События
Денег нет, но вы держитесь, ветераны!
Старейшие работники ОНПЗ привели в порядок цветник возле дома, в котором жил первый директор завода Александр Малунцев

Старейшие работники ОНПЗ привели в порядок цветник возле дома, в котором жил первый директор завода Александр Малунцев

Вчера на улице Малунцева в Городке Нефтяников наблюдалось небольшое оживление. Лужайку и цветник рядом с трехэтажным жилым домом приводила в порядок группа пожилых людей с кисточками, банками с краской, ведрами и лейками. Это взялись за дело ветераны Омского нефтеперерабатывающего завода — люди, стоявшие у истоков крупнейшего предприятия. Выбор дома не случаен – именно здесь по адресу: ул. Малунцева, 13, несколько лет жил первый директор ОНПЗ Александр Малунцев, ушедший из жизни 55 лет назад, весной 1962 года.

Сегодня улицу Малунцева уже не назовешь «витриной» омских Нефтяников, как когда-то: обшарпанные фасады, разбитые тротуары, пыль на обочинах. Но даже в таком состоянии она сохранила свое очарование и уют: маленькие домики, изящные и скромные одновременно, море зелени, тишина. Не верится, что в каких-то ста метрах бурлит жизнь огромного города.

Когда-то Иван Лицкевич, один из директоров ОНПЗ, хотел превратить это место в «Невский проспект Нефтяников». Планам не суждено было сбыться, но о доме первого директора, украшенном мемориальной доской с барельефом, площадке вокруг него заботились всегда… До 2017 года, когда главное омское промышленное предприятие, бьющее из года в год рекорды по прибылям, неожиданно обнаружило в своем бюджете «дыру», вероятно, образовавшуюся от ежегодной закупки, страшно сказать, четырех банок краски-эмали и такого же количества кисточек.

— Сегодня здесь собрались «малунцевцы», — рассказывает Александр Смирнов, ветеран нефтезавода. — Это люди, которые работали с Александром Моисеевичем, видели его, разговаривали с ним. Имя Малунцева для нас свято. В этом году было 55 лет, как его нет с нами, а зимой следующего года грядет 110-летие со дня его рождения. И конечно, нам, ветеранам, хотелось привести хотя бы этот уголок в порядок. Раньше все расходы по благоустройству брал на себя Нефтезавод, в бюджете была даже заложена специальная статья «Уход за памятными местами». Но в этом году провели «оптимизацию», и средства на благоустройство урезали. Закончилась весна. Первый месяц лета, второй, третий. Цветник возле дома зарос сорняком, цветы засохли. Нам просто было больно и стыдно смотреть на это. Вот мы и «скинулись» в складчину и решили навести порядок своими силами.

— Во сколько вам это обошлось?

— Купили кисточки, черную краску, чтобы покрасить заборчик. С цветами помогла Натела Полежаева, главный врач санатория «Рассвет». Сотрудники «Рассвета» приехали, расчистили все, высадили новые цветы. Тысячи три мы на все про все потратили.

— У «ГАЗПРОМНЕФТИ» не нашлось три тысячи рублей на благоустройство цветника?!

— В июле я пошел к заместителю директора Нефтезавода. Он новый человек, принял меня очень хорошо. Уверял: «Александр Егорыч, не беспокойтесь! Мы все сделаем. Я сам лично приеду». Прихожу к нему через неделю. Тон совершенно иной: «Денег, к сожалению, нет. Ищите средства и делайте все сами». И все это на фоне разговоров руководства «ГАЗПРОМНЕФТИ» о том, что компания провозглашает одним из ключевых своих моральных принципов — заботу о ветеранах, о первом поколении работников ОНПЗ! Обидно было осознавать, что имя Малунцева фактически предают забвению. Не хотелось оставлять все, как есть. Стыдно перед памятью Александра Моисеевича, стыдно перед жильцами улицы. Вот рядом, в доме № 11 замечательный цветник разбит, ухоженный зеленый газон. Это жильцы сами сделали за свои деньги. При таком соседстве вдвойне позорно было бы оставить лужайку под окнами квартиры первого директора в нынешнем виде.

— Но ведь память о Малунцеве — это не только цветник и мемориальная доска?

— В том-то и проблема. Нам из-за возраста и размера пенсий многие задачи просто не по силам. Мы не можем сами отреставрировать фасад малунцевского дома, хотя уже почти половина штукатурки осыпалась, не можем заасфальтировать тротуар. На могилу, на Старо-Северное кладбище тоже ездим сами. Похоже, никого из нынешнего руководства ОНПЗ там не бывает. Хотя о Малунцеве помнят не только ветераны. Работники помоложе тоже чтят его память. В этом году мы организовали «Малунцевские чтения». Пришли люди разных возрастов. И – никого из руководителей предприятия! В следующем году, к 110-летию планируем праздник улицы Малунцева.

- Будет ли там кто-то из начальства?

- Даже не знаем. Но помощи от нынешнего руководства не хватает. Мы с Борисом Эрминым — это ветеран ОНПЗ, он тоже сегодня пришел благоустроить цветник — написали две песни. Он музыку, я стихи. Называются «Улица Малунцева» и «Женщины Нефтезавода». Но нужно, чтобы профессиональный композитор сделал аранжировку. Стоит это где-то в пределах тридцати тысяч рублей за обе песни. Не ради собственных капризов! Мы всем ветеранам хотим таким образом сделать подарок. Много ли радости в жизни у пенсионеров? Но и тут нам руководство завода дало понять: денег не ждите! Наверное, тоже будем за свой счет делать.

Из шести участников сегодняшнего «субботника» подавляющее большинство составляли мужчины. И это правильно. Красить и таскать ведра с водой, несмотря на давнюю отечественную традицию «останавливать коня на скаку», наверное, все-таки мужское дело. Даже с учетом того, что самому старшему участнику благоустройства «уголка Малунцева» уже под 90 лет. Но была и одна женщина – Валентина Алексеевна Жидкова. Она не просто старейший сотрудник Омского НПЗ, но и в буквальном смысле один из первых работников завода. Именно она, будучи оператором товарного производства, принимала самый первый эшелон башкирской нефти на только что открывшийся Нефтезавод:

— Отношение к ветеранам со стороны нынешнего руководства Нефтезавода ужасное. Мы строили ОНПЗ в таких условиях, что сейчас в это трудно поверить. Не хватало спецодежды, жуткий холод. Условия труда были невыносимыми. Отсюда у нас сегодня все болезни. Так неужели ветераны хотя бы сейчас, под конец жизни не заслужили человеческого отношения?!

На вопрос, что же сегодня ее заставило выйти на эту акцию, Валентина Алексеевна ответила:

— Нельзя же было смотреть то, что было под окнами квартиры, где когда-то жил Александр Моисеевич. Если Нефтезавод откажется финансировать благоустройство памятных мест, мы все равно будем выходить и делать, что сможем своими силами. Я когда-то читала стихи со сцены нашего ДК. Там были такие строки: «Нас не старят ни годы, ни грозы — впереди в каждом деле всегда ветераны родного завода, ветераны труда».

Несмотря на печальные обстоятельства, ветераны Нефтезавода не унывают. Наверное, потому что у них в жизни были хорошие учителя, о которых нынешнее руководство АО «ГАЗПРОМНЕФТЬ-ОНПЗ», вероятно, вспоминает нечасто…

Александр Егорович Смирнов:

- Помню, как встретил Малунцева незадолго до его смерти. Он уже умирал и знал это. Ему было 53 года, а мне 24. Он спросил: «Как дела?» Я говорю: «Плохо, Александр Моисеевич. Зарплаты ни на что не хватает, жилья нет…» А он мне: «Да ты счастливый! Ты же молодой. У тебя все еще впереди!» Вот и получилось, что у меня действительно было еще все впереди. Целая жизнь. А сегодня мне 80 лет. И я до сих пор вспоминаю слова нашего первого директора, и всегда буду вспоминать.

Сергей Наумов, Омск

Фото автора

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет