События
Россия для них - кусок грязи
Под флагом борьбы с «африканской чумой свиней» в Сибири, как и по всей стране, тотально уничтожаются крестьянские и фермерские хозяйства
Изображение из открытого источника

Запретительные компартаменты

У крестьян Новосибирской области, да и других областей и краев, которые занимается свиноводством, плохие новости. Областной Минсельхоз разослал по сельским районам распоряжение по «предупреждению распространения африканской чумы свиней» (АЧС), которое, в частности, предписывает районным администрациям «рассмотреть целесообразность» содержания этих животных в крестьянско-фермерских и личных подсобных хозяйствах, «имеющих низкий статус биологической защиты» и принять меры по «переводу их на альтернативные виды животноводства».

Документ опубликован на сайте сибирского журнала «Председатель» . Это – не инициатива региональных властей, а поручение федеральных (Протокол №1 заседания Комиссии Правительства под председательством бывшего вице-премьера А.В. Дворковича от 27.02.2018, Протокол №2 от 05.04.2018) и. вероятно, схожие директивы разойдутся, если не разошлись уже, по многим регионам нашей страны.

От ЛПХ и фермеров требуется обеспечить третий или четвертый уровень компартамента (биологической защиты). Это примерно как если бы семью, живущую у черты бедности в доме с заплесневелыми стенами, обязали бы сделать в нем модерновый евроремонт и обставить импортной мебелью, и все - за свой, естественно, счет. А если счета нет, выселиться на улицу, и обустроить себе там альтернативное жилье: соорудить шалаш, поставить палатку, присмотреть уютную теплотрассу, ну или самоликвидироваться - примерно такая альтернатива: по логике Министерства сельского хозяйства, Правительства РФ это – безопаснее, чем жить в доме, где на стенах грибок.

- Третий уровень компартамента – рассказал нашему корреспонденту главред «Председателя», известный эксперт по аграрным вопросам Павел Березин – это совокупность невыполнимых требований даже для крепкого фермера, а для обычного крестьянина они – запредельные: надо, чтобы на ферме присутствовали контрольно-следовая полоса, дезбарьер, различные отпугиватели птиц, режим «черное и белое» - полная смена одежды при входе и выходе, ее дезинфекция. Плюс ко всему расстояние до соседа должно быть не менее 500 метров и никаких хозяйственных связей с нижними компартаменнтами быть не должно. Удовлетворяют таким запросам только современные свинокомплексы.

Один из лучших новосибирских фермеров Александр Берестов (содержит полторы сотни голов без учета поросят) посчитал, во что ему обойдется переход на третий компартамент - как минимум, в 44 миллиона рублей, такие деньги владельцам крестьянско-фермерских хозяйств (а личных подсобных и подавно) не снятся. Во всем регионе его имеют два свиноводческих предприятия - Учхоз «Тулинское» и «Сапфир» (Болотинский район). Еще одно - Кудряшевский свинокомплекс находится на высшем уровне биозашиты – четвертом. Ну вот они после реализации плана «по повышению зооветеринарного статуса сельскохозяйственных

организаций» (он принят 30 мая, но еще не разослан на места) и останутся.

- По сути – говорит Березин – это означает запрет на разведение свиней в сельской местности – Их нельзя продавать, перемещать, забивать. Убойные пункты, кстати, должны быть равного компартамента с хозяйствами. А таких боен в Новосибирской области на сегодня нет ни одной. Все это делается как бы из благих побуждений – в целях борьбы с распространением АЧС. Если бы крестьянам предоставлялись средства на все эти мероприятия, то и вопросов бы не было, но в бюджете не предусмотрено даже статьи расходов с упоминанием ЛПХ, КФХ, При этом колоссальные суммы - десятки миллиардов рублей расходуются каждый год на ветеринарную безопасность так называемых свиноградов - крупнейших предприятий отрасли, где содержится от 100 и больше тысяч голов. Получается, что этот вирус, не представляющий опасности для людей, смертельно опасен для малого сельского бизнеса, а мегакомплексам, наоборот, весьма даже выгоден.

Поэтому селяне и сомневаются, что эта африканская напасть – настоящая, нерукотворная, так сказать.

«Власть очумела»

В Советском Союзе АЧС случалась нечасто: В Википедии значится только один год – 1977 , тогда были зарегистрированы три крупных эпизоотических вспышки – в Одесской Киевской и Свердловской областях.

Тридцать лет спустя, в 2007 эта болезнь объявилась впервые в новой России - в Северо-Кавказском округе (Чечня, Ингушетия), через год – в Ставрополье, затем пошла по Кубани, Черноземью, Средней полосе…Свиное поголовье подчистую выкашивалось в основном на сельских подворьях, у мелких фермеров – агрохолдинги, свинограды вирус само собою обходил стороной.

В Краснодарском крае численность свиней в ЛПХ в 2012 – 2013 гг. сократилось в 250 раз (с 214 тысяч до 870 голов), в Белгородской области попало под нож 95% обитателей сараев и свиноферм с низким компартаментом, в Воронежской домашних свиней не осталось совсем

В прошлом году этот вирус добрался и до Сибири. В Омской области он обнаружился в середине июля в хозяйстве Виктора Фикселя (с. Верблюжье Саргатский район) и в считанные дни разошелся по 33 селениям, соседним и отдаленным: к примеру, 1 августа очаг был зафиксирован в с. Камышино, что от Верблюжьего в 230 км.

Гасились вспышки преимущественно огнем: попутно утилизировались автопокрышки, на них накладывались свиные туши, затем снова – слой покрышек, слой свиней и т.д. – высота «пирога», к примеру, в поселке Ачаирский, где сожгли разом 2 тысячи голов, составила 40 метров. Дым стоял до небес: зрелище соответствовало и настроениям селян, и масштабам бедствия.

- Когда в селах проходили зачистки, людей увозили в больницы с инфарктами и инсультами – рассказывает депутат Омского райсовета Татьяна Лукина – Ведь им никто ничего не объяснял. Мы не имели никакой информации – как выставлять дезбарьеры, что делать, чтоб не попасть в очаг АЧС. Только когда привели пикеты у облправительства, областной Минсельхоз разослал «памятки» в районные газеты, но их читает примерно десятая часть сельского населения. И что еще интересно – примерно за полгода до АЧС в Омской области вдруг начинается оптимизация районных ветслужб – ушло много опытных ветеринарных врачей, хотя в то время чума свиней вовсю шла по стране и подбиралась к нам. Впечатление такое, что власти специально к ней и подгадывали.

На еще одно совпадение обратил внимание доцент ОмГПУ, кандидат ветеринарных наук Борис Кассал: «Удивительным образом АЧС в Омской области возникла как раз после Всероссийской сельскохозяйственной переписи (2016 г.), которая реально оценила поголовье в частных хозяйствах и дала пищу для размышлений менеджерам крупных агрокорпораций».

Фермер Фиксель хозяйство которого областной Минсельхоз назначил «источником» распространения вируса, не признавал вину категорически: «Мне обидно, - сказал он СуперОмску - что меня выставили козлом отпущения…У меня сожгли всё, что надо и что не надо. Пять построек было, никаких актов не выдали. Ущерб огромный. Никто не нас не оповещал – пишут, мол, какие-то памятки раздавали, постановления. Ничего нет на руках, одна говорильня… Не исключаю, что это проводится специально. Разброс такой странный по всему региону, невольно на мысль наталкивает,.. Исилькуль, Тюкалинск – такой разброс, как объяснить это? Тем более, мы говорим, что возможно заражение лишь при контакте. Такие мысли, что кто-то умышленно это все делает».

После этого интервью у областных чиновников появились другие версии. Начальник отдела госветнадзора на госгранице и транспорте управления Россельхознадзора по Омской области Алексей Харин назвал разносчиками вируса АЧС ветеринарных врачей (пресс-конференции 6 сентября 2017),

Глава областного Минсельхоза Максим Чекусов предположил, что распространить заразу могли не только ветврачи, но и почтальоны, или водители, кто угодно. Официально источник не установлен - ни в Омской области, ни в Тюменской, где в том же прошлом году было сожжено 16, 3 тысячи свиней, ни в любой иной, где это заболевание обнаруживалось ранее: всего за 10 лет борьбы с ним уничтожено, по данным Россельхознадзора, 1 миллиона голов.

«Поводом социальных волнений в Омской области стало отсутствие какого-либо внятного публичного доказательства существования АЧС – пишет ученый-ветеринар Борис Кассал - При этом бытовало подозрение, что за АЧС выдают обычную чуму свиней, контролируемую вакциной, с почти одинаковыми симптомами для устранения с рынка фермеров в интересах владельцев крупных агрохолдингов. Поскольку монополизм в этой отрасли гарантирует баснословные прибыли, и «договариваться» с крупными инвесторами чиновникам гораздо выгоднее».

В конце августа 2017 в разгар уборочной компании больше сотни крестьян приехали в Омск на акцию протеста против той борьбы с АЧС. которую с размахом вели областные аграрные и ветеринарные ведомства. Выступавшие не сомневались, что это – борьба с личными подсобными и фермерскими хозяйствами.

Фермер Алексей Зобин: - В нашем поселке уничтожили 2 тысячи поросят, из них сотня моих, и тут же началось строительство нового свинокомплекса. В Ивановке, где ничего не строится, карантин ввели на 3 года, а у нас – на 6 месяцев. Ну и как дальше жить?

Пенсионер Юрий Данилович: - Сейчас происходит то же, что и около ста лет назад, когда людей раскулачивали, изымали у них «излишки», но их не было у тогдашних крестьян, и у нынешних тоже нет: отнимают последнее, и надеются, что они будут молчать?

Ни один из приглашенных чиновников не явился на этот митинг: отвечать на вопросы его участников им было бы затруднительно:

- Вырезают всех подряд по беспределу. Никаких ветеринарных документов не предъявляют, никаких анализов, экспертиз. Мы даже в суд обратиться не можем - никаких бумаг на руках. Это – не чума свиней, это власть очумела

- Не бывает так, что заболел одни поросенок, а остальные 40 – здоровые, если уж чума – она косит всех.

- А потом какой-нибудь ящур у них объявится, а потом - птичий грипп.

Депутат Троицкого сельского поселения Ирина Дроздова: - В некоторых крестьянских дворах свиней сжигают вместе с сараями. Никто ничего людям не разъясняет, никто ничего не делает, чтобы пресечь распространение этой заразы, если она действительно есть. Мне рассказывали, что фермер в пригородном районе, взявший кредит на 3 миллиона рублей, после того, как у него забрали свиней, стал несостоятельным должником и покончил с собой (ранее о такой же трагедии сообщал воронежский МК - Г.Б). У нас в Верхнем Карбуше люди держатся на антидепрессантах - ЛПХ у многих – единственный источник дохода: зарезал поросенка – заплатил за жилье, еще зарезал – собрал в школу ребенка. Эти АЧС, техрегламенты кончат все крестьянские хозяйства, но вилы-то у людей останутся – это власть должна понимать.

О вилах упоминали и другие ораторы.

Юрий Иванов, ветеран боевых действий в Чечне, деревня Замелетеновка: - Я живу в вагончике с дочкой. Один воспитываю – жена от такой жизни ушла. Мне дочку надо поднять. Мне не надо никакой помощи от государства, но если ко мне придут… У меня нет ружья, но есть газовый баллончик, есть топор, есть вилы …А кого мне бояться? Путина?

«Системное уничтожение ЛПХ»

В ходе борьбы с болезнью, источник которой не выявлен, в Омской области было ликвидировано в 12 сельских районах 20, 5 тысяч голов свиней. «Это по официальным данным – говорит руководитель «Клуба свиноводов Сибири» ветврач высшей категории Сергей Голубев – По неофициальным – в два раза больше».

Разорено более 400 фермеров и личных подсобных хозяйств, что по масштабам крупного аграрного региона – не так уж много: на юге России, в средней полосе домашнее поголовье вирус съел практически полностью. Но омские власти на достигнутом не останавливаются. Вскоре после снятия карантина они анонсировали следующую вспышку - «через месяц после опороса, который начнется в марте-апреле 2018»: такой прогноз дал корреспонденту ТАСС начальник главного управления ветеринарии региона Владимир Плащенко

Предсказание не сбылось: опорос не оправдал ожиданий главного ветеринара области. А. может быть, дело не в опоросе, а в комментариях к этой новости, распространенной омскими СМИ – их было много, гневных и саркастических, временами разоблачительных. Один из фермеров, например, рассказал о пользе видеокамер, установленных на подворье, которые зафиксировали, как во время осмотра фермы один из сотрудников сельхозведомства что-то сунул в рот незаметно свинье, после предъявления этой записи проверяющие от владельца хозяйства отстали.

Возможно, власти сочли, что не стоит обострять эпизоотическую обстановку накануне губернаторских выборов: они пройдут в регионе 9 сентября.

Однако сомнений в непоколебимости их намерений нет. О них прямым текстом говорится на официальном сайте областного правительства в сообщении о заседании Комиссии по «профилактическим мерам борьбы с АЧС» при региональном Минсельхозпроде «с участием представителей Минприроды, Управления Россельхознадзора, Главного управления ветеринарии, УМВД и руководителей крупных свинокомплексов». В последнем абзаце этой информации сказано: «Подводя итоги заседания, Глава регионального Минсельхозпрода Максим Чекусов акцентировал внимание руководителей свинокомплексов на выработке четкого алгоритма взаимодействия с ветеринарной службой, Россельхознадзором по системному уничтожению свинопоголовья в ЛПХ и перехода на альтернативные виды животноводства».

Свиней заменят петушками

- «Альтернативные виды», о которых тут сказано – это просто пустые слова – считает Павел Березин – Какая альтернатива может быть свиноводству? Кроликов разводить, цыплят, страусов? Смешно даже это обсуждать. Содержание, выращивание свиней – серьезное дело: им, как правило, люди на селе занимаются много лет: они профессионалы. Это дело их жизни, требующее огромных затрат сил и времени, но и доход оно приносит достаточный, чтобы семья, даже многодетная, жила безбедно. А чтобы заниматься чем-то существенным, разводить, например, КРС. нужны приличные средства. Где их взять? Никакой финансовой поддержки крестьянам эти решения власти не предусматривают. Людям даже не выплатили компенсации за сожженные у них сараи, корма – заплатили только за изъятое поголовье. Этих денег многим не хватило, чтоб расплатиться с кредитами. Один фермерский мне жаловался: - Я свиней 35 лет держал – мою жизнь слили в унитаз.

В марте с.г. по поручению врио губернатора Александра Буркова в Омской области началась благотворительная акция – безвозмездная выдача владельцам сельских подворий, пострадавших от АЧС, «суточных петушков яичных кроссов». До июля Иртышская птицефабрика планирует выдать их 375 тысяч, а Любинская – 300 тыс. в порядке компенсации за сожженных свиней.

- Я бы посмеялась над таким благодеянием – говорит депутат Ирина Дроздова – Но это смех сквозь слезы. К нам в деревню завозят иногда таких петушков с Иртышской фабрики, я их не беру и даром- с ними больше возни, и корма потратишь: порода такая – они веса не набирают. Разве можно этих цыплят, сколько б ни было их тысяч, сопоставлять с тем, что люди от АЧС потеряли?

Ранее «Новая» рассказывала о том, как представители омского отделения «Единой России» раздавали селянам таких же цыплят в преддверии думских выборов, устроив фактически подкуп избирателей на глазах представителя ОБСЕ.

Свинограды. Антиутопия

-Сельскому свиноводству вынесен наверху суровый приговор – говорит руководитель «Клуба свиноводов Сибири», один из самых успешных новосибирских фермеров Сергей Голубев .

Это ему, человеку с большим управленческим опытом (в 90-е был главой поселка, замглавы райадминистрации, в нулевые - начальником отдела обладминистрации) и с высокой ветеринарной квалификацией стало ясно после того, как он в конце мая побывал на «собрании представителей отечественной свиноводческой отрасли».

- Откровенная риторика столичных чиновников не оставляет в этом никаких сомнений.

Один из главных докладчиков на том форуме - президент Национального союза свиноводов Юрий Ковалев, с «радостью», по словам Голубева, сообщил о том, что «в хозяйствах населения производство стабильно снижается: за семь лет оно упало почти на полмиллиона тонн, и в ближайшие годы будет и дальше снижаться примерно на 100 тыс. тонн в год». То есть, делает вывод предприниматель, на протяжении последних лет «на государственном уровне реализуется задача по уничтожению мелкого сельского свиноводства».

Это, считает он, государственная политика, которая строится на нескольких мифах. Один из них – «героическая борьбы с АЧС», а на самом деле - «зачистка рынка по заданию крупной свиноводческой олигархии».

Миф о том, что частные подворья и мелкие фермы в силу их «низкого компартамента» являются наиболее уязвимой для распространения вируса средой, опровергнет, уверен Голубев, любой из серьезных ученых –ветеринаров, экологов. чьим мнением не интересуется власть. Все - наоборот: в зоне риска при всех своих компартаментах в первую очередь мегакомплексы.

- В личном подсобном хозяйстве иммунитет кратно выше, чем в свиноградах, где огромная концентрация поголовья – скученность, необеспеченность свежим воздухом, водой, и количество микрофлоры зашкаливающее.. Если мы возьмем любое крупное предприятие, где больше 100 тысяч или даже 50 тысяч голов, там в одном литре воздуха - от 10 до 17 миллионов микробных тел. Никакая имунная система не выдержит этого. Общероссийская норма – 18 – 20 тысяч, а в ЛПХ, фермерских хозяйствах этот показатель – всего лишь 2 тысячи. В мегакомплексе животное находится в такой атмосфете, как если б на человека одели целлофановый пакет. Выжить оно в ней не может – должно погибнуть: поэтому давятся все болезни бесчисленными антибиотиками. Есть, к примеру, новые препараты, которые работают в организме свиней 40 (!) дней, и их невозможно выявить никакими анализами. К этому добавляются стимуляторы роста, фосфаты, подавители микрофлоры, искусственные аминокислоты... Все это - импортного производства. На зарубежные химпрепараты подсажено практически всё поголовье в крупных агрохолдингах – производителях свинины в России. Это огромная транснациональная индустрия.

Вот такое получается «импортозамещение». И расходуются на него колоссальные бюджетные средства. За последние годы, по сведениям Голубева. «государство вложило в эти олигархические агрохолдинги в виде льгот по кредитам, компенсации затрат и т.д. более 300 миллиардов рублей – полтора годовых бюджета всего АПК России, и при этом «вы не встретите фермера, владельца ЛПХ, получившего хотя бы мизерную господдержку на покупку и продажу молодняка, племенного скота… 30 процентов бюджетных денег, вложенных в мегакомплексы, автоматически уходят зарубежным фармацевтическим гигантам: за государственный счет мы содержим импортных фармацевтов и огромную армию посредников».

И что в результате употребляют в пищу российские граждане?

- Генетика свиней в свиноградах «заточена» на хороший экстерьер, на скорость откорма, но не на качество мяса и не на здоровье его потребителя.

Последствия такого питания, по Голубеву - потеря иммунитета. умственная вялость, онкология, нарушение репродуктивных функций… И это еще далеко не все. Возможно, независимый свиновод , как заинтересованное лицо, нагоняет лишнего страху, но ведь и любому понятно, что мясо, напичканное различной химией, не полезнее для здоровья, чем живое крестьянского забоя. которое на прилавках уже встречается редко, и, вероятно, скоро сойдет на нет.

Забивание крестьянина

Забивать скот на подворье запрещено Техрегламентом, о котором «Новая» подробно рассказывала еще четыре года назад

Его введение, считает руководитель «Клуба свиноводов Сибири», «стало сильнейшим, может быть, роковым ударом по свиноводству в сельской глубинке»: десятки тысяч семей, для которых оно было если не единственным доходом, то основным, бросили заниматься им, так как требования, прописанные в Техрегламенте, оказались для простого крестьянина, чьи предки от века забивали скот во дворах, в прямом смысле недосягаемыми: в большинстве районов Новосибирской области сертифицированных боен, говорит Голубев, не сыскать днем с огнем, а везти свинью за полсотни, а то и сотню верст, потеряв по дороге до трети живого веса, экономического смысла нет.

И для омских крестьян это нововведение стало хуже, чем эпидемия: одно мытарство для животных и их владельцев, о чем нам рассказал староста села Верхний Карбуш Юрий Фалькенберг:

- Чтобы отвезти свинью на убойный пункт, надо купить оборудование для перевозки, заказать машину.. Потом загнать свинью в клетку, а если она невыгульная, попробуй ее загони. Один я не справлюсь, клетку с весом 100 килограммов в машину не загружу, надо как минимум еще мужика на подмогу, не бесплатно, естественно. При такой перевозке у свиньи будут травмы, а гематомное мясо удаляется. За клеймо надо заплатить, за охлаждение, за разделку туши, при этом бойня забирает себе бесплатно ливер и головы. Что остается в чистой прибыли? Слезы – 2-3 тысячи рублей. А выращивать такую свинью надо не меньше года: быстро свиньи растут только в свинокомплексах - на стимуляторах роста – уколах гормонами и всякой химии.

Вторым ударом – нокаутирующим те малые фермерские хозяйства и ЛПХ, которые стоят еще на ногах, стали «Ветеринарные правила содержания свиней, утвержденные Приказам Министерства сельского хозяйства РФ» от 29 марта 2016». До Омской области они дошли в конце прошлого года. В них прописаны нормы жилплощади для хрюшек, проживающих на сельских подворьях - на хряка должно приходиться не менее 7 кв. м. (для сравнения на инвалида-колясочника в омских домах-интернатах полагается 4,5 кв. м.), на свинью – 4 кв. м, на каждого поросенка – по 2 кв. м. Но самое главное –если расстояние от угла сарая до соседнего участка меньше 20 метров, то держать в нем больше 5 голов не положено. Ни на одном крестьянском подворье в России нет такого раздолья, чтоб можно было отсчитать 20 метров от всех углов.

- Когда у нас в поселении люди получили уведомления об этом Приказе, шок был еще сильней, чем когда сообщили о вспышке африканской чумы свиней. Там четко сказано: будут проводиться проверки. Отмерят расстояние от сарая и приговорят твое хозяйство к вырезанию. И без АЧС угрохают всех.

Третьим ударом, окончательно добивающим сельское свиноводство, станут, по всей вероятности, Протоколы заседания Комиссии Правительства РФ, упомянутые в начале этого материала.

Ну и последнее новшество – как сообщает сайт областного Министерства сельского хозяйства, с 1 июля запускается Федеральная государственная система электронной сертификации «Меркурий», разработанная Россельхознадзором в целях безопасности реализуемой сельхозпродукции. Под сертификацию попадает вся продукция животного происхождения, включая корма. Тут не то, что свинья – и мышь не проскочит. По сообщению омских СМИ, будут прочипированы даже пчелы и рыбы.

Электронный охранник проследит, надо полагать, чтоб здоровое крестьянское мясо не попало на рынок (в магазин, на склад розничной торговли) ни при каких обстоятельствах: кто попробует продать его в обход регистрации, будет подвергнут административному наказанию.

Село – оккупируемая территория

Если в крылатой фразе экс-министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева «Россию накормят крупные агрохолдинги» слово «накормят» заменить на «отравят», в этом не будет большого преувеличения, считает председатель движения «Федеральный сельсовет» Александр Мельниченнко.

- То, что только агрохолдинги могут работать эффективно – грубая ложь. Далеко ходить не надо – возьмем для примера Польшу, где реформы начались почти одновременно с Россией. В Польше 19 миллионов гектаров сельхозземель, и это далеко не лучшая земля – примерно как наше Нечерноземье. Но там, в Польше нет ни одного агрохолдинга, свинокомплекса. Средний надел земли – 7 гектаров, и тем не менее эта не очень большая страна производит сельхозпродукции больше, чем огромная Россия. И ни один польский фермер не имеет долгов по кредитам, которые крестьяне там получают под 3% годовых.

Под флагом борьбы с «африканской чумой свиней», говорит Мельниченко, фактически объявлена война сельским жителям: уже в течение 10 лет они выставляются главными виновниками АЧС. Но если оглянуться по сторонам, опять же далеко не заглядывая: в том же Китае, где около 700 миллионов свиней, половина из них выращивается личными подсобными хозяйствами, и никакой АЧС нет в помине.

- Эта чума возникает в тех регионах. где строят или планируют строить огромные свинокомплексы. Когда планируется захват фермерских земель, тогда и объявляется эпидемия. Когда в прошлом году этот вирус вдруг появился в Крыму, крымчане, как и омичи в него не поверили. Все крымские фермеры на 100 процентов уверены, что нет никакой АЧС – просто на рынок Крыма пришли крупные свинопроизводители, и сразу же магазинные полки там заполнились краснодарским мясом. Подобное пережили Белгородская, Липецкая, Ярославская области: местные рынки в них захватила продукция огромных комплексов.

А за свиньями, уверен главный фермер страны, последуют и коровы. «Государство вкладывает миллирды в строительство животноводческих комплексов, которые заведомо не окупаемы: одно коровье место обходится в них бюджету почти в миллион рублей, и никакая корова никакими надоями этих затрат не вернет». Для чего делается? Конечная цель крупных рейдеров, крышуемых государством – земля.

- Нужно отнять ее у крестьян, чтоб они снова почувствовали себя рабами. Так наша власть устроена: ей необходимо как можно больше бедных людей. Если люди сидят без работы, все в кредитах, они становятся рабами банка, рабами системы. Потеряешь работу, и приставы выгребут подчистую твое имущество: будешь работать там, где они прикажут, за границу в отпуск не выедешь. Это новый вариант «крепостного права». Оно будет нам и дальше навязываться.

Работу государственной власти председатель «ФСС» оценивает весьма резко:

- Могу уверенно сказать: вся деятельность государства направлена на ликвидацию и сельскохозяйственного, и промышленного производства в стране. За время правления Путина количество производственных рабочих мест уменьшилось на 17 миллионов, при этом число охранников выросло на миллион 200 тысяч, и их уже избирают губернаторами, как, например, в Ярославской области… Это для нас Россия – родная земля, а для властей предержащих это прекрасное пространство - всего лишь кусок грязи, из которого они выковыривают нефть, газ, платину, никель, золото и продают это все. Люди, живущие на земле, им неинтересны, иначе бы они развивали человеческий капитал: больницы, санатории, школы… А что мы видим? Повсеместное закрытие школ, больниц, и это делают планово. Как можно спланировать закрытие школы, как можно знать заранее, что через полгода людей не будет в этом селе? Значит, сама власть планирует это.

Какой же выход из всей это безнадеги? Только один: объединяться, и создавать на территории своего проживания органы самоуправления.

- И по Конституции, и по здравому смыслу это – страховка от несправедливости. Они должны стать главной властью на местах. Прежде чем резать и жечь свиней, чиновники должны спрашивать мнение местного самоуправления. Без решения сельского совета никто не имеет права ни у кого ничего отнять. Это и есть власть народа, и только сами российские граждане могут установить ее на своей земле.

Георгий Бородянский

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет