События
От фарса к эпосу
Дело о «невыплате заработной платы» подбирается все ближе к моменту истины
изображение открытый источник

Процесс по делу Нателы Полежаевой о невыплате заработной платы – вполне заштатный, казалось бы, по масштабам и содержанию, имеет шансы войти в историю российского правосудия, и не только. Что-то эпическое происходит в мировом суде на окраине города.

23 октября были заслушаны местной Фемидой инвалиды и их родители. К слову, до этого дня она не предполагала, что и колясочники могут быть субъектами права: пандусы не предусмотрены в омских судах - пришлось родственникам свидетелей заносить их в здание по ступенькам.

Инвалиды поведали , что в их жизни значил реабилитационный Центр «Рассвет» до того, как областная власть занялась его ликвидацией. Чуть позже мы обязательно выложим на сайте «Новой- Регион» видео их выступлений (да, это были одновременно и показания со стороны защиты, и выступления со стороны обвинения: они прозвучали как анонс будущего судебного процесса, где на скамье подсудимых займут места те, кто по праву достоин этого).

Цитирую фрагменты из них:

Макс Филиппов (человек – легенда, известный нашим читателям: переводчик с английского, без помощи рук и ног получил высшее образование и стал блогером, пишет, сцепив зубы в буквальном смысле – стучит по клавишам палкой, зажатой в зубах):

- Я пытался проходить реабилитацию в разных центрах, в том числе в ОКБ (Областная клиническая больница – главное в регионе медучреждение, получающее наибольшую долю бюджетных средств, предусмотренных на здравоохранение – Г.Б). Если сравнивать с «Рассветом», это – небо и земля. В нем все предусмотрено для инвалидов, для их комфорта: доступная среда – никаких проблем подняться на коляске с этажа на этаж, выйти на улицу и т.д, четырехразовое питание, проживание в номерах вместе с сопровождающими, бассейн, массажи, костюм Атлант, отношение к больным персонала. Все инвалиды бесплатно смотрели спектакли ТОП-театра… Занимались со мной уникальные специалисты под руководством Валиды Адимовны (Исановой, профессора, ведущего в мире кинезиотерапевта, чьи методики, не представляющие интереса для омских медицинских чиновников, изучают в Оксфорде, Париже, Лондоне – Г.Б.).

Инвалидам приходилось вести с областным Минздравом войну - за бесплатные лекарства, санаторно-курортное лечение, за реабилитацию в "Рассвете"... И, как правило, эти бои мы проигрывали.Направлял он инвалидов в областную больницу, а там было тяжко: приходилось часами ждать санитаров – когда обратят на тебя внимание. Кому-то в туалет, к примеру, понадобилось: жди, говорят, до тебя еще очередь не дошла. И никто толком ими не занимался: мои знакомые и друзья отказались от такой реабилитации – смысла в ней нет. «Рассвет» для омских инвалидов незаменим. Инвалиды, которых я знаю, надеются и сейчас, что в нем все наладится, и можно будет пройти курс кинезиотерапии – ее Омской области больше не практикуют нигде, а она реально нам помогала.

Филиппов Иван Михайлович, отец Макса, пенсионер, 44 года проработал учителем в школе № 110 Омска.

- Такой реабилитации, как в «Рассвете», нигде больше нет: он единственный не только на весь наш регион. Областной Минздрав посылал нас в Кисловодск, потом куда-то под Сочи но там нет для колясочников вообще никаких условий - ни квалифицированных медиков, ни доступной среды: я в одиночку не подниму сына на второй этаж. Перед выездом созванивались с руководством этих санаториев: они были в шоке - как вообще могли сына отправить туда. Не понимаю, почему «Рассвет» оказался у омских чиновников под запретом: вместо того, чтобы распространять его опыт, они перекрывают ему кислород. Втолковывать что –то им бесполезно: я много раз пробовал. Кто сам не прошел через это, у кого дети не страдали тяжелыми заболеваниями, тот не поймет, какое это счастье, когда их состояние облегчается.

Сергей Реет, настоящий герой нашего времени, специалист в компьютерной технике (махом, к примеру, починил ноутбук автору этой заметки), разбирается и в юриспруденции, а еще блогер, дизайнер, мастер на все руки, хотя рука у него одна:

- В 2016, когда в Омске закрыли городскую больницу №2 - отдали ее коммерсантам, в «Рассвет» пришло больше тысячи больных рассеянным склерозом. Чувствовали они себя там прекрасно. А потом финансирование «Рассвета» по программе ОМС вдруг в три раза уменьшилось, а количество пациентов осталось тем же. Что было делать? Любой бизнесмен на месте Нателы Олеговны отказался бы от лишних больных – бросил бы их на произвол судьбы, или сократил бы объемы медпомощи, и тогда не появились бы долги по зарплате. Но она поступила не как бизнесмен, а как врач: ухудшения финансового состояния больные на себе не почувствовали - получали все те же услуги. А на зарплату средств уже не хватало. Кто в этом виноват? А потом финансирование по ОМС прекратилось совсем: Облминздрав предложил склерозникам идти в областную клиническую больницу, А там они по тому же полюсу ОМС не получали и малой доли того, что им давали в «Рассвете». Люди не пошли в ОКБ: лежать там – только зря тратить время.

Я помню, как больные воодушевились, снова начали строить планы на жизнь, когда узнали о решении ФАС, признавшего незаконным отказ в финансировании «Рассвета» по программе обязательного медстрахования и назвавшего это дискриминацией, но надежды оказались напрасными. Аналогов рассветовскому Центру Реабилитации нет не только в Омской области, но и во всей Сибири: сюда приезжали даже люди с Ямала.

Эльвира Юрченко, бывший помощник воспитателя в «Школе Бороздина» (в ней проходят занятия арт-терапией, применяемой к пациентам «Рассвета» в комплексе с другими эксклюзивными методами) рассказала, как следствие сделало ее «потерпевшей»:

- Ко мне домой приехала девушка-следователь в 9 вечера и стала составлять протокол допроса о «невыплате мне заработной платы». Я ей сразу сказала, что никаких претензий к Нателе Олеговне у меня нет: долг по зарплате небольшой был, но мне его к тому времени выплатили. К ней у меня только благодарность – мой ребенок, страдающий ДЦП, занимался в Центре Реабилитации.

Девушка сказала, что от нее начальство требует моих показаний. Ну ладно, дала показания: не выгонять же ее. Но в протоколе написала, что потерпевшей себя не считаю. Не знаю, почему в суд пришли сведения, о том, что я потерпевшая.

Тут удивляться особенно не приходится: все это дело состоит из подобных подлогов, за которые вообще-то предусмотрена уголовная ответственность: то есть в данном деле имеются десятки составов преступлений, совершенных самими следователями: тем не менее оно дошло до суда, что в принципе в нашей правоохранительной практике бывает часто. Не часто бывает, что заказ, фабрикация так быстро разоблачаются.

- Мой сын был очень тяжелым инвалидом – продолжает Эльвира – Он даже голову не держал. Когда он после занятий в костюме «Атлант» сделал первый шаг… Я не могу об этом говорить без слез, извините…Он стал держать голову, ползать, сидеть, потом ходить без опоры. Если бы все продолжалось, как раньше, он бы давно нормально пошел. Какие претензии могут быть к Нателе Олеговне? Когда началась эта травля «Рассвета», она из своего кармана оплачивала наше лечение. Я знакома со многими мамочками, чьи дети занимались в Центре Реабилитации: все они отзываются о «Рассвете» с любовью и теплотой. Все ждут, когда он снова заработает. Им идти некуда сейчас: таких центров и в Омской области, и в стране нигде больше нет. Мы решили, что напишем коллективное обращение В.В.Путину, расскажем об этом издевательстве над «Рассветом», над главврачом, его прекрасными специалистами, над нашими детьми, над нами…Будем просить президента, чтоб он вернул «Рассвету» жизнь.

Последним из свидетелей в этот день выступила депутат сельского поселения Ирина Дроздова. Она высказалась афористично: «Другие люди должны сидеть на скамье подсудимых». Те, кто совершил это преступление – истинный геноцид тысяч омских инвалидов и их семей. О том же на предыдущем заседании говорил фермер Петр Шумаков, чей внук Денис прошел 8 курсов реабилитации в ЦР «Рассвет», и уже бы ходил, если бы ОПГ влиятельных лиц (чиновников, правоохранителей и др.) его не ликвидировала (хотя ей это только кажется – он нужен людям и будет жить)

Процесс, начавшийся с фарса (показаний «потерпевших», ограбивших «Рассвет» на миллионы рублей, получив «зарплаты» за годы отсутствия на рабочих местах), завершается эпосом.

Это закон природы: правда, кто бы куда бы ее ни закапывал, ни закатывал под асфальт, рано или поздно все равно пробивается, Но, как правило, это процесс нескорый. А в мировом суде Советского округа он происходит здесь и сейчас: не в состоянии сдержать его ни прокурор, ни судья (попытки заставить свидетелей «высказываться по существу» тщетны: все понимают, что существо этого дела в лишении инвалидов права на жизнь). Такое редко бывает: на наших глазах по ходу судебного заседания обвинители становятся обвиняемыми. Чем бы ни завершился этот судебный процесс, следующий – «по существу» неизбежен. И восторжествует на нем не заказ, а Закон.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет