Вы здесь

«Симулянт» со сломанными ребрами. Харкающий кровью

О том, что Александру Смольникову администрация Курганской колонии – поселения № 5 отказывает в медпомощи, нам рассказала супруга  блогера  Алексея Кунгурова, отбывающего наказание вместе с ним. 43-летний осужденный находится здесь с 18 июня 2017 года. За это время его здоровье серьезно ухудшилось. Он нуждается в операции, вынужден жить на обезболивающих, но администрация исправительного учреждения оказывать ему медпомощь не спешит. Три месяца ушло только на постановку точного диагноза.

По словам матери Александра, Нины Савицкой, незадолго до того, как его оформили в КП №5, сын неудачно упал – перетаскивал дома бревна, споткнулся и сильно ударился спиной. 15 июня он побывал в поликлинике по месту жительства, где ему открыли больничный и дали направление на обследование, поскольку после падения у него стал побаливать бок. Но вместо обследования он, получив предписание, отправился в колонию-поселение для отбытия срока. Сотрудники регионального УФСИН, оформлявшие документы Александра, его успокоили: «В «пятерке» у нас врачи хорошие, там вас и подлечим».

На месте, однако, выяснилось, что даже осмотреть вновь прибывшего поселенца некому – своего врача в КП № 5 нет, а «приходящие» доктора бывают там раз в неделю и ведут прием без особого энтузиазма. Но и к ним надо еще попасть.

Пока Саша ждал, когда до него дойдет очередь, боль в боку становилась все сильнее. Первого июля ему было так плохо, что он попросил дежурного на посту вызвать себе скорую помощь. Фельдшер, приехавший на вызов, предположил, что виной всему проблемы с печенью. После этого у Смольникова наконец-то взяли анализы крови. Когда получили результаты анализов, предварительный диагноз был отметен, а Саша объявлен симулянтом. «Симулянт» к тому времени уже начал харкать кровью, но в глазах администрации он отныне был совершенно здоровым человеком. Каждый день наряду с другими осужденными его отправляли работать – разгружать машины, перенося на себе 30-киллограмовые бочки.

Когда 18 июля Александра скрутило во второй раз, в вызове «скорой» ему отказали. «Ты же у нас симулянт», –  ухмыльнулся дежурный. Пришлось искать нелегальный мобильник и просить мать, чтобы она убедила сотрудников КП № 5 в том, что сын не выдумывает себе болезни.

26 июля «скорая» приехала к Смольникову в третий раз. Фельдшер только провел рукой по груди пациента, как сразу, без всякого рентгена, заявил: «У него же ребра сломаны! Давайте его госпитализировать!». Но присутствовавший при осмотре врио начальника колонии, майор Дмитрий Волосатов разрешения на госпитализацию не дал. Сослался на то, что мы, мол, сами его отвезем, куда надо.

Но к этому времени Смольникова хотя бы уже начали обследовать – свозили на УЗИ и сделали флюорографию. На ультразвуке подтвердилось, что у Александра действительно сломаны три ребра, одно из которых изогнулось таким образом, что постоянно травмирует прилегающие к нему внутренние органы. Флюорография нужна была для того, чтобы исключить туберкулез – вспомнили, наконец, про то, что Саша жаловался на кровохаркание. Легкие оказались «чистыми», но «приходящий» доктор, изучив снимок, вызвал Александра к себе и сообщил: «У тебя лишай. На вот тебе зеленку, мажь ею тело». Смольников от неожиданности дар речи потерял: это же каким «профессионалом» надо быть, чтобы «диагностировать» кожное заболевание по фотографии органов грудной полости?  

Все то время, что Александр находится в колонии-поселении, его мать на воле хлопочет за сына, отстаивая его право на получение медицинского обслуживания. Какие только пороги она не обивала!  Нине Алексеевне удалось добиться того, чтобы в КП № 5 провели прокурорскую проверку. И хотя никаких нарушений в ее ходе сотрудники надзорного органа не выявили, местное начальство все же заволновалось и кое-какие выводы для себя сделало. В сентябре в колонии-поселении появился врач на постоянной основе. Смольникову, скрепя сердце, дали возможность сделать рентген в городской поликлинике. На рентгене видно, что ребра срастаются неправильно.

–  Если бы сына сразу стали лечить, хирургического вмешательства бы не потребовалось. А теперь без операции не обойтись, –  сетует Нина Савицкая. – Саша сейчас живет на обезболивающих, которые я купила ему на свои деньги! Он говорит мне, что во рту у него постоянно привкус крови, - видимо, из-за ребра. Я везде бегаю, а в колонии-поселении и пальцем не пошевелили. Отношение к осужденным у них безразличное. От Саши они тоже отмахивались: «Когда выйдешь, тогда и вылечишься». А сейчас руководство срывает на нем злость из-за проверок. Ему несколько раз открыто заявляли: «Про УДО забудь», писали рапорты о нарушении режима, в ШИЗО помещали. Я думаю, они понимают, что виноваты, но признать вину не хотят.

Однако и Сашина мама отступать не собирается. Из 13 месяцев, присужденных ему, Александр Смольников отбыл только три. Откладывать операцию еще на 10 месяцев – это значит обрекать его на каждодневные муки. Даже таблетки бывают не способны заглушить боль до конца. Кроме того, всегда существует риск развития осложнений. На днях Нине Алексеевне должны ответить, возьмутся ли ее сына оперировать в областной больнице. В курганском центре Илизарова в аналогичной просьбе отказали – не захотели заниматься осужденным.    

Мария Иванова

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.