Вы здесь

Хроническое неравенство в России. Записки философа

Сергей Лукин окончил философский факультет Томского госуниверситета. Преподаватель и предприниматель.

Основной угрозой власти являются люди способные доверять друг другу. Чтобы люди не смогли создать среду взаимного доверия, властью применяется арсенал из пропаганды насилия, экстремизма, межнациональной розни

 Странное дело. В России экономический кризис, несколько лет количество бедных увеличивается, а у олиграхов, связанных с властью все равно растут доходы. Та же картина вырисовывалась в конце 19 века и начале 20 при Романовых, но уже на фоне экономического роста.

Что такого есть в российской общественной среде, что постоянно воспроизводит социальное расслоение, неестественное неравенство доходов и продуцирует нестабильность в обществе?

Основной доход бюджет российской федерации получает от углеводородной ренты и власть распределяет его очень неравномерно, что не вызывает недовольства у населения.

 Из 140 миллионов человек 110 миллионов получают доход из бюджета. Эти люди влачат нищенское существование перебиваясь от зарплаты до зарплаты, от пенсии до пенсии. Знают, что сверхдоходы от углеводородной ренты составили свыше 1 триллиона долларов за последние 17 лет,  и никто не спрашивает: где мои деньги?

Вертикальная конкуренция.

От гаранта конституции в России исходят невидимые нити, на которые насажены все бюджетники. Чем ближе к телу, тем жирнее пайка. По итогам 2016 года в руках долларовых миллионеров ( немногим более 132 000 человек) оказалось 62% национального благосостояния. Индекс Джини в России вырос на 10% с начала века, что заставляет задуматься о причинах ошеломляющего уровня неравенства в нашей стране.

Если отбросить сказочные версии про особый путь, всемирный сионистский заговор и руку злого госдепа, то анализ становиться стройным и неиспорченным различными фантазиями.

Между людьми в вертикальных структурах есть устойчивая и невидимая глазом конкуренция за более высокую ступень. В ход идут все аморальные методы, люди подставляют друг друга, стучат, организовывают массовую травлю. Последнее время в ход пошли подставы с взятками. Никите Белых принесли вино и подарки, а на самом деле деньги и провокацию взятки. Улюкаева развели колбасой по той же схеме.

Если подумать о вертикальной конкуренции, то в голове рисуется среда с полным недоверием друг к другу, взаимная вражда и ненависть порождают бандитское сообщество вместо гражданского общества.

Межвидовая конкуренция

В «Новой газете» была замечательная статья «Операция «Вертикаль»…» - о том. как ФСБ расправлялась с конкурирующими силовиками и шаг за шагом Олег Феоктистов, недавно отправленный на пенсию, брал под контроль таможню, УБЭП, СК и прокуратуру.

Что это такое? Это борьба вертикальных структур, самоорганизующихся в иерархические группы с другими конкурирующими сообществами. Вертикальная конкуренция за бюджетный пирог усиливается межвидовой конкуренцией, а сокращающиеся ресурсы делают ее все более ожесточенной.

Внутренний механизм неравенства

 Когда в обществе менее чем 0,1% преуспевает за счет 99,9%, это не может происходить лишь потому, что меньшинству везет или оно «играет» значительно лучше остальных. Есть что-то, что не дает большинству использовать сколько-нибудь успешные стратегии; какой-то тормоз, который заставляет большинство делать выбор в пользу такого неравенства.

 Толпа бюджетников, борющихся за кусок пирога злобно ненавидит друг друга и каждый опасается, что соседу достанется больше. Бюджетник молится на начальника, сидящего на раздаче, спит и видит, как ущемить интересы своего соседа, подсидеть непосредственного начальника и приблизиться к бюджетному пирогу. Именно поэтому он согласен работать за гроши. Более того, эти люди конкурируют между собой за копейки.

 Ближайший начальник (директор школы, заведующий поликлиникой, главврач больницы и т.д. и т.п.) готов вообще урезать доходы подчиненных, потому что они находятся в его полной власти, но он очень опасается губернатора, своего непосредственного начальника, готового под любым предлогом его выгнать. Именно поэтому мелкий начальник готов также работать за относительно небольшие деньги, мечтая подсидеть кого-нибудь из областного департамента.

Губернатор знает эту особенность вертикальных структур, и все что нужно ему - рапортовать об успехах и бесконечной лояльности президенту и министрам. Именно за это он получает деньги и здесь уже немалые по сравнению с бюджетниками, но по московским меркам, конечно,  - смехотворные крохи.

Остается вершок от вертикали власти – эти 160 тысяч человек вместе с президентом. Им просто не о чем беспокоиться. Пока внизу идет грызня за копейки посредством вертикальной и межвидовой конкуренции они могут преспокойно через различные механизмы отката, распила и заноса львиную долю доходов бюджета рассыпать себе по карманам, и это будет удовлетворять все бюджетное население России. Более того, оно еще будет соревноваться между собой в верноподданичестве.

Отсюда идут два следствия, которые меня всегда поражают своей простотой и устойчивым механизмом воспроизводства:

В ресурсозависимых обществах нет никакой разницы, кто находится у власти. Главное – это система распределения дохода от ренты. Она воспроизводит порочный круг всеобщего недоверия друг к другу, вертикальную и межвидовую конкуренцию. Она всегда будет воссоздавать дикое неравенство в доходах. «Сожрите друг друга» - это фундаментальный принцип взаимоотношений между людьми. Пока распределение денег зависит от одного человека, его власть будет могущественной, даже если он большую часть денег будет забирать себе.

Вся вертикаль ожесточенно ненавидит оппозицию. Каждый бюджетник привязан невидимыми нитями к своей структуре. А теперь придут новые начальники и начнут заводить других любимчиков! Неравенство по понятной причине возрастает, и люди осознают это на интуитивном уровне. Каждый из них подарками, подхалимажем, поклонами создал уютный мирок рабства. И он в одночасье должен рухнуть из-за поганых оппозиционеров!

Разумеется, претенденты на власть хорошо это понимают и готовы быстро продаться властям хоть за копейку, лишь бы что-нибудь перепало с барского стола.

Разделяй и властвуй.

 Основной угрозой власти являются люди, способные доверять друг другу, заключать договора и неукоснительно исполнять их.

Чтобы люди не смогли создать среду взаимного уважения, доверия и терпимости к особенностям друг друга, применяется властью арсенал из пропаганды насилия, экстремизма, межнациональной розни.

Если включить любой центральный канал телевидения, то на вас выльют ушат ненависти и злобы в виде программ с кричащими и не слышащими друг друга людьми. Стрельба и насилие в сериалах про псевдосиловиков, сцены пыток и избиений входят в подкорку и воспроизводят страх к другому и ксенофобию. Выходки Поклонской, православных фундаменталистов, демонстрация насилия лицами других национальностей, бесконечные аресты силовиков и государственных служащих – весь этот коктейль предназначен для одного – сеять всеобщее недоверие.

Таким образом, власть вместе с нами создает порочный круг с отрицательной обратной связью: чем больше мы ненавидим друг друга, тем за меньшие гроши готовы существовать, тем больше денег у власти, которая использует их для создания среды взаимного недоверия.

Но самым омерзительным, на мой взгляд, является деятельность «творческой» интеллигенции. Эти люди, как правило, знают про деструктивный порочный круг, но осмысленно за копейки идут создавать среду взаимного недоверия.

Задача политической распределенной сети преодолеть этот порочный круг и создать благотворную среду для институциональных изменений и справедливого равномерного распределения доходов.

Сергей Лукин

 

 

  

 

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.