События
«Не уполномочен тратить золотой запас Российской империи»
История еще не сказала последнего слова о Колчаке: он не реабилитирован государством, а отношение в обществе к нему полярное.
Центр изучения истории Гражданской войны: кабинет адмирала Колчака Фото: Анна Жолнерчук

Следствие было, а вот приговора и суда – нет, вместо этого, также как в случае расстрела царской семьи в Екатеринбурге, в Иркутск, где находился адмирал Колчак, пришла секретная телеграмма: «Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего, а после занятия нами Иркутска пришлите строго официальную телеграмму с разъяснением, что местные власти до нашего прихода поступили так под влиянием... опасности белогвардейских заговоров в Иркутске. Ленин».

Перегибы на местах – во все времена политики объясняли этим многое, к слову они часто случались, а там, где их не было – были секретные телеграммы. 7 февраля 1920 года, приговор Ленина привели в исполнение. Своей участи Колчак, может, и не был удивлен, она была делом очевидным, но тому, что следствие завершится без суда – весьма. «Вот так без суда?», - спросил он. Перед казнью Колчак попросил передать благословение жене и сыну, за несколько часов до расстрела написал записку возлюбленной Анне Тимиревой, которую ей так и не отдали. Тимирева, добровольно последовавшая за Колчаком в Иркутск, после его казни арестуют, и всю жизнь она будет писать воспоминания и стихи, посвященные адмиралу. «А тех, кто знал тебя, - давно уж нет, а те, кто живы, - все давно забыли…».

Сохранились 53 письма из переписки Колчака и Тимиревой Фото: Анна Жолнерчук

Со дня смерти Верховного Правителя России прошло 99 лет, а его имя все еще всплывает в заголовках новостей с уже закономерным – в реабилитации отказано. В Омске, который чуть больше года был столицей России, до сих пор нет памятника Колчаку. Экс-губернатор Полежаев, добивался его установки, памятник даже отлили, но до Омска монумент так и не доехал, в городе не нашли места для его возведения. Впрочем, на набережной Иртыша есть Центр изучения истории гражданской войны в Сибири, где удалось воссоздать личный кабинет Колчака, а на посетителей смотрит восковой адмирал.

Мемориальный кабинет Верховного Правителя России.

В Центре изучения истории Гражданской войны, где ранее жил сам адмирал, будучи в Омске, равнодушных к его личности нет, и часто приезжают к Верховному Правителю иностранцы. Были случаи, когда жители Монголии приезжали в Омск только для того, чтобы попасть к адмиралу.

«А еще как-то у нас были парни из Иркутска, так я у них спросил, как у них относятся к Колчаку. Там же памятник есть, говорю, краской, наверное, обливают. На что они мне ответили, что о таких случаях не слышали, но цветы в день его рождения и день смерти у памятника есть всегда», - говорит охранник Центра. Мужчине, который явно любит свою работу, его энтузиазм как-то чуть даже не вышел боком: посетитель однажды угрожал «серым домом» после положительного высказывания в адрес адмирала.

Нереабилитированный правитель остается таковым не только на бумаге: опасения о порчи краской памятных досках и монументов ничуть не напрасны. Воспоминания большевиков и «союзников» дают не самые радужные характеристики, а в народе до сих пор гуляют рассказы о зверствах Колчака и его армии, хотя с каждым годом эти истории становятся все тише.

- Это естественно, все-таки 70 лет о Колчаке писали в одном ключе. Переломить эту тенденцию сейчас сложно, а для некоторых поколений, невозможно, - говорит кандидат исторических наук, политик и дипломат Александр Минжуренко - Такая научная категория существует - исторический миф, распространением знания и новой информации тут дело не выиграешь. Миф – это миф, он где-то на подсознательном уровне. Люди, что уже в возрасте, которые все советское время просуществовали в рамках этого мифа, уже неисправимы. Я более горячо спорю с какими-то интеллектуалами, которые должны включать рациональное. Если они не понимают, то это меня расстраивает, а если человек из учебника кондовые вещи цитирует, то я вижу, что это непоправимо.

Александр Васильевич Колчак – военный офицер и ученый – полярный исследователь, политиком, ставший скорее вынуждено. Он трижды участвовал в кругосветных путешествиях, вместе с известным исследователем бароном Э. В. Толля отправлялся на поиски затерянной «Земли Санникова», а потом и участников той экспедиции. Исследователь Тихого океана и Русского Севера, награждённый орденом Св. Владимира и Большой Константиновской медалью, член Императорского Географического общества, вошел в историю как участник Белого движения, Верховный правитель России, военный диктатор и … преступник. Хотя раз не было суда и приговора, не более чем обвиняемый.

Отдельный зал в Центре изучение Гражданской войны посвящен "полярному" и "морскому" периодам деятельности А. В. Колчака.

При советской власти его называли «врагом народа», а сам народ еще со времен «гражданской резни» напевал песенку: «Мундир английский, погон французский, табак японский, правитель омский». Впрочем, те, кто считал иначе или отзывался о нем в позитивном ключе, могли быть или расстреляны, или отправлены в лагеря.

- Он самым большим патриотом оказался. Колчак мешал «Антанте» и «союзникам» в деле развала России - единой и неделимой.

Этими словами, Александр Васильевич Минжуренко, развеивает первый миф относительного его тезки. Колчак никогда не был «марионеткой интервентов» и «ставленником союзников», как утверждал советский агитпроп. Эта версия, уверен Минжуренко, была сформирована большевиками еще во время Гражданской войны. Тогда старательно выпячивалась на первый план связь Колчака с иностранцами, таким образом, большевики пытались подчеркнуть не только классовую направленность, но и «патриотичность» действий Красной Армии.

- Всем было известно, что Колчаку особенно симпатизировали англичане. Они даже приглашали его к себе на службу. Вернее, он сам попросил принять его на службу. Но при каких обстоятельствах и почему последовала эта просьба? Октябрьский переворот застал Колчака за границей. Решение новой власти о выходе России из войны и намерении заключить сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией шокировало вице-адмирала. Причем самым удручающим для него явился даже не приход к власти большевиков, а принятый ими «Декрет о мире». Колчак воспринял решение большевиков о немедленном мире как капитуляцию перед Германией. И это для профессионального военного было невероятным потрясением, унижением и оскорблением. Поэтому его обращение к английскому послу в Токио было продиктовано исключительно этими соображениями: он хотел тем самым отмежеваться от позорного решения большевистского правительства и, хотя бы самому остаться в строю, остаться человеком верным своему слову.

Позже, когда Колчак станет Верховным главнокомандующим, а его отношения с «союзниками-интервентами» будут весьма натянутыми, французский генерал Жанен предложит передать власть в его руки, «Антанта» потребует удалить все русские части из Владивостока, а Финская армия будет обещать 100-тысячную подмогу взамен на передачу Финляндии части Карельского перешейка. На все эти предложения последует кардинальный отказ адмирала Колчака.

- Я не апологет Колчака. Из меня его делают те, кто не дослушивает до конца. Давайте разделим вопрос о том, каким был Колчак на то, каким человеком и каким политиком являлся адмирал. Как политика и участника Гражданской войны – я его не обеляю, но когда про него говорят гадости, тут я могу очень ответственно заявить, что этот человек был высокопорядочным, это интеллигентный и гуманный человек. По стандартным меркам человеческой личности - это человек, исполненный благородства. Редкостного по нынешним времена, это личность почти безупречная именно по человеческим качествам. Но он действительно был втянут в политику, и на него легла тень, пятно, участника Гражданской войны.

Центр изучения Гражданской войны в Сибири Фото: Анна Жолнерчук

Историк Александр Минжуренко рассказывает, что именно как офицер, как командир на тонущем корабле – если хотите, адмирал Колчак не мог оставить капитанского мостика, он оказался старшим по званию, когда его государство пошло ко дну, но он не был политиком и дела решал, согласно офицерскому мундиру – по чести.

- Он в полной мере первое время подозревал, что большевики - это ставленники немцев, и он сражался с ними. Опять же исключительной мотивацией были его человеческие качества и его понятия о чести. Он никак не мог поступить иначе. Тут он попал, как в шахматах горят, в цугцванг, то есть дальше все его ходы были вынужденные. Никуда он не рвался, не маневрировал и не лавировал позже. Как политик он совершил множество ошибок и прежде всего во взаимоотношениях с союзниками.

Минжуренко рассказывает: после войны союзники буквально не знали, что делать с продолжающей работать военной промышленностью. У них - колоссальные запасы оружия, у Колчака - большие проблемы с вооружением.

- Прояви он политическую волю, и они могли бы его снабдить, но как политик, он действительно оказался слаб. Другой бы человек во главе Белого движения, может быть, и сманеврировал, стал бы торговаться. Ему говорили: мол, признайте Финляндию, и через 3 дня мы войдем Петроград. Необходимо было одно слово, но оно так и не прозвучало, «Нет, я не могу торговать Россией», - говорил Колчак. Это патриотизм на грани идиотизма. Он просто уперся. Про политику говорят, что это - грязное дело, а он старался не запачкаться. Против него действовал изгвазданный в крови и грязи Троцкий, и, конечно, в таком столкновении победит диктатура наиболее жестокая, наиболее суровая. А вот этот деликатный интеллигент в офицерских погонах и белых перчатках - это проигрыш в той звероподобной войне. «Красные» над ним даже потешались, что он в такой схватке пытался остаться человеком. Гражданская война - это всеобщее озверение.

Карта в экспозиционном зале Центра изучения Гражданской войны Фото: Анна Жолнерчук

История о том, что солдаты были разуты и раздеты, а единственным оружием иногда было то, что уже в бою забрали у противника, мифом не оказалась.

- Колчак, когда читаешь его записи и других офицеров, у него чуть ли не лейтмотив - снабжение армии: ни еды, ни оружия, ни полушубков. Он приезжает, проводит смотр, а люди босиком стоят. Союзники отказались ему помогать. Он же юридически не признан, во всей Европе его клеймили - военный диктатор, бывший царский офицер, палач – доминировало такое. Да и золотой запас, вы представляете, тоже до идиотизма - он мог реально все купить, не прося политической помощи у союзников, а просто на рынке купить вооружение, снаряжение, но он говорил: «Я не уполномочен тратить золотой запас Российской империи. Он неприкосновенный…».

Первые попытки реабилитировать Александра Колчака начались в середине 1990-х годов. Центр изучения гражданской войны Фото: Анна Жолнерчук

На допросах в иркутской тюрьме Колчак категорически отрицал причастность к массовым убийствам и расстрелам. Он говорил, что не знал, кто мучил, расстреливал и по чьему распоряжению. Во всяком случае – не по его. На одном из допросов Колчаку были названы несколько лиц, непосредственных участников расстрелов в Омске. Например, капитан Рубцов, Барташевский, и другие. «Я знаю, – отвечал Колчак, – что Рубцов принимал участие в выполнении приговоров полевого суда».

- Я, занимался изучением тех событий, того, что происходили внизу – не в высших эшелонах, а на Алтае, в Хакасии среди казаков и красных партизан. Вы знаете это нечто. Об этом мы даже не пишем. Это такая кровавая драма. Казаки, например, взяли село, которое поддерживало красных партизан и всех - перерезали, ограбили, сожгли, изнасиловали. Какой тут Колчак. Колчак, что приказывал им это делать? Тут такое изобретательство было, поверьте мне. Потом красные партизаны взяли казачье село. Ой, что они там вытворяли, это страшное дело, геноцид жуткий. Однажды Рогов и Новоселов взяли Камень на Оби - это же жуть – убили всю интеллигенцию, всех священников перебили, всех, кто в шляпе и в очках, такие зверства были... Тут не Колчак совсем. На низах творилась самое страшное: атаман Анненков, атаман Семенов – да, это такие псы распоясавшиеся, которых Колчак все пытался как-то урезонить, утихомирить. Он против Семенова – два полка с фронта снял, оголил фронт, чтобы этого атамана Забайкалья пресечь. Анненков вообще был отвязан. Даже термин был такой - «атаманщина», с ними и Колчак, и его близкие офицеры боролись, а все повесили на Колчака. Пытки, убийства, расправы, карательные экспедиции – это такое народное творчество. Всю картину Гражданской войны, ее даже описывать не хочется - это такая чернуха, столько крови, я даже к этой теме вообще не прикасаюсь, хотя есть данные. Это даже читать тяжело, пытался писать, но слова подобрать сложно, кажется, что даже не поверят читатели, что такое было. Есть описание того, что было на Дону, но в Сибири, знаете, все еще свирепее происходило.

Еще один миф, который мы хотели развеять, не миф вовсе. Пока босоногие солдаты сражались на фронте, а атаманы терзали простых крестьян, в Омске был настоящий пир во время чумы. Офицеры, интеллигенция – все съезжались в столицу Белой России и не спешили ее покидать

- Это не миф, это наша русская болезнь. Тоже самое было на Дону. На фронте народу не хватало, а все кафе в Новочеркасске были забиты офицерами. У меня по этому поводу никакой концепции нет. Какое-то упадническое настроение было. Даже офицеры вели себя неподобающе. Если он тут застрял в Омске, он тут и остался – на фронт не рвались, об этом и генералы пишут в своих воспоминаниях.

Финал битвы за будущее России оказался весьма банальным. Александра Колчака предали «союзники».

В январе 1920 года он согласится на эвакуацию и попытается покинуть страну. В качестве охраны «союзники» будут рекомендовать чешский конвой, который в итоге сдаст адмирала и золотой запас Российской империи красным повстанцам

- Его друзья предлагали Колчаку не ехать в сторону Иркутска, а выбрать капитуляцию через Монголию. Но он не пошел по этому пути, хотя конвою – части своего конвоя, что следовали с ним, он предложил уходить с железной дороги в сторону Китая. Почти весь конвой согласился, а чешская охрана согласилась на ультиматум партизан, которые угрожали взорвать железную дорогу

Основное обвинение, которое предъявляется Колчаку его противниками, состоит в том, что на подконтрольной ему территории действовал террор в отношении гражданского населения Фото: change.org

Колчак был казнен 7 февраля 1920 года. Его тело сбросили в реку Ушаковку близ её впадения в Ангару. За год до 100-летия со дня расстрела Колчак остается не реабилитированным.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет