События
Мимино возвращается
Водитель Газели, которого власть за бескорыстие обложила штрафами, из-за чего его бизнес потерпел крах, скоро снова выйдет на трассу...

Добро ни с того, ни с сего

Про омского Мимино можно снимать кино. Художественное или документальное: придумывать ничего не надо - все в этой житейской истории о нашем времени есть, все в ней расписано по ролям и отшлифовано самой жизнью - лучше не сочинить. И главное: получится фильм, исполненный искреннего оптимизма, которого нашему кинематографу сегодня остро не достает.

Это история про то, как человек в сибирской глубинке вдруг ни с того, ни с сего стал делать людям добро: не то, чтобы овладела им такая идея, а просто - почему бы его не делать, если оно никаких затрат и усилий не требует (так было поначалу, но после пришлось дорого расплачиваться за него, потому что добро, говорят, безнаказанным не бывает).

Около года назад в результате оптимизации в селе Трубецкое (Азовский район), а также в соседних - Александровка и Руслановка был сокращен общественный транспорт, которым местные жители могли бы добраться до города, что в 40 с лишним километрах от здешних мест. Люди слали коллективные жалобы в облправительство, Омскоблавтотранс: им чиновники отвечали, что автобусов у них там и так предостаточно - если сильно приспичит, можно выйти на трассу, пять маршртов ходит по ней - садись на любой. А до трассы от Трубецкого - 6 километров, прогуляться даже полезно, особенно пенсионерам, по жаре ли, по морозцу (например, сейчас в Омской области и по прогнозу на ближайшую неделю - минус 35-39 С). Постоишь еще на трассе с полчасика - закалишься как сталь.

У супруги Вадима Остапова в Омске малый бизнес - пекарня, основной источник дохода семьи, в ней работают четыре девушки деревенские: пришлось брать Остаповым в аренду Газель, чтоб возить их каждый день туда и обратно. Все бы ничего, но Вадиму не нравилось гонять технику на такие расстояния порожняком: десяток мест в микроавтобусе пустовали. Брал иногда попутчиков - возил их за деньги, но не такие, какие стоит билет на автобус - в 1,5 - 2 раза дешевле. С бабушек - односельчанок, с больных, кому в ФАПе /фельдшерско-акушерском пункте/ дали направление в город, денег не брал. Но это были разовые благотворительные акции. Мест в машине много все равно оставалось.

И пришла к нему, 47-летнему мужику, многое повидавшему в этой жизни (четыре судимости. 7 лет колонии строгого режима) идея - сделать такой маршрут для людей. Младший сынишка - говорит - надоумил меня (старшие сыновья Остапова, от первого брака - оба взрослые, самостоятельные, дедом стал недавно).

- Ему 9 лет, тоже зовут Вадиком, ездил со мной иногда - к маме в пекарню и обратил внимание, что те, кого я везу бесплатно, чаще улыбаются. Спрашиваю у него: на что же мы будем жить, если я буду всех возить даром: я тогда не смогу купить тебе новый велосипед, а он мне: Ну и ладно - зато люди порадуются Вот, говорят, дети сейчас меркантильные. все меряют на деньги, а мой парень считает, что улыбки людей дороже денег: дал он мне урок на всю жизнь.

Пошел Остапов к главе Александровской сельской администрации с предложением - оформить его Газель как социальное такси - с тем отличием от государственных (есть такая услуга в Минсоцтруда), что возить он будет нуждающихся в социальной помощи не дешево, а бесплатно.

- Глава у нас - хороший мужик, и смелый: в деревне как-то дом загорелся, так он в одних шортах и сланцах людей бросился спасать еще до того, как приехали пожарники. Огня не боится, а тут испугался - с таким договором еще не сталкивался, не стал подписывать: пусть глава района решит. Он тоже долго думал, с замом советовался, а тот пытался понять: зачем мне это надо, расспрашивал, искал в договоре какой-то подвох: Ну наш интерес тут ясен. А твой? - Да простой: хочу сделать людям доброе дело.

Как таковое добро не может быть прописано в договоре: договоры предполагают какую-то выгоду обеих сторон. И тут, кажется, пошел омский Мимино не только против власти (которая и за наши деньги если что-то доброе сделает, требует бурных аплодисментов, тоже, кстати, за наши деньги - кто же будет бесплатно ей аплодировать?), но и против всего нынешнего жизнеустройства: это похоже на вызов нашему обществу - так вот бескорыстно, без задней мысли делать что-то доброе ближнему, и не одноразовыми порывами души прекрасными (с кем не бывает?), а вот так - почти рутинно, обыденно, будто это самом собой разумеется - каждый день бесплатно возить людей.

В общем создал Вадим Остапов опаснейший прецедент, который, как будет видно дальше, пришелся не по душе перевозочной мафии и крышующей ее власти, но к чести главы района  договор  с ним он все-таки подписал. Принцип такой: на бесплатные поездки имеют право малоимущие селяне и те, кто едет в город по острой социальной нужде (например, по направлению местного фельдшера на лечение, или в управление соцзащиты) – администрация им выдает талоны с номером телефона газелиста из Трубецкого, и они договариваются – когда и где он их «подберет». Остальные, если будут свободные места, могут ехать, тоже по предварительной записи, но за плату – она дешевле, чем на муниципальном транспорте (там проезд до Омска из того же селения стоит 250 рублей, а на социальной Газели – 150).

Добро против бабла

Газель наполнилась людьми, в большинстве своем улыбающимися, поездки стали веселее и радостней,  Из записей на  предзаказ образовалась очередь, и Остапову  приходилось делать по три рейса в день. На заправку, говорит. уходило 1400 рублей, окупал он ее за счет «платников» крайне редко, в основном был в минусе. Но зато появился в его жизни новый интерес, даже смысл: «Когда что-то делаешь не только для себя, но и для людей, тогда и дышится легче. Не зря же сказано в Библии: «Помогай ближнему».

Длилась эта безоблачная  бескорыстная радость  недолго. Хотя он оформил ее по закону, но нарушил основополагающие понятия, на коих зиждется всякий местный Левиафан, как и в целом нынешнее российское государство: негласным хозяевам трассы, у которых « все схвачено» в полиции и судах, этот благотворитель сильно не нравился - добро у них измеряется количеством срубленного бабла.

Сначала предупредили: подошли на привокзальной площади «несколько бугаев»: мол, ты зашел на чужую территорию – она куплена. Вадим послал их мысленно на… «Я зону прошел – красную и черную, пытки в СИЗО и испугаюсь этих шакалов?». Но страшно было, конечно – у него маленький сын. «Они угрожали, что и дом сгореть может, если не остановлюсь». Остапов не останавливался. Начались неприятности – почти ежедневные: прокололи колесо, потом разбили ему очки. «Подрезали на трассе. Подходят пятеро, один представился начальником службы охраны некоммерческого партнерства, сказал: - договаривайся с Петраковым». Алексей Петраков – один из учредителей НП «Безопасный город». И полицейские, по словам Вадима, тоже советовали ему «уладить вопрос» с этой организацией, чтоб чувствовать себя в безопасности. «Били профессионально, не оставляя следов: в салоне две старушки сидели – перепугались до смерти».

«Отстегивать дань» некоммерческому партнерству Вадим не хотел, не потому что жаль было денег (плата была бы, наверное, «в разумных пределах»), а потому что если бы он пошел «на поклон к ворам» и стал бы «частью системы», это бы бросило тень на его светлую идею: ездить по трассе стало б совсем не радостно.

- Они ведь на меня наезжают не потому что «терпят убытки» от моего маршрута – это не деньги для них, им надо в стойло меня поставить: если один отказывается им платить, то и другие могут взбунтоваться - «а за что мы им платим?», вот чего они опасаются.

Избиение записалось на видеорегистраторе, который он купил накануне по совету односельчан. Я этих бандитов предупредил, что ведется съемка – если б они не знали, могли бы, наверное, и убить. Запись он по совету сына выставил на YouTube : гласность  - это хотя бы отчасти гарантия безопасности. Так появился видеоканал «Омский Мимино», Вадик – младший стал его модератором и довольно талантливым: канал быстро набирал популярность - вскоре у него появилось более 500 подписчиков.

«Мимино – говорит Остапов – мой любимый герой: видел этот фильм еще в детстве – так он меня воодушевил, что запомнился на всю жизнь: я в душе похож на это летчика».

Деревенские парни, посмотрев сюжеты, сказали: «Не бойся, дядя Вадим, если кто сюда, в Трубецкое, сунется, мы дадим им прикурить».

Некоммерческое партнерство поняло, что голыми руками его не возьмешь, и перевело конфликт в «правовое поле». Подало заявление в районную прокуратуру – о том, что он занимается незаконным предпринимательством. Она провела проверку и нарушений не нашла: то, что делает Остапов, нельзя назвать «регулярными перевозками»: он перевозит людей по заказам, и на эту деятельность никакой лицензии не требуется. Потом пришла с проверкой налоговая, и выяснилось, что он работает наемным работником у своей жены, и платит ее пекарня все налоги исправно.

Придирчивее  стали смотреть на его маршрутку гаишники: останавливали на трассе и находили повод, чтоб выписать штраф. Всерьез занялось им Управление государственного автодорожного надзора по Омской области (УГАДН). Это ведомство, уверен Вадим, обнаружило нарушения, которые само же и сотворило с помощью верных ему людей. Все три эпизода, по которым оно составило протоколы, действительно смахивают на пробы разных актеров по одному сценарию. Во всех случая  «Мимино» подвела доверчивость.

Как-то в последний момент перед отправлением зашла в Газель незнакомая девушка, он спросил «Вы по записи?», она кивнула и подала  ему 150 рублей. Только тронулся – тут же появляются сотрудники надзорного органа, останавливают и устраивают проверку: девушка им рассказывает, как он взял у нее деньги без предварительного заказа. Через месяц с лишним, когда он потерял бдительность, сцена эта один к одному повторилась с другой женщиной, потом – с третьей. «Подбегает, говорит, что созванивались вчера,  срочно в город ей надо. Чуть отъехали – нарисовалась инспекция, эта женщина тут же дает показания, что ни о чем со мною не договаривалась. Понимаю: встал надолго, вызываю Газель из Азово, чтоб людей довезла,  а она ехать не собирается, говорю ей: - Ты же опаздываешь – Не поеду я никуда. И убежала в поле».

Есть у Остапова такая слабость – женщинам он привык доверять, из-за чего и пробыл 7 лет в неволе (ударил ножом любовника первой жены, как позже выяснилось, офицера милиции, тот, слава Богу, выжил).

Три административных протокола о «нелегальных перевозках пассажиров»  были переданы в мировые суды. И хотя «омский Мимино» был уже весьма популярен  (сюжеты о нем прошли по центральным телеканалам, односельчане стали звать его Майклом Джексоном) все процессы он проиграл: штрафы были назначены  одинаковые – 50 тыс. рублей.

А тем временем, саенэпидстанцияи следом за ней налоговая инспекция  начали внеплановые проверки пекарни. Из-за них дело встало, а сосед арендовавший ему Газель, вдруг решил расторгнуть с ним договор. «Спрашиваю: что случилось? Молчит, отводит глаза».

Дело по заявлению Остапова об угрозах и избиениях закрыто Ленинским ОВД  г. Омска  за «отсутствием состава преступления»: видеозапись полицейские решили к делу не приобщать, свидетельские показания («могли  опросить полсела») их тоже не заинтересовали.

Люди добрые

- Девчонки из пекарни уволились , понятно – им зарабатывать надо, да и возить их в Омск стало не на чем, супруга управляется там одна. Я за это время похудел на 10 килограмм, и, считай, получил юридическое образование: дома стол завален судебными бумагами, а что толку – все проигрываем пока.

Как-то, рассказывает «Мимино», незадолго до Нового года, шли они с супругой пешком домой с очередного судебного заседания и с отчаяния рассуждали: «Зря мы все, наверное, это начали – не то сейчас время, чтобы делать что-то доброе для людей. Штрафов набралось 180 тысяч, и непонятно, как по ним расплачиваться, как дальше жить?»

 Но перед самым Новым годом пошли хорошие новости.

 - Я случайно узнал – сын сказал, что за меня в интернете люди подписи собирают, Незнакомый мне человек Василий Ваулин из города Иваново написал обращение  «Люди! Не дадим в обиду честного человека» напечатал там мой банковский счет, который на ютубе сын выставлял. К тому времени было собрано больше 70 тысяч подписей. Смотрим – деньги к нам идут от людей!

На сегодня под этой петицией собрано на change.org больше 200 тысяч подписей. Денег, говорит Остапов, должно хватить, чтобы все штрафы погасить: осталось выплатить по судебным решениям  75 тыс. рублей. Помог и районный судья: 11 января при рассмотрении апелляции, он  уменьшил размер одного из штрафов – с 50 до 25 тыс. рублей. «Отменить, конечно, не в его силах, и за это спасибо».

- Шлют со всей России, и не только – из Германии, из Израиля… Если можно, передайте, пожалуйста, всем, кто подписался за меня, благодарность. Главное – не деньги, а поддержка людей.

Скоро омский Мимино снова повезет бабушек и дедушек в город, но уже не на Газели - на Форде. «Позвонил недавно совсем незнакомый предприниматель, спрашивает: такая машина тебе нужна? Забирай сейчас, как сможешь – так рассчитаешься. А цена смешная для Форда, хоть он и не новый – 120 тысяч рублей. Стоит он на самом деле в разы дороже, просто человек решил мне помочь».

Главное, что вынес Мимино из этой истории: «Все – таки хороших, людей большинство.  Их намного больше, и в нашей стране победа будет на их стороне: может быть, не очень скоро, но обязательно: я в этом не сомневаюсь»

Георгий Бородянский

 

 

 

 

поддержать рублём «НГ Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет