События
- Это называется «геноцид»
В Омске продолжается процесс о «невыплате зарплаты» в Центре реабилитации «Рассвет». Прокурор перебивает потерпевших: ему не нравится, что и о чем...
фото открытый источник

Еще двое потерпевших по делу о невыплате заработной платы главврачом «Рассвета» Нателой Полежаевой отказались таковыми себя признавать.

В Первомайском райсуде, где рассматривается апелляция на решение суда первой инстанции, назначившего ей штраф в размере 350 тыс. рублей , помощница воспитателя Эльвира Юрченко и охранник Сергей Любченко рассказали, как следователи против их желания присвоили им процессуальный статус.

- Девушка из Следственного управления приехала ко мне домой, попросила подписать какие-то бумаги, я написала, что претензий к Нателе Олеговне у меня нет, наоборот, я ей благодарна: она свои личные средства тратила на лечение моего сына, когда прекратилось финансирование. Как зачислили меня в потерпевшие, не знаю…

Сергей Любченко говорит, что его, как и многих работников Реабилитационного центра, вызвали в «какой-то госорган» в городке Нефтяников – то ли в полицию, то ли в следком, и он тоже там написал, что задолженности у «Рассвета» перед ним нет – тем не менее, попал в потерпевшие.

Сергей Любченко

И таких фальсификаций в деле – десятки, о чем рассказывали мы много раз.

По закону в каждой из них содержится реальный состав преступления, совершенного следователями. Отдельная статья УК – подделки подписей обвиняемой (факт, подтвержденный экспертом в последнем судебном заседании) и понятых (одна из них сама сказала об этом нашим корреспондентам, найти другую не удалось: в двух протоколах, где кто-то за нее расписался, притом по-разному, указан несуществующий адрес).

Но, как мы тоже писали не раз, первичен в этом деле не закон, а заказ.

Ходатайство о вызове понятых в судебное заседание судья ожидаемо отклонил (как и его коллега в первой инстанции). Ведь если вызвать этих девушек (одна из них – сама следователь, о другой точных сведений нет), придется неизбежно привлечь поддельников к уголовной ответственности. Заказчики (точней, вышестоящие товарищи, поручившие им этот заказ) так с ними не договаривались. И если их начнут по-серьезному допрашивать, они расскажут (а куда им будет деваться), кто из начальников давал им указания, а те, в свою очередь, сдадут заказчиков. Закон может взять верх над заказом, а это уже – революция в наших краях (да и не только в наших).

Прокурорам тоже, естественно, тема подделки подписей неинтересна: гособвинитель Алексей Медведев, как и его предшественник в мировом суде Дротенберг категорически не согласен с тем, чтобы суд разбирался с фальсификациями. Перед прокуратурой и СУ СК стоят совсем другие задачи – гораздо глобальнее, чем выплата потерпевшим долгов по зарплате: следствие и суд первой инстанции, назначивший Нателе Полежаевой штраф, постарались, чтоб эти долги как можно дольше не погашались, больше того, они посодействовали тому, чтоб работники «Рассвета» лишились рабочих мест.

Это – одна из важных задач, решаемых в данном деле заказчиком (а также в другом – о невыплате налогов, которое еще не дошло до суда), но не главная.

Пом.прокурора Алексей Медведев

Его цель простая и ясная - ликвидация центра реабилитации и захват принадлежащих ему площадей, имущества, зданий.

Для решения этой задачи областная служба госбезопасности (то, что заказчик - она, опять же доказано нами не раз, том числе и документально) сделала многое, но до полной реализации свои планы не довела. Забрать все перечисленное практически даром - за сумму меньше в десятки раз реальной стоимости - ей пока что не удалось.

Но изгнать из Реабилитационного центра 2 тысячи инвалидов, в том числе более 700 детей, лишив их надежды на исцеление - права на жизнь она сумела.

Все они, их родные и близкие, как и сотрудники РЦ «Рассвет» - настоящие потерпевшие от рейдеров, но расследование этого уголовного дела, инициированное Уполномоченной по правам человека в РФ Татьяной Москальковой, продвигается крайне медленно, так как омские правоохранители – целиком на их стороне.

Эльвира Юрченко рассказала в Первомайском суде о том, что пришлось ей вытерпеть после того, как ее и сына, страдающего тяжелой степенью ДЦП и еще многих детей, которые занимались кинезиотерапией, арт-терапией в школе Бороздина лишили права на реабилитацию – по сути ограбили, отняв у них страховой полис, который им в Омской области больше негде использовать.

«Мы все испробовали – занятия в других центрах с нашим диагнозом бесполезны. Мы все еще надеемся, что вернемся в «Рассвет». Мы с мамами будем писать коллективные обращения в органы власти – у нас другого выхода нет».

Ее слова пом.прокурора Медведеву сильно не нравились: он перебил потерпевшую не менее пяти раз (что нонсенс в судебной практике, говорит адвокат Ольга Якушева: обычно гособвинение к потерпевшим относится трепетно), прося ее «высказываться по существу». Она и высказывалась – о том, что даже когда Облминздрав в три раза снизил тарифы на полис (до 800 рублей в день на все про все – лечение, трехразовое питание, проживание детей-инвалидов с родителями – в омских гостиницах только оно стоит дороже в 5 раз), на их реабилитации это никак не сказывалось: они продолжали заниматься в костюме «Атлант», бесплатно питаться в столовой и пр., и только когда финансирование по ОМС совсем прекратилось, пришлось искать другое место лечения, которого в Омской области нет: ребенок сейчас сидит дома – состояние его ухудшается. И та же ситуация у подавляющего большинства из 2 тысяч инвалидов, изгнанных из «Рассвета»: они теряют полученные в нем навыки, ходившие снова садятся в коляски…

Адвокат Ольга Якушева
- Как это называется? – спросила у Эльвиры Юрченко обвиняемая.
– Геноцид.

Представителя гособвинения это слово сильно задело:

- Вы знаете, что такое геноцид? - спросил он.
- Да, знаю: это издевательство над людьми, над детьми.

Это слово будет звучать на всех судебных заседаниях в районной инстанции, и в вышестоящих, если они понадобятся: другого названия у действий рейдеров – совместных УФСБ и Облминздрава с участием всех прочих правоохранительных органов и органов исполнительной власти, а также потворствующей им законодательной - нет.

В грядущем уголовном деле – о геноциде – предстоит многое выяснить:к примеру , куда делись отнятые у «Рассвета», то есть похищенные у инвалидов (факт их дискриминации, напомним, признало УФАС) около 100 млн. рублей: как следует из ответа на запрос, сделанный ФБК Алексея Навального, они могли осесть в офшорах на Британских и Сейшельских островах

Процесс в Первомайском райсуде продолжается: следующее заседание назначено на 23 марта.

Твой судебный репортёр в ОмскеЗДЕСЬ

Фото Наталии Гергерт

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет