События
Мы падшие ангелы, но жизнь продолжается
ТОП-театр дерзнул поставить «Митину любовь» - рассказ Бунина, кажется, непереводимый ни на какой язык, условный или безусловный, с русского письменного...
Фото: Открытый источник

ТОП-театр дерзнул поставить «Митину любовь» - рассказ Бунина, кажется, непереводимый ни на какой язык, условный или безусловный, с русского письменного - из таких соткан он тонких и неуловимых материй (из которых ткется и сама жизнь), что любое его озвучивание - чтение вслух даже самыми проникновенными актерскими голосами все равно будет более или менее плоской проекцией текста (ведь мы не можем слышать глас божий, а в этом тексте он, кажется, есть).

Но и как всякое великое произведение (в том, их, великих, и парадокс), оно оставляет бесконечный простор для импровизаций на заданную автором тему. И если эта импровизация талантливая, она приближает историю столетней давности к нам. И этот стереоэффект, возникающий от таланта. постановщикам и актерам ТОП-театра удался: всякий зритель (31-го марта, как и 29-го, на «Митиной любви» был аншлаг) мог примерить собственную историю к митиной.

Александр Гончарук и Ольга Краскова рискнули поставить музыкальный, слегка эротический, скорее веселый, чем грустный спектакль о трагическом. Наверное, это оправдано применительно к нашему времени, где стали обыденностью такие трагедии, что грехопадение, пережитое в юности каждым – далеко не самая страшная. Все мы, так или иначе, падшие ангелы, как и завещано нам, но жизнь продолжается. И если бы Митя не застрелился, он стал бы, возможно, «здоровым циником», как его друг гимназический или староста его имения, расчетливым джентльменом , успешно играющим с жизнью в шахматы (красивый образ, придуманный режиссером), хотя, возможно, и правдоискателем…Или актером, похожим на Чарли Чаплина, у которого после убитой первой любви было много счастливых любовей,..

Митя любил Катю, точней саму жизнь в ее прекрасном лице и теле, а Катя любила его любовь к себе любимой, но все же предпочла Мите любовь к «искусству», то есть к себе в «искусстве» (в искусстве так не бывает - при самосгорании не может быть самолюбования), и Митя эту искусственность в ней ненавидел.

Однако не Катя, скорее всего, была виновницей его гибели, по крайней мере, не единственной. Ее он видел во всех дворовых девушках, в частности, в Акулине, и если б она ответила на его страсть не так пошло и холодно - хотя бы лаской из жалости, то Митя, скорее всего, остался бы жив. В спектакле есть замечательная сцена – дворовые девушки, одетые в сестер милосердия, сидят вокруг Мити, завернутого в простыню… Женщина – тайна: не всегда можно распознать, когда она любит, когда – жалеет (что, впрочем, одно и то же с точки зрения христианства), и, может быть, благодаря ее жалости этот пошлый и страшный мир еще жив.

В общем прекрасный получился спектакль – веселый и грустный….И так совпало, что в эти дни вспоминаем мы настоящих ангелов, которые, как все говорят, улетели. И навсегда остались в нас их слова, последние: «Возможно, прощайте», «Передай маме, что я ее любила. Передай всем, что я их любила».

Георгий Бородянский

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет