большие комнаты. Нам - колясочникам предлагали переехать в трехместные номера. Но… до санузла там не добраться из-за узких дверных проемов. Или вот у меня вредная привычка – курение. Курилки там не предусмотрены. Зимой на улице много не покуришь. Пожарные выходы не оборудованы… Я в МЧС писал по этому поводу. Пишу: проверьте! Ответ: есть три выхода. Но они все с другой стороны.

Помимо этого в интернатах общего типа выдача средств гигиены не предусмотрена как таковая. Сделали «уравниловку», о чем свидетельствуют соответствующие документы областного министерства. Нас уровняли с психоневрологическими интернатами и теперь мы получаем 200 грамм шампуня… На три месяца! Вот и получается – 800 грамм в год. 200 грамм хозяйственного мыла получил и крутись, как хочешь.

- Вы пробовали жаловаться в надзорные органы?

- Писать в прокуратуру, по моим наблюдениям, бесполезно. Присылают отписку: «причин для прокурорского реагирования нет».

- Какая последняя комиссия к вам приезжала?

- Этим летом приезжала проверка по указанию Путина, с областного правительства. Прошлись по заранее рассаженным бабушкам: «У нас все хорошо! Директор молодец». После этой проверки у нас в интернате закрыли курилки.

- Картина по интернатам везде одинаковая?

- Почти все зависит от руководителя. В Марьяновском доме-интернате пожилой руководитель. Там все на должном уровне. Когда интернат переделали под психоневрологический, те, кто там проживал, уезжая чуть не плакали.

- Сергей, а у вас нет опасений, что теперь ваше пребывание в интернате могут сделать окончательно невыносимым?

- А что они мне могут еще сделать? Выселить меня уже пытались.

- На основании?..

- Возник спорный вопрос по тарифам. Я просто взял не 75%, а 50% и стал платить по собственному заявлению. Они накопили за мной долг и бегом в суд: «выселить его!» Но эти граждане настолько уверовали в свою безнаказанность, что даже в мои документы не удосужились заглянуть. Они думали, что мы с супругой просто живем вместе, официально не зарегистрированы. А как дело до суда дошло, то я им и показал паспорт. Говорю: «Вы наплевали и на Гражданский кодекс, и на положение «О семье и браке». Получается, вы сейчас меня разведете и выселите?! Или думаете, что моя жена как декабристка следом за мной отправится? У нее-то все оплачено».

Это все мелочи, но если не оказывать сопротивление, то о тебя просто вытрут ноги. Мне так кажется…

- Есть выигранные суды?

- Когда мы судились, то задолженность по суду они все-таки с меня «выдернули». Но встречным заявлением о том, что они в течение нескольких лет оказывали мне некачественные услуги (тогда было 7 метров на человека, а я жил 5,5 метров) я потребовал компенсации и получил ее.

- Сколько сейчас метров комната, где вы с женой живете?

- 11.2 метра.

- Получается, что все равно пять с небольшим метров на человека.

- Получается. Ну, за все эти моральные страдания мне в итоге и выплатили три тысячи рублей.

 - То есть суд признал деятельность руководства интерната незаконными?

 - Вся эта самодеятельность происходит с попустительства областного министерства…  Приказ директора интерната гласит: бесплатная доставка лекарственных средств производится только по назначению врача. А вот если вам понадобилось что-то, чего нет в рецепте терапевта, то к стоимости лекарства добавляется еще 60 рублей за доставку. Чувство меры у наших благодетелей отсутствует. За пять лет я видел, сколько людей «вылечили». У нас там есть верная примета – если начали штативы с капельницами носить, то дней через пять-шесть понесут на носилах. Один мужчина ездил по интернату на коляске: «Живот болит, помогите!» Вызвали скорую… Через полтора месяца. Столько человек мучился. И в эту же ночь он умер. Или другой пример. Приезжает один: «Спина болит». – «Ну, потянул, наверное». А потом выясняется, что это рак почки в последней стадии.

 - Санитарный надзор действует?

 - Все проверки всегда проходят на ура. По документам. В реальности добросовестно не смотрят. Люди запуганы. Боятся, что если озвучивать все насущные проблемы, то будет еще хуже.

Беседовал Сергей Наумов

 

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.