События
Омск входит в фазу беспредела?
На демонстрации 9 сентября агрессия полицейских выплеснулась на пенсионеров, инвалидов и молодых матерей
Лика Кедринская

9 сентября на акции против повышения пенсионного возраста в Омске было задержано, по данным ОВД-инфо, 43 человека (столько же, сколько и в Москве). Это больше, чем где-либо в Сибири. Однако нельзя исключать, что в реальности эта цифра может быть выше – за счет тех, кто по каким-то причинам не сообщил о своем задержании.

Напомним, что Омск, – город с довольно большим протестным потенциалом, – последние полтора года митинговал относительно мирно и ставил рекорды посещаемости. Публичные мероприятия, организованные, в том числе, и сторонниками Навального, проходили без эксцессов, хотя встречались определенные сложности на этапе согласования акций. Омичей даже ставили в пример другим городам. Верилось, что так будет всегда. Тем более, что так вообще-то и должно быть в нормальном, цивилизованном гражданском обществе. Но 9 сентября, в день, когда губернатор Бурков смог, наконец, избавиться от приставки «врио», отношения власти и гражданского общества вышли или, лучше сказать, опустились на новый уровень. Поражает не только количество задержанных, среди которых оказалось много несовершеннолетних, а также освещавшие мероприятие журналисты, но и стиль поведения сотрудников полиции и ОМОНа с людьми.

Активист Сергей Литвинов, например, рассказал о том, что в автозаке ребятам говорили открыто: мол, вы предатели родины и заслуживаете расстрела. Один молодой человек, сердечник, просил вызвать Скорую и открыть пошире люк. Однако ОМОНовцы назло ему совсем закрыли люк и заявили, что невелика будет потеря, если с ним что-нибудь случится. Мир от этого только чище станет. И только когда задержанным вернули телефоны и Сергей начал стрим с места события, охранявшие автозак «космонавты» и сотрудники полиции вспомнили про приличие и вежливость.

***

Но некоторым участникам митинга пришлось столкнуться не только с моральным давлением, но и с физическим насилием и агрессией. Одно из самых жестких задержаний довелось пережить 70-летней Галине Таскараковой и ее 48-летней дочери, инвалиду третьей группы Татьяне.

Татьяна рассказала нашему корреспонденту, что передвигается только с тросточкой, поэтому от идеи пойти на демонстрацию они с матерью отказались. Сразу пришли на Театральную площадь, где навальновцы планировали провести митинг, и сели на лавочку у фонтана.

– Это не первое протестное мероприятие, в котором мы участвовали. Что мне первым делом бросилось в глаза, так это огромное количество полиции и особенно «космонавтов». Раньше я ничего подобного не видела, – рассказывает Татьяна Таскаракова.

Когда участники демонстрации пошли через подземный переход, начались задержания.

– Я попыталась образумить какого-то омоновца. «Ты же молодой парень, что ты тут делаешь, с дубинкой против народа. Тебе не стыдно?», – вспоминает Татьяна. – До абсурда ведь ситуация дошла. Люди постояли бы мирно, помитинговали и разошлись. И вот пока я его увещевала, выпустила маму из поля зрения. А потом смотрю – ей уже руки заламывают.

Как говорили очевидцы, Галина Тимофеевна, подобно дочери, обращалась к сотрудникам ОМОНа, стыдила их, ссылаясь на то, что долг блюстителей порядка – защищать свой народ. В ответ на это ее схватили, не считаясь ни с возрастом женщины, ни с тем, что не было даже тени нарушения закона с ее стороны. Пенсионерка упала на землю.

Татьяна подбежала и в шоковом состоянии стала кричать: «Отпустите маму». Тогда Галину Тимофеевну бросили и взялись за ее дочь. Ее так скрутили, что она закричала от адской боли – у женщины больные суставы.

– Ноги меня не держат, если толкнешь легонько, я упаду на ровном месте. Естественно, я упала. Тогда меня схватили уже за руки и за ноги и потащили в автозак. Мама подобрала мою сумку и тросточку и бросилась за мной, – продолжает Татьяна.

В автозаке Галине Тимофеевне стало плохо: тряслась и задыхалась. Но омоновцы смотрели на это равнодушно. Аптечки у них не было. Бутылку с водой Таскараковым передал кто-то из задержанных.

Привезли Татьяну и Галину Тимофеевну в отдел полиции №7. Неоднократные просьбы вызвать Скорую для Таскараковой-старшей остались без внимания, и Татьяне пришлось самой звонить в 03.

– Никто нам так и не представился, не сказал, на каком основании нас задержали. Когда, наконец, приехала бригада врачей, у мамы уже стали неметь руки и ноги. Ее из автозака выносили на носилках, сама не смогла выйти. В больнице откачали, поставили капельницу, сделали томограмму для исключения инсульта,– говорит Татьяна.

С Таскараковой-младшей в отделе взяли объяснение. Опрашивал ее сотрудник отдела полиции №2. Он объяснил, что задержанных много, людей не хватает, вот и пришлось помогать коллегам.

Татьяне запомнилось, как при ней полицейские не без ехидства поинтересовались у матери несовершеннолетней задержанной: «Знаете, чем ваша дочь занимается? По митингам ходит…». А женщина спокойно им ответила: «Знаю. Это ее будущее».

Что касается Таскараковых, то они давно следят за тем, что происходит в стране. В 2014 году случилась трагедия: погиб сын Галины Тимофеевны. Родные подозревали, что его убили, но должного расследования по их заявлению не провели. Татьяна говорит, что они писали и генпрокурору Чайке, и главе Следкома РФ Бастрыкину, и депутатам, но все без толку.

–Кто-то тогда нам сказал, что никто расследовать это дело и не будет, – сокрушается Татьяна. – Так мы на своем горьком опыте убедились, что процветает беззаконие. Мои знакомые не видят и не понимают, что происходит. А я не понимаю, как они не могут увидеть очевидное. Все это воровство, беспредел, ложь с экранов телевизоров. Все говорят: «Вот, в 90-е годы было еще хуже». Но в 90-е было понятно, кто бандит, а кто порядочный. И еще существовала надежда на то, что, несмотря на все тяготы и ошибки, страна движется в правильном направлении. А сейчас, казалось бы, пенсия всех касается. Но все равно люди сидят дома и верят телевизору.

***

Еще одно предельно жесткое задержание выпало на долю 32-летней матери двоих детей, находящейся, к слову, в декретном отпуске, Татьяны Зайцевой. Татьяна – организатор митинга. Ее схватили в тот момент, когда она на Театральной площади давала интервью одному из городских телеканалов. На нее налетело сразу несколько силовиков, затем предположительно сотрудники центра Э поволокли Таню в автозак. Она снимала все на камеру телефона. В автозаке телефон у нее отобрали и стали бить – по почкам, по печени, ударили ногой по затылку.

– Отрабатывали грамотно. Теперь я понимаю, что значит избивать, не оставляя следов, – говорит Татьяна Зайцева.

А когда «наигрались», то отвезли девушку в отдел полиции №9. Там ее пребывание растянулось вместо трех положенных часов на восемь. Защитника – юриста штаба Анастасию Васильеву – к ней так и не допустили. С трудом, но все же Татьяне удалось настоять на том, чтобы ее отвезли в больницу. Чувствовала она себя после побоев ужасно. Однако в больнице отказались составлять акт судебно-медицинской экспертизы. Дескать, по воскресеньям это не делается. Позже Зайцева выяснила, что освидетельствование проводят вне зависимости от того, выходной ли день или будний.

Татьяну вновь привезли в отдел. Какие документы оформляли сотрудники, девушка не знает. Сотрудники полиции составляли протокол об административном правонарушении сами, не ставя ее в известность. Ночью ее отвезли в суд. Выяснилось, что Зайцевой вменяют организацию проведения публичного мероприятия без уведомления.

В понедельник Татьяна обратилась в медицинское учреждение, чтобы снять побои. Врачи зафиксировали синяки, гематомы, порезы спины, ушибы мягких тканей таза и копчика, вывих кисти. Было подозрение на перелом ребер.

14 сентября Татьяну Зайцеву признали виновной в организации и проведении митинга без подачи уведомления в установленном порядке и присудили 25 тысяч штрафа. Напрасно на суде юрист штаба Анастасия Васильева пыталась взывать к закону. Уведомление о проведении публичной акции было подано в августе. Мэрия его получила. Ее ответ у навальновцев есть. Но, несмотря на абсурдность обвинения, Фемида все-таки его поддержала. И это, к сожалению, уже не удивляет. «Телефонное право» в стенах суда у нас, похоже, окончательно потеснило закон.

***

Днем ранее тот же Куйбышевский суд приговорил координатора штаба Навального в Омске Ольгу Картавцеву к 20 часам обязательных работ. На Ольгу был составлен протокол по ст. 20.2, ч.5 КоАП. Защищавшая Картавцеву Анастасия Васильева говорит о том, что в этом административном деле состав административного правонарушения отсутствует.

– Основанием для привлечения Ольги к административной ответственности послужили выводы о том, что она приняла участие в демонстрации 9 сентября, якобы не согласованном с органом исполнительной власти, чем нарушила порядок проведения демонстрации. Административная ответственность в соответствии с данной нормой закона наступает за «нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации». Порядок проведения указанных мероприятий предусмотрен ФЗ "О собраниях...». Он не содержит требования к участнику согласовывать с кем-либо свое участие в публичном мероприятии, в том числе и в случае, если мероприятие по какой-либо причине оказалось несогласованным, – объясняет Анастасия. – Организатором акции 9 сентября Ольга не являлась, поэтому как его участник согласовывать его она не должна была. Участие в несанкционированном публичном мероприятии само по себе не является событием административного правонарушения, поскольку данное деяние не содержит состава какого-либо административного правонарушения. Иное истолкование приведенных норм означало бы и означает прямое и ничем неоправданное ограничение конституционных прав граждан на свободу собраний, митингов и демонстраций, предусмотренных ст. 31 Конституции РФ и ст. 11 «О защите прав человека и основных свобод" Европейской Конвенции».

Кстати, в понедельник, 17 сентября, будет вынесен приговор и в отношении самой Васильевой. В отношении нее составлен протокол по той же самой статье 20.2, ч.5 КоАП.

Кроме того, в ближайшее время перед Фемидой предстанет волонтер Андрей Некурящих. Изначально его обвинили в неповиновении сотрудникам полиции. Все его «преступление» состояло в том, что он нес свернутый (!) плакат, который – в таком виде – не являлся агитацией, а представлял собой не что иное, как имущество. Когда же полицейские потребовали отдать им «имущество», он отказался. За это его не только задержали, но и сутки продержали в спецприемнике. Статья 19.3 КоАП, которую ему в итоге вменили, предусматривает в качестве наказания административный арест до 15 суток. Благодаря общественному резонансу статью Андрею Некурящих все-таки переквалифицировали – на неарестную. Теперь его пытаются обвинить в том, что он, как Ольга Картавцева и Анастасия Васильева, нарушил установленный порядок проведения собрания, митинга, демонстрации (ст.20.2, ч.5).

Разгон мирного шествия, избиение инвалидов, пенсионеров, молодых матерей, воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов – означает ли это, что омскому либерализму пришел конец? Поживем – увидим.

Лика Кедринская

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет