Мнения
Когда они договариваются до того, что их берут под крылья, они идут к нам
К нам на ветки часто залетают революционеры. Нет, не так, рЭволюционЭры. Они умны. Они глобальны и стратегически выверенны. Они знают, что...

К нам на ветки часто залетают революционеры.

Нет, не так, рЭволюционЭры. Они умны.

Они глобальны и стратегически выверенны. Они знают, что делать и уверены, что мы, юристы от правозащиты, да и вообще правозащитники, конечно, нужны, но мелки и занимаемся не тем. Тут масса метафор, гипербол и эвфемизмов - переклеиваем обои в рушащемся доме, пытаемся поить пациента боржоми, когда печень его разрушена, лечим насморк у больного раком. Наивны мы, резюмируя, и пользы от нас для построения прекрасной России будущего нет.

Спорить с ними можно, но только соглашаясь со всем. Как, не знаю, но они признают только таких оппонентов, и, выговорившись всласть, отправляют в бан очередного оппортуниста, термидорианца и ревизиониста без колебаний.

Бан для них - страховка и норка, из бана никто не придет и не стукнет больно, и эта власть добавляет пружин в их чахлые грудные клетки. О, этот бан, они поют тебе осанну, великий Марк, за него.

Добавь одну функцию для забаненного - забить стрелку забанившему и все, конец фейсбуку.

Наша способность разговаривать с антителами их вводит в анафилактический шок. Как с ней разговаривать? Я зашел к ней на страницу и посмотрел профиль, она ... Тут большой список. То есть человек посмотрел первую страницу аккаунта и принял решение - линчевать.

А самое странное, они называют себя демократами и либералами. Тут спорить нельзя. Гуманистическая рефлексия русского либерализма забыта, теперь у русского либерализма радикальная суть.

Спасибо за несколько измененное мною сравнение моему другу, человеку, с которым мы очень разных взглядов - Lucy Dickerson.

Есть два способа смертельно оскорбить рЭволюционЭра. Спросить, что он сделал, делает и собирается делать для святой цели, а второе - упомянуть о его профессии и занятии.

Скажи лифтеру-революционеру, что он лифтер - и все, ты узнаешь гнев высшего существа.

Спроси у него, а не хочет ли он встать с дивана, если надо закончить общение. Через сто сорок семь гневных комментов, на которые уже не надо отвечать, ты уйдешь в бан.

Я думаю в таких случаях, что я счастливый человек. Я люблю свою работу, рад, что выбрал свою профессию, обожаю наши профессиональные обсуждения, да что там, люблю потрепаться с коллегами.

А ещё, когда я читаю комменты этих высших, я часто улыбаюсь.

Потому что когда они договариваются в паблике до того, что их берут под едва начавшие пробиваться крылья, они идут к нам. Помогите, говорят они.

Ведь когда закрывают тебя, именно это, а не всемирная революция, становится самым важным в мире делом.

Русской революции подарили диван и бан.

Задача жандармерии проста - не забирать их.