События
Много дела из ничего
Шестой месяц мировой суд Советского округа разбирается с «кучей мусора», которую создали в СУ СК
Защитники

На заседании по делу Нателы Полежаевой о невыплате заработной платы прозвучало очередное откровение – на сей раз эксперта со стороны обвинения Ольги Баклиной. Из ее показаний стало предельно ясно, как работает в нашей стране правоохранительная система. Работает она так, что у человека, попавшего под исполняемый ею заказ (экономический ли, политический – не суть неважно: Полежаева, как мы писали неоднократно, оказалась одновременно под двумя) нет никаких шансов на оправдание

Расчеты задолженностей по зарплате Ольга Владимировна вела даже на взгляд обывателя, неискушенного в бухучете, своеобразно. К примеру, не принимала во внимание представленные в прокуратуру справки о погашении долгов за длительные периоды – с марта по май, с апреля по июль и т.д. Виды задолженностей (они же бывают разные – кроме зарплаты, еще, например, выплаты по больничным, по отпускным, по договорам гражданско-правового характера и т.д.) эксперт не различала – все это относила к «оплате труда», то есть к той же заработной плате . Не учитывая, скажем, такой нюанс, что за оплату больничных листов несет ответственность не работодатель, а Фонд социального страхования. Чтобы проще было считать, Ольга Баклина возложила ее на обвиняемую.

Адвокат Ольга Якушева пыталась узнать, какими нормами законодательства руководствовалась эксперт, в компетентности которой никогда ранее (а работает в этой сфере она много лет) правоохранители и судьи не сомневались. Никакими, как оказалось: причисляла к «долгам» все подряд, исходя из сложившейся в их ведомстве практики.

Это ведомство само по себе интересное: «Следственно-криминалистический отдел Следственного управления СКР». Эксперты, работающие в его штате считаются независимыми от государства.

Эту странность Ольга Баклина пояснила так:

- В 73-ем Федеральном законе перечислены ряд госучреждений, которые могут быть экспертными, но Следственного комитета среди них нет.

Тут какой-то никак не укладывающий в обывательском сознании диссонанс: или Следственный комитет – учреждение негосударственное (и тогда его можно называть «бандой» временами, потому что даже его глава иногда оправдывает это название: скажем, как-то угрожал «расчленением» шеф-редактору «Новой газеты», потом, правда, принес извинения ) или все-таки государственное, но занимается тем, чем «не может» заниматься согласно действующему законодательству.

Ну да ладно. Адвокат пыталась дознаться, на что все-таки эксперт опирается, делая свои заключения, на основе которых потом выносятся приговоры (в послужном списке Ольги Баклиной, как спокойно и скромно сказала она, нет ни одного оправдательного: репутация ее в корпорации "СУ СК" идеальна, уникальность ее и в том, что она – эксперт без высшего образования, по бухгалтерскому учету – среднее специальное, но на практике не занималась им никогда).

Не брала она в расчет и то, что зарплату работники «Рассвета» получали не только на банковские карточки, но и непосредственно в кассе, но эти суммы не отражены в расчетных листках (о них скажем ниже).

Все свои далеко идущие выводы Ольга Владимировна делает, как выяснилось, по «бухгалтерскому регистру» - «70-му счету»: на нем все необходимые данные есть, но на жестких дисках, изъятых при обыске в бухгалтерии Реабилитационного Центра, все они оказались стертыми. Гособвинитель и эксперт полагают, что виноваты в этом бухгалтеры, специально или по недомыслию зачистившие на всех компьютерах диски (которые им же после пришлось месяцами кропотливо день за днем восстанавливать). Как мы писали ранее, обыск в РЦ «Рассвет» следователь и оперативники проводили вполне по-бандитски - с избиением инвалидов, попавшихся им на пути к «вещественным доказательствам». Из того, что было изъято налетчиками из СУ СК получается, что инвалиды отчаянно защищали диски без памяти и кипы бумаг из архива Центра эстетической медицины, имеющих к Реабилитационному Центру опосредованное отношение: на обратной их стороне напечатаны таблицы с колонками цифр без подписей и печатей, которые следствие посчитало «расчетными листками».

За отсутствием иной информации эксперт доверилась этим «листкам», датированным маем, июнем, июлем, августом 2017-го.

Назначение расчетных листков - информирование работников организации о начисленной им заработной плате, то есть эти бумаги должны быть у работников на руках, а иначе совсем неясно, для чего они предназначены. Но они, по версии следствия, просто так пролежали три – четыре месяца в бухгалтерии

- Не смутило вас, то, что эти листки, никем не заверенные, напечатаны на подлинных документах, где довольно серьезные сведения, не подлежащие разглашению: к примеру, списки фамилий людей, допущенных к работе с наркотическими веществами. Могли ли в здравом уме бухгалтеры печатать публичные данные на таких бумагах? - спросила у эксперта Натела Полежаева.

Эксперт призналась, что и у нее это вызвало недоумение. И согласилась с главврачом «Рассвета», что бумаги, переданные ей на экспертизу, походили на «кучу мусора».

- Этот мусор я хотела вернуть следователю, чтобы выяснить его происхождение, и заявила ходатайство об этом, но оно было отклонено: следователь посчитала, что это – вещественные доказательства.

Из показаний Ольги Баклиной следует, что следователь в их ведомстве – главный эксперт, даже точнее – глава экспертов: он ставит перед ними задачи и проверяет их исполнение. Понятно, что при такой постановке дела оправдательных приговоров нет и быть не может по определению.

Признание Ольги Владимировны – весьма ценное, сопоставимое с откровением судебного пристава Яны Воропаевой, которая рассказала в одном из судебных заседаний, что регулярно отчитывалась о ходе взыскания задолженностей с Реабилитационного Центра в УФСБ. Но там были долги перед кредиторами. Чекисты, таким образом, сделали все возможное, чтобы в РЦ образовались задолженности по зарплате, затем они же и инициировали дело по этой статье. Обычная технология рейдеров, но с «Рассветом», будем надеяться, этот номер у них не пройдет.

На последнем заседании Натела Полежаева представила суду настоящие расчетные листки- с подписями и печатями: долги по заработной плате в них в разы меньше, чем на поддельных: документы приобщены к материалам дела.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет