События
Бездорожье до Путина доведет?
Дождь, холод, грязь и страх перед властью не помешали полтавцам выйти на протестную акцию и проголосовать единогласно за отставку...
Фото: Лика Кедринская
 

Новый поворот

Митинг в Полтавке, на котором предполагалось поднять вопрос о «доступной жизни для жителей райцентра и окрестных сел» и выразить протест «против негативной политики местных властей, должен был начаться в 11 часов. Мы приехали на час раньше и застали на небольшой площади, выделенной администрацией для проведения акции, организатора митинга Екатерину Прец и нескольких ее единомышленников. Они готовились к началу мероприятия.

– Вот увидите, люди придут! – говорит Катя, пристально глядя на нас, гостей из города. В ее глазах проскальзывает едва уловимая тень тревоги, но она тут же берет себя в руки. Екатерина, маникюрных дел мастер, еще два месяца назад жившая исключительно своими интересами, внезапно стала главной возмутительницей спокойствия в Полтавском районе. И отступать ей, похоже, некуда. Вызов брошен, мосты догорают.

– Вы же видели, какие у нас дороги? – интересуется Катя.

Да уж, нам «повезло»: второй день над Полтавским районом идет дождь. А в непогоду многие местные трассы превращаются в сплошное грязевое месиво с лужами-озерами, миновать которое не всякому внедорожнику по силам. Мы вот, например, на своем с трудом преодолели 200-метровый участок на въезде в Полтавку. В какой-то момент даже показалось, что застрянем. Но подобные «полосы препятствий» встречаются в Полтавском районе и в райцентре повсюду. Очень много здесь «полевых дорог», из утрамбованной земли, не покрытой ничем или просто посыпанной глиной. Не зря самая популярная обувь у аборигенов с весны до осени – резиновые сапоги (иначе – не выбредешь), а самый востребованный автомобиль – «Нива». Ну, или джип, если, конечно, позволяют доходы.

Именно машина сыграла в случае с Катей ключевую роль. Долгое время девушка только лишь возмущалась плохими дорогами, но никаких действий не предпринимала. Пока в начале весны не купила себе автомобиль. Вместе с его приобретением случился и переворот у нее сознании.

– Когда ты купленную на свои деньги машину каждый день потихоньку «убиваешь», ездя по таким дорогам, становится обидно. Потом терпение лопается, и ты создаешь такой пост, который написала я 6 апреля. Это крик души! Мне стало просто жалко мою машину! – объясняет Катя.

Напомним, что опубликованный Екатериной Прец пост на странице группы Полтавского района в сети «Одноклассники» запустил в ее жизни цепную реакцию с непредсказуемым пока исходом. В самом посте ничего ужасного не было. Его суть сводилась к следующему: «Это же как надо не любить свой район, чтоб допустить такую грязную, размытую, убитую и забытую дорогу». На реплику Кати живо откликнулись. В комментариях люди критиковали власти, выпуская пар. Так ведь всегда делали, только раньше обсуждали положение дел, сидя на кухне, а сейчас – в Интернете. Пошумели бы два-три дня, да и перестали, если б на авансцене не появилась заместитель главы Полтавской администрации Валерия Никитина. Уязвленная чиновница написала на Прец жалобу в полицию, блюстители порядка кинулись проверять пост Екатерины на предмет экстремистского содержания, где-то на горизонте замаячило уголовное дело по печально известной «экстремистской статье». Колесо завертелось, и обычная маникюрша – неожиданно для себя самой – превратилась в гражданскую активистку.

Денег нет, но вы держитесь…

Екатерина говорит, что ситуацию можно было бы решить миром, если б ее пригласили на беседу в администрацию – с целью найти компромисс.

– Мы давали время. Но ничего не было сделано, кроме того, что на меня подали заявление, – резюмирует Катя.

Никитина, вероятно, не рассчитывала, что информация о Прец и грозящем ей уголовном деле за простое сетование на плохое состояние дорог, в считанные дни облетит все местные и федеральные СМИ. После такого резонанса пришлось сорваться с места даже областным чиновникам. Они провели в Полтавке выездное заседание и в течение нескольких часов принимали всех желающих высказаться. Катя попала к замминистра строительства и ЖКХ Александру Фрикелю. Как и другие полтавчане, она пыталась донести до заместителя министра мысль о том, что никакой обратной связи с народом у местной администрации давным-давно нет. Оторвались они от людей и их чаяний, оттого и все беды.

Подводя итоги заседания, кто-то из чиновничьей делегации (кто именно, Катя не помнит) назвал Полтавский район перспективным, однако уточнил, что в этом году на деньги рассчитывать не стоит – бюджет-то сверстан. Надо ждать 2019-й.

– Нам сказали: «Помочь ничем не можем, но будем работать. Готовьте документы». Все в духе «денег нет, но вы держитесь», – подключается к беседе депутат Совета Полтавского муниципального района Сергей Володин.

Володин вспоминает про то, что два года назад в Полтавке уже митинговали – «в поддержку президента и против коррупции в районе». Но тогда жителей не услышали, а инициаторов акций, экс-главу Полтавки Александра Мельника и тренера по греко-римской борьбе Игоря Чернобая, выжили из района, «перекрыв им кислород».

– Мы – не против президента, – заостряет мое внимание на этой фразе Володин. – Но Путин же не может приехать в каждый поселок, чтобы навести порядок. Чиновники –могут, но не хотят. Мы, то есть общественность, должны с них требовать. Тогда они будут шевелиться. Есть множество программ, в которых мог бы участвовать район. Но у нас клан захватил власть, везде расставив своих. И только общественная активность с низов способна переломить ситуацию. По-другому они не понимают.

Екатерина на митингах двухгодичной давности не была.

– Раньше я считала, что бороться с местной властью бесполезно. В одиночку коррупционную машину не перешибить, – объясняет она.

Но политика, как это часто бывает, сама постучалась в ее дверь.

– Я считаю, что у нас в стране свобода слова. Каждый имеет право комментировать действия властей – независимо от того, местные это власти, региональные или федеральные, – если ему не нравится, что они делают или если они работают не во благо людей, – говорит Катя, но тут же добавляет, что вся эта история поколебала ее веру в свободу слова. Она вполне допускает, что после митинга на нее могут начать оказывать давление.

– Но у нас же есть правоохранительные органы! Благо, наша полиция защищает людей. Я могу обратиться к ним с заявлением, что мои права ущемляют, и они разберутся, – заключает Катя.

Накануне митинга активистка узнала, что уголовное дело в отношении нее возбуждать не будут. И сейчас Прец раздумывает, что делать дальше.

– Я пострадала морально. С обвинившей меня Валерией Никитиной мне удалось пообщаться далеко не сразу и только при помощи корреспондентов федерального канала. Она объяснила, что лично против меня ничего не имеет и подала заявление в полицию потому, что в комментариях под моим постом увидела недопустимые высказывания в адрес власти. А еще Никитина объяснила, почему раньше не хотела разговаривать со мной. Оказывается, общаться с людьми напрямую, – это не уровень власти. Представляете? – сверкает глазами Катя. – Я буду советоваться, можно ли написать заявление в адрес Никитиной, ведь, если не нашли состава преступления, то получается, что был ложный донос на меня.

Утром – митинг, вечером – биржа труда

Пока мы разговаривали с Екатериной и Сергеем Володиным, на площади собралась толпа. Нам удалось насчитать порядка 300 человек.

– Это очень хороший результат, – радуется депутат Володин. – Учтите, что бюджетникам посещать мероприятие запретили. Негласно дали понять, что утром ты на митинге, а к вечеру – без работы. А где тут работать, кроме как в бюджетной сфере? И погода, конечно, подкачала. Многие жители деревень с грунтовыми дорогами просто не смогли к нам приехать.

Митинг проходил в формате «свободного микрофона» и довольно быстро стало понятно, что люди устали не только от бездорожья. Одна из выступающих, Елена, рассказала о том, что ее выкинули из очереди на квартиру несколько лет назад, хотя она – мать-одиночка с четырьмя детьми, один из которых – инвалид. Теперь женщину снова поставили в очередь, но уже другую, и она не знает, сколько ей еще ждать и не получится ли во второй раз так, что полагающуюся ей квартиру отдадут неизвестно кому, а ее вычеркнут из списков.

Житель деревни Бородинка поведал, что три года людям приходится выживать в ситуации необъявленной чрезвычайной ситуации из-за постоянного и тотального подтопления. Вместо того, чтобы переселить 12 оставшихся в деревне семей, власти потратили девять миллионов на строительство дамбы, а потом еще больше – на ее ремонт. Но дамба все равно не выдержала. Люди молят о расселении, а им говорят – переезжайте, если хотите, за свой счет.

Поднимали выступающие вопрос о невыполненных предвыборных обещаниях главы, сокрушались о загубленных предприятиях. Драматическое небо с нависающими над райцентром свинцовыми тучами только усиливало накал страстей.

Поддержать митингующих приехали представители регионального штаба Навального. Сотрудник штаба Даниил Чебыкин рассказал о том, что в 2017 году на ремонт дорог в Полтавке потратили 170 миллионов рублей.

На бумаге все получается красиво: все восстановлено и все содержится в надлежащем состоянии. Но многие данные не соответствуют действительному положению вещей. И это подтвердили участники акции.

– Так куда можно было закопать 170 миллионов? – спросил Даниил.

– В свои карманы, конечно же, – зашумели, заволновались люди. – Везде ямы! Проехать невозможно!

От Даниила полтавчане узнали, что средняя зарплата администрации в районе составляет 50-60 тысяч рублей. И по толпе снова пробежала волна негодования.

Уже перед отъездом я узнала у навальновцев, почему они решили приехать сегодня в Полтавку.

– Мы поддерживаем любые формы гражданской активности, – объяснила юрист омского штаба Анастасия Васильева. – Формат проведения публичных мероприятий – единственная оставшаяся у нас, граждан России, возможность обращать на себя внимание. Других вариантов не осталось. И ситуация с Полтавкой это показывает. Человек попытался решить проблему, обратившись к чиновникам. Но ей ответили, что это не наш уровень. Мы не общаемся с обычными смертными. Поэтому Екатерина вынуждена была выйти на улицу и заявить о проблемах в такой форме. Проблема людей в России в том, что они интертны, не готовы озвучивать проблемы и требовать от власти решения этих проблем. Тем важнее для нас история с Екатериной Прец. Это уникальная личность для нашей среды. Она тратит свое время на то, чтобы сделать жизнь ее сограждан лучше. Ее позиция заслуживает уважения и поддержки.

Рыба гниет с головы

Но не всем спикерам удалось заручиться поддержкой митингующих. Один из выступающих резко отозвался о политике президента Путина и его друзьях.

– За кого голосовали, то и получайте, – горячился он.

Но долго говорить ему не дали: тут же стали шикать и свистеть со всех сторон.

– Пургу гонишь какую-то! Заберите у него микрофон, – крикнул кто-то из толпы.

За Путина тут почти все горой.

Точно так же отказались слушать участники акции председателя Совета ветеранов, помощницу депутата Госдумы Смолина Зою Демченко, которая попыталась оправдать местную власть.

– Нужно четыре миллиона для того, чтобы сделать по улице Светлой 300 метров дороги. Что ваши 170 миллионов? Капля в море!– пыталась устоять перед напором женщина.

– Так, может китайцев пригласить? Они гораздо дешевле делают, – недобро осклабился мужчина, стоявший по левую руку от меня.

– Прекращайте гнилую агитацию! – раздалось откуда-то сзади. – Рыба гниет с головы!

Вся сила народного гнева в это утро была направлена на местных глав – главу района Александра Милашенко и главу Полтавки Марину Руденко. Последняя лично присутствовала на митинге. Стояла, сурово хмурясь, частенько подзывала к себе блюстителей порядка, видимо, надеясь, что те найдут законный повод побыстрей завершить это мероприятие. Позже, когда люди уже проголосовали за резолюцию митинга и стали расходиться, она-таки взяла микрофон в руки и попыталась отчитаться о том, какая большая работа ведется в Полтавке, несмотря на то, что чиновники ограничены в своих возможностях. Но ее тут же взяли в кольцо и стали забрасывать «точечными вопросами» – про свалку, переселение из ветхого жилья и т.п. Выступление завершилось, так и не успев толком начаться.

Слуги с Олимпа

Звездой митинга, вне сомнений, была Екатерина Прец. Она брала слово несколько раз.

В конце мероприятия Катя констатировала, что деньги району выделяются, – только за последние четыре года дали на дороги 570 миллионов рублей, – да только непонятно в каких карманах они оседают после этого. Ее искупали в аплодисментах – за смелость.

Мужчины и женщины оживленно переговаривались:

– Или ты строишь, или разваливаешь.

– Такие, как Милашенко, позорят «Единую Россию». А еще на третий срок собирается!

– Почему у них ничего не получается? Они же боятся. Будут требовать у Омска, станут неугодными.

Екатерина сорвала овации, поставив диагноз местным властям – хроническое бездействие.

– Хочу задать вопрос, который крутится в моей голове уже два месяца. Глава Полтавского района Александр Милашенко был обвинен в коррупции, признался в процессе следствия в халатности, а потом попал под амнистию. Каким образом он после этого признания мог остаться в кресле главы района?

Толпа одобрительно загудела.

– Двери чиновников должны быть всегда открыты, потому что они – наши слуги, – продолжила Екатерина. – Но, наверное, местная власть поднялась на Олимп, и для них наших проблем не существует. Такая власть не может управлять таким районом!

И снова все захлопали. Прец просияла и пообещала, что по итогам митинга будет составлен протокол на имя губернатора, прокурора и президента. Еще она поделилась своими планами дозвониться на прямую линию с президентом, которая ожидается в июне, и «поставить вопрос по поводу бездействия и хамства местной власти».

Наконец, Катя попросила собравшихся проголосовать за то, достоин ли Милашенко руководить районом. Подавляющее большинство поддержало вариант, согласно которому глава должен покинуть свой пост, не дожидаясь сентябрьских выборов.

– За такие суммы, которые выделяет наше государство, можно построить не только дороги. Еще останется и на тротуары, и многое другое,– призналась мне Катя после того, как первый на ее веку митинг завершился. – Деньги есть в бюджетах, но идут не по назначению.

А еще Екатерина Прец мечтает, чтобы в России вернули прямые выборы глав.

– Этот вопрос я тоже хочу задать на прямой линии с президентом. Это было неверное решение. Нужно снова дать людям возможность выбирать тех, кто отвечает за жизнь района. Мы же голосуем за президента? Только его мы можем выбирать, а больше, получается, никого? Но ведь от плохих дорог есть только одно спасение – достойные люди во власти, которые будут заниматься решением проблем, а не коррупционными махинациями.

Лика Кедринская

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет