События
Доступ в уголовное дело
Ярослава М. из Омска судят за репосты, которые мог сделать кто угодно

Ярослав М. уверен, что стал объектом для полицейской проверки после отказа сотрудничать с Центром по противодействию экстремизму. Молодого программиста, который ранее привлекался к административному наказанию, не заинтересовало предложение полицейских, а через две недели скриншоты с его удалённой страницы «ВКонтакте» были отправлены на экспертизу, позже в квартиру пришли с обыском.

Сегодня 21-летний парень ходит в Кировский суд Омска как на работу: 25 января, на основании материалов Центра по борьбе с экстремизмом УМВД по Омской области в отношении него было возбуждено уголовное дело. На его удаленной странице «ВКонтакте» полицейские нашли материалы, якобы носящие экстремистский характер, его подозревают по ч. 1 ст. 282  «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Таким образом, пользователь может получить реальный срок: санкция этой статьи предусматривает не только штраф и исправительные работы, но и лишение свободы от 2 до 5 лет.

Подозреваемый программист говорит, что не имеет никакого отношения к репостам и видеозаписям, которые были на его странице.  Причины же их появления  могут крыться как в отказе сотрудникам ЦПЭ, так и в профессиональной деятельности матери Ярослава, которая работает в подразделении «Новой газеты».

Впрочем, история наблюдения за Ярославом началась три-четыре года назад.  «Ярик, не уходи», - подростки, оставившие на стене подъезда эту надпись, вряд ли могли предположить, что она станет косвенным доказательством и приведет парня в суд.

«Моя история с ЦПЭ началась еще в 2013 году: кто-то в моем подъезде нарисовал на стене запрещенную символику», - вспоминает Ярослав. - Я возвращался домой, когда меня встретили сотрудники. Они спросили: не знаю ли, кто мог это нарисовать. Говорю - нет. Через какое-то время звонок в дверь, повторно пришел сотрудник Центра по борьбе с экстремизмом Денис Шенгальц. У меня тогда была куртка – «парка» - типичная молодежная, он говорит: «Ага, «парка» – националисты такое носят…», отвечаю, что не промышляю таким. Он взял мой номер, а через полчаса ко мне пришли из отдела».

Выяснилось, что Ярослав попал под подозрение, потому как рядом с нацарапанным на стене нацистским символом,  размером в спичечный коробок, расположилась надпись «Ярик, не уходи»: ее, по признанию юноши, написали однокурсники, когда он решил перевестись из экономического колледжа в 10-ый класс. Полицейские предложили поехать в отделение, там 18-летний юноша пытался объяснить, что это  его вины не доказывает.

- Денис Юрьевич (прим. редакции – сотрудник ЦПЭ УМВД), говорит мне – ты можешь признаться, ничего не будет, штраф может быть только небольшой, а может, и нет, или мы сейчас начнем вызывать всех твоих соседей, родителей…. Возраст подростковый, я естественно не захотел этого и думаю: «А действительно, что будет?» и решил признаться, в том, чего не делал.

Дальше все прошло по-домашнему – суд без особого дознания, как итог - штраф две тысячи рублей. Правда в суде выяснилось, что свастика была на двух этажах, поэтому  парень получил сразу два административных наказания. Впрочем, Ярослав думал, что на этом его история взаимодействия с полицией закончилась, однако она только началась.

В 2015 году, когда  парню казалось, что жизнь вернулась в привычное русло, он узнал, что его знакомых и одноклассников вызывают в полицию: главный вопрос  - не придерживается ли Ярослав каких-либо радикальных взглядов. На тот момент юноша уже удалил аккаунт «ВКонтакте», поскольку там стали появляться репосты, которые он не размещал.

В начале 2016-го его вновь пригласили в Центр по борьбе с экстремизмом. На этот раз, как рассказывает Ярослав, это была почти обычная беседа.

- Поехал я, потому как сотрудники сказали, что это нужно для того, чтобы снять меня с учета. По приезду меня несколько раз спросили, не придерживаюсь ли  радикальных взглядов,  ответил, что нет. Тогда сотрудник Александр Моховиков, что за мной в этот день и приехал, отвел меня в другой кабинет. Там тоже сидели люди в форме, они, к сожалению, не представились. Мне задавали вопросы, чем я занимаюсь, а потом говорят: «Будешь с нами сотрудничать?  Можешь, например, помочь нам в создании сайта и продвижению его в соцсетях. Я говорю, нужно подумать и скажите более конкретно, что мне делать. Они говорят – подумай пять минут, я говорю, раз пять минут, тогда я отказываюсь.

Через две недели, как выяснится позже при ознакомлении с материалами уголовного дела, скриншоты удаленной на тот момент страницы пользователя были направлены на экспертизу. Ярослав М. на этапе возбуждения уголовного дела и сейчас  - на заседаниях суда, заявляет, что не знает, как видеозаписи с якобы нацистскими призывами оказались на его странице «ВКонтакте».

Одним из главных документов, которые сторона защиты представляет в качестве контраргумента скриншотам оперативников, экспертиза московского центра «Центра Технических Экспертиз». На 26 страницах специалист – судебный эксперт (кафедра «Судебной экспертизы» МГТУ им. Н.Э. Баумана) Артем Соколов отвечает на вопрос,  заданный для исследования: возможно ли получение доступа сторонних лиц к аккаунту пользователя социальной сети «ВКонтакте» и какими способами это можно реализовать? Как следует из полученного ответа, при желании кто угодно может завладеть аккаунтом любого пользователя сети без его ведома. Все, что для этого нужно:  аккаунт и подключение к Интернету. Способов при этом существует множество, и специалист  приводит несколько. «Первый способ:  перехват имени пользователя и пароля «ВКонтакте» с помощью специального программного обеспечения «sniffer» (сниффер), установленного на стороннем компьютере», - говорится в официальном заключении Артема Соколова.

- Программа собирает всю информацию, посланную с компьютера пользователя, а с помощью фильтра выводит те данные, которые нужны злоумышленнику, к примеру: имя пользователя и пароль, полученные и присланные сообщения, места посещения интернета и т.д. Второй способ, когда тот же «сниффер», предлагает, в том числе, от лица «взломанного» пользователя-друга перейти по ссылке на определенный сайт, где установлена специальная программа «sniffer coookies». Эта программа способна перехватить временный файл «куки» хранящий имя пользователя и пароль «ВКонтакте». Далее злоумышленник подменяет в настройках своего «браузера» файл «куки», тем самым получая доступ к странице пользователя без ввода и пароля

Ярослав, в свою очередь поясняет, что есть и более простые способы доступа. Профессионалы, например, без труда могут взломать роутер, через который было создано подключение к Интернету, несмотря на то, что запросы, репосты и прочее будет делать «некто», у провайдера будут информация, о том, что действия совершает тот пользователь, на компьютер которого была произведена настройка роутера.

Адвокат подсудимого возмущен и тем, что большая часть свидетелей, которые подтверждают в своих показаниях, что скриншоты  вызывают вражду – засекречены. «Герменевтика связана с тем, что все, что не очень доброкачественно стремятся закрыть – прием распространённый. Никаких сигналов для этого не было, он никому не угрожал.  Многие свидетели не знали вообще о таком праве, а следователь сразу предложила им себя засекретить», - говорит Хаким Садыков.

Вопросы у стороны защиты есть и  к самим скриншотам. Представителям «Вконтакте» IP-адресов и дат размещения материалов, что запечатлены на скриншотах, не предоставили.

- Дело архисложное. С точки зрения уже сформировавшихся стереотипов нацизм -  это плохо, а слово «Гитлер» вообще нельзя  произносить. Непростое дело усложняется тем, что этот стереотип действует и на судью, и на прокурора. К тому же все наскоком. Я заявил, что буду изучать доказательства досконально и в итоге, мы нашли множество противоречий.  В частности, я состыковал рапорт, там перечисляются скриншоты, сравниваю с тем, что отправлялись на экспертизу и выясняется, что некоторые скриншоты не поступали к экспертам, а некоторые  появляются лишние. Даже если смотреть формально по рапорту, противоречий очень много, по сути, дело соткано из сплошных противоречий.

В прокуратуре по Омской области, говорят, что давать комментарии на данном этапе нецелесообразно. «Ведутся судебные действия, стороны предъявляют доказательства», - пояснила старший помощник прокурора по взаимодействию со СМИ Татьяна Булихова.

-  Участникам процесса будет предоставлено право высказать свою позицию в прениях сторон. Прокурор согласно действующему законодательству имеет право  отказаться от обвинения или переквалифицировать  действия  в прениях, исходя из позиции. Сейчас какой-либо комментарий может расцениваться как давление на суд.

Мать Ярослава, Наталия Гергерт, считает, что преследование сына связано с ее профессиональной деятельностью.

Следующее судебное заседание по уголовному делу назначено на 12 октября. Сторона защиты готовит жалобу в ЕСПЧ.

Анна Жолнерчук 

 

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет