События
Как допотопная история стала ТОПовой
«Небесный тихоход» на сцене ТОП-театра вскружил головы публике разных возрастов – не только любовью к Родине, но и просто любовью
Изображение из открытого источника

В ТОП-театре 23 февраля прошла на «ура!» премьера «Небесного тихохода» - произведения, казалось бы, столь же допотопного, как и сам самолет У-2, в честь которого оно названо (он уже тогда, в 41-45 гг. считался летающим артефактом – немцы презрительно называли его «русфанер», но при этом страшно боялись его маневренности, благодаря которой он побеждал атакующих его асов).

Нам не дано предугадать, даже в Фейсбуке и ВКонтакте, кто наше слово будет лайкать… Вряд ли могли представить авторы фильма, снятого в последний год той войны по заказу партии и правительства (когда стало ясно, что она выиграна, в Минкульт поступило срочное указание сделать «веселое, радостное кино о наших доблестных воинах»), что и через полвека, и через 60 лет этот вполне легкомысленный сюжет будет в топе, а через 74 года его поставит на своей сцене ТОП.

"Первым делом, первым делом - самолеты..."

При том, что он чудом вышел на широкий экран, поскольку не понравился товарищу Сталину, который, просмотрев эту ленту, назвал ее «пустой и безыдейной» (в ней в самом деле никто ни разу не поднял тост «за Родину, за Сталина», и вообще вождь не упоминался, из чего следовало, что Победа – заслуга исключительно простых советских людей). И как-то ее осмелилась защитить Фаина Раневская, сыгравшая в ней роль доктора- профессора (хотя, по свидетельствам современников, сама была не в восторге от картины, но тем не менее): благодаря ее авторитету в верхах, фильм все-таки пустили в прокат. Успех получился ошеломляющим, и таким долгим, какого, наверное, не было ни у одного фильма того времени (как сообщает Википедия, в 2012 он был реставрирован по заказу Первого канала),

И вряд ли найдется искусствовед, который сможет объяснить, в чем тут дело. Есть что-то моцартовское, наверное, в этой легкости и безыдейности. Сюжет простецкий: три друга - офицера дают друг другу слово, что до окончания войны ни в кого не будут влюбляться, и все, естественно нарушают клятву – к радости зрителей, и все – счастливы. Есть в этом какая-то всепобеждающая беспечность, как, например, и в любимом герое советских солдат Василии Теркине. Это такая веселая война, в которой нет никакой трагедии (в «Теркине» она все-такие есть, хотя и на том свете он остается самим собой) – совсем не похожая на войну Астафьева, Симонова, Васильева, Высоцкого,

"Ну а девушки? А девушки - потом..."

Окуджавы или любого другого классика. Это история даже и вовсе не о войне, а о любви, наивной и светлой, и тяга к этой наивности, сколько бы мы не прожили лет, и чего бы не пережили, неистребима. Неиссякаемая популярность «Небесного тихохода» доказывает, что никакой войны на самом деле русские не хотят: они, как и жители всех стран, хотят Победы и праздника, и той, которая была в 45-ом, вполне достаточно, чтоб праздновать ее еще сотню лет: не надо нам больше никаких войн.

Вот чему стоя аплодировал зал в ТОП-театре. Его актеры прекрасно справились с ролями своих прадедушек и прабабушек, подслушав где-то их интонации, проникшись их надеждами, грустью и радостью – они сошли на сцену со старых фото и кинолент, устроив на ней феерию советских песен и танцев. Если вы – живой человек, вам понравится.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет