Вы здесь

Война с детьми?

Каждый день приходят сводки  с фронта, то есть  с ОГЭ и ЕГЭ.

Все спокойно,  и министр образования Омской области Татьяна Дернова радуется, что  наблюдает «снижение количества детей, которые нарушают порядок». Ни департамент, ни министерство образования «не заметили», как нарушили порядок сами. 27 мая в Омске проходил второй этап ОГЭ по английскому. В 9.00 девятиклассников по паспортам завели в школу. Час длится стандартная процедура: сличение документов, заполнение бумаг, распределение по местам. Позже 9.15 в школу зайти нельзя. 

Длиться экзамен на скорость говорения  должен всего 15 минут: каждый надевает наушники с микрофоном и  читает вслух текст перед компьютером. Потом отвечает на вопросы, который задает программа, затем высказывается на заданную ею тему.  Сдают четверками - по количеству компьютеров. Остальные ждут в соседнем классе под присмотром педагогов. Вставать можно только в туалет, время посещения которого ограничено – не более 2-3 минут, за чем следит сопровождающий.  Вставать, ходить по классу, разговаривать, а также рисовать и писать нельзя. Собственно, и нечем – в руках только паспорт, две ручки, пол-литра воды и шоколадка.
  
Дело небыстрое – дети приходят из разных школ, в пунктах набирается человек по 70-100. Но 27 мая программа зависала. Каждая четверка проводила на экзамене не 15 минут, как предполагалось, а не менее 40 -  начинали сначала по несколько раз.   Делали по несколько заходов, менялись местами.  Примерно в 13.00 выяснилось,  что программа виснет  всей области. Оставшимся предложили  пересдать 25 июня, когда ее отладят.  Это значит, что те, кому повезло, отметят выпускной и получат аттестаты, а невезучие  даже не будут знать, закончили ли они школу – результаты становятся известны только через 10 дней.   Впрочем, всем было уже все равно - никто уже не хотел баллов,  прождав почти четыре часа без движения.
 
Учителя были сами растеряны, не знали, что делать с детьми, говорили, что такая история даже не по всему городу, а по всей стране - программа не отработана, компьютеры слабые.  Мне писали из Томска, из Воронежа… Но министерство образования России тоже ничего не заметило. Все хорошо, все под контролем. Я не знаю, что еще не заметили органы образования. Дети и не знают, что должно быть по-другому. А родители в большинстве своем молчат. 

ОГЭ и ЕГЭ  в нашей стране наглядно демонстрируют, что все  – от мала до велика – под колпаком, и задача образования –  не обучение, не воспитание, а исключительно наблюдение. Контролируют  ход экзаменов более 40 тысяч общественных наблюдателей, задействовано более 200 тысяч организаторов по всей стране. Ведется видеонаблюдение и прямая трансляция. Печать и комплектование экзаменационных материалов осуществляется в типографии, защищенной от несанкционированного доступа, оборудованной круглосуточным видеонаблюдением, системой подавления сотовой связи и беспроводных сетей.  Перевозят экзаменационные материалы под охраной Главного центра специальной связи, как особо секретный груз.
 
 В Омской области открыты 64 пункта проведения экзаменов, контролируют которые федеральный инспектор, общественные наблюдатели, сотрудники регионального департамента по надзору и контролю в сфере образования.  Сдачу экзаменов и проверку работ снимают около 2 тысяч web-камер. Задействовано почти тысяча программно-аппаратных комплексов. Дети проходят осмотр перед тем, как попасть в пункт сдачи, их проверяют  металлодетекторами. Полицейские обеспечивают общественный порядок, во всех аудиториях дежурит врач.  

Но они, эти сволочные дети, умудряются проносить шпаргалки! В Омской области даже удалили одного «непокорного». Столько денег государство впалило в них, а они неблагодарны. Ничего, Рособрнадзор давно обещает внести поправки в Уголовный кодекс за нарушения в ходе сдачи экзамена.  За шпаргалку – под суд!  Фонд «Общественное мнение», правда, недавно провел опрос, согласно которому 66% респондентов отрицательно относятся к ЕГЭ.  Но 200 выпускников прошлых лет, набравших 100 баллов, тут же выступили с резкой критикой его результатов, утверждая,   что ЕГЭ  уравнивает шансы учеников поступить в те вузы, в которые они хотят. 

Правда, непонятно  - ну поступит е житель глухой Омской деревни  в  московский вуз.  А  дальше что? На что он будет жить?  На среднюю зарплату родителя  в 15 тысяч рублей?Впрочем, хорошо бы сначала дотянуть до конца экзаменов. Пресса перестала «нагнетать» о случаях самоубийства перед или после экзамена - создаем положительный имидж. Только по секрету учителя могут рассказать, как вдруг ослеп омский 11-класник – от дикого перенапряжения и волнения. Попробуйте сами подвергнуться осмотру и обследованию металлоискателем -  даже не сдавая никаких экзаменов.
  
Есть ведь простой способ решения проблемы – его давно предлагает Олег Смолин,  первый зампред  Комитета по образованию ГД РФ: сделать  ЕГЭ добровольным.  Дать детям выбор! Борьба за его чистоту   это уже  война с детьми, а  не с коррупцией. Дети опаснее преступников?  Во всяком случае, государство их в этом неустанно подозревает – иначе зачем столь кардинальные меры  с юными шпаргальщиками и с сочувствующими им педагогами? Пара-тройка, даже сотня списавших не подорвет экономику страны, давно подорванную  безграмотностью, в том числе  и благодаря ЕГЭ.  Но даже если нарушители пройдут в вуз, по логике, они ведь должны провалиться на первой же сессии - пробелы в знаниях всплывут! Может быть, борьбу с коррупцией лучше туда и перенести?  А, впрочем, кому какая разница, есть ли пробелы в знаниях у платных студентов? 

Может быть, со «школьными коррупционерами» борются все же в воспитательных целях – чтобы дети, знали, как быть честными? А как иначе это делать в стране, где  губернаторы врут народу, что он живет лучше и лучше, а президенты выбирают себя сами? Только прикладами, наверное.

Наталья Яковлева

Пожалуйста, заполните все поля , и мы Вам перезвоним.