События
Приговоренные инвалиды
В Омске слушаются два уголовных дела, за которыми стоит ФСБ. Реальная вина подсудимых - покровительство инвалидам
Изображение из открытого источника

Накрытые тенью

В омских судах идут два процесса, фигуранты которых – люди, хорошо известные омичам. Хотя обвиняют их по разным статьям УК, дела их друг с другом перекликаются. Главного судебного пристава области Владимира Витрука судят, в частности, за «превышение должностных полномочий» (ч.3, ст. 286 УК РФ), которое заключалось в «бездействии по взысканию задолженностей» с Реабилитационного Центра «Рассвет», возглавляемого бывшей снохой бывшего губернатора (правившего областью больше 20 лет) Нателой Полежаевой. Ее дело по «невыплате заработной платы» (ч. 3 ст. 315 УК РФ) уже полгода слушается в мировом суде.

Дела эти примечательны тем, что за обоими стоит тень «серого дома» - здания на ул. Ленина, 2, где размещается областное управление ФСБ. Чем угрожал государственной безопасности Центр, созданный для реабилитации детей с тяжелыми патологиями (где проходили ее и больше тысячи взрослых, больных рассеянным склерозом), неясно, но проявляло к нему это ведомство в течение последних трех лет неослабевающий интерес: можно даже сказать, что «Рассвет» стал одной из его стратегических целей.

Как установили компетентные органы, в марте 2018 года Витрук дал указание подчиненным не арестовывать имущество РЦ, в отношении которого был возбужден ряд исполнительных производств, чем «воспрепятствовал исполнению судебных решений на 12 млн. рублей».

Об этом Реабилитационном Центре, где по эксклюзивным методикам занимались дети (дэцпэшники, аутисты, страдающие болезнью Дауна), которых государственная медицина признала «неперспективными», «Новая» писала не раз. С момента его открытия, в 2014, перебывали здесь многие випы– вице-премьер Ольга Голодец, министр Вероника Скворцова, сенатор Елена Мизулина, губернатор Виктор Назаров, депутаты Ирина Роднина, Олег Денисенко, режиссер Карен Шахназаров и др. Всем понравились тренажеры, лечебные ванны, костюмы «Атлант» - изобретение профессора Валиды Исановой. Все были удивлены результатами: парализованные начинают ходить, молчавшие обретают дар речи, «безнадежные» дети поступают учиться не в коррекционные школы, а в обычные…

Натела Полежаева и Ольга Голодец . До опалы

В один момент отношение омских властей к «Рассвету» резко переменилось. Этот момент совпал с отделением его директора от главной омской семьи (что вполне характерно для здешней феодальной формы правления): вместе с Нателой Полежаевой попал в опалу и Реабилитационный Центр. Расторгли с ним договоры одновременно все областные министерства, начиная со здравоохранения. Прекратилось финансирование по программе обязательного медстрахования – инвалидов лишили права проходить реабилитацию по страховому полису там, где они хотят. При этом не доплатили 24 миллиона рублей за работу, уже проделанную сотрудниками РЦ. Факт дискриминации «Рассвета» и его пациентов признало УФАС: решение антимонополистов проигнорировано облправительством.

В то же время на Реабилитационный центр посыпались иски от юридических лиц, в частности, компании «Экофарм», замеченной в махинациях с бесплатными лекарствами (расследование омского штаба Навального ). Руководитель службы судебных приставов не то, чтобы РЦ «Рассвет» покровительствовал, но взыскивать эти задолженности слишком не торопился, согласовав с Нателой Полежаевой график их погашения, исполнявшийся неукоснительно.

Но бдительные спецслужбы скорость их взыскания не устраивала – в июне 2018 замначальника УФСБ по Омской области полковник Богданов обратился в областной суд с ходатайством (см. документ), где пожаловался на «действия (бездействия) неустановленных должностных лиц по невзысканию денежных средств и иного имущества с должников» - Реабилитационного Центра и Театрального Омского Проекта («Новая» рассказывала, что в «Рассвете» был свой театр, спектакли которого посещали бесплатно инвалиды, актеры проводили с ним занятия по методике «школы Бороздина»: особенные дети участвовали в постановках. Побудила Нателу Полежаеву к созданию ТОП-театра ее дочь Ирина, тоже особенный ребенок).

ТОП-театр

Вскоре «неустановленное лицо» (оно оказалось одно) было установлено – дома и в кабинете Владимира Витрука прошли обыски. В тот же день судебные приставы явились на дом к Полежаевой, где она, как выяснилось, не прописана (принадлежит жилье ее бывшему супругу), а также в квартиру, где проживает ее престарелая мать: и там, и там отключили свет. Директора «Рассвета», ее дочь – инвалида и мать-ветерана труда весь день продержали под «домашним арестом» .

УФСБ обратилось в суд. Дело "государственной важности"

То, что действовали судебные приставы по указанию спецслужбистов, подтверждает справка УФССП – о том, что «материалы исполнительных производств в отношении должника Полежаевой Н.О. изъяты УФСБ России по Омской области» (см. документ). Речь в них шла не об организации, а о долгах частного лица, составлявших на тот момент 2 млн. рублей. Какое имели они отношение к безопасности государства, трудно сказать.

УФСБ изъяло в УФССП документ "государственной важности"

4 декабря 2018 машину директора «Рассвета» остановили пятеро неизвестных в черном камуфляже, настойчиво предлагавших поехать с ними все в то же здание – на ул. Ленина, 2 (хотя, как выяснилось, сами числились не там, а в службе судебных приставов). Она отказалась, позвонила правозащитникам, и поехала вместе с ними, как ей было приказано, в отделение УФССП. Там сопровождающих отсекли, а ее в их присутствии потащили на допрос. Этот эпизод, выложенный на YouTube, видела вся страна: как экс-сноха бывшего губернатора одетая не по сезону в сорокаградусный мороз бороздит каблуками лед, сопротивляясь приставам, выволокшим ее из автомобиля.

То, что было, по мнению приставов «принудительным приводом», правозащитники квалифицировали, как похищение человека – женщины, матери с применением насилия, поскольку для «принуждения» не было никаких оснований: на все просьбы приставов откликалась она оперативно и доброжелательно, что подтвердили в суде они сами, повестку, по которой она «не явилась к дознавателю», как оказалось, ей никто не передавал.

И опять – совпадение дат: за четыре дня до этого происшествия был заключен под стражу Владимир Витрук, после чего УФССП по факту стало подразделением ведомства с обманчиво схожей аббревиатурой и несоизмеримого с ним по могуществу.

Не те мотивы

Обнаружить прямую корысть в «покровительстве» «Рассвету» главного судебного пристава следователям не удалось. Нашли «косвенную». В обвинительном заключении, зачитанном в райсуде прокурором Мариной Денищенко, она обозначена так: Витрук делал послабления Реабилитационному Центру «с целью формирования положительного мнения о себе и повышения авторитета в глазах Полежаевой».

Во фразе – какая-то недосказанность: то ли намек на романтические отношения (о которых не знает никто, кроме прокурора), то ли на то, что Витрук испытывает тайную симпатию к оппозиции - повысить свой статус в органах власти, «выслуживаясь» перед директором РЦ «Рассвет», он не мог: все эти органы, включая силовиков, ее к тому времени не жаловали, она даже подозревалась в «финансировании терроризма»(после того, как в «Рассвете» прошла встреча омских навальновцев с Леонидом Волковым). В любом случае все это – только догадки обвинения: показаний о глазах Нателы Полежаевой и о том, как он в них отражается, глава судебных приставов не давал.

Хотя благородное рыцарство в действиях Витрука присутствовало наверняка, но этот мотив прямо противоположен корысти. Он в прошлом – боевой офицер, прошел много горячих точек. Человек чести (так охарактеризовали его многие комментаторы на форумах и в соцсетях, выражая возмущение его уголовным преследованием – в частности, глава чеченской общины в Омской области Альви Джабраилов). Он знал о ситуации в «Рассвете», о том, насколько влиятельны рейдеры, прибирающие его к рукам (интересуют их, понятно, не инвалиды, а парковая зона площадью 8 га на берегу Иртыша и стоящие на ней здания). При всей их «крутости» он не мог брать перед ними под козырек. Сдерживало его и сострадание инвалидам: как человеку многое повидавшему, тема их реабилитации ему близка и понятна, соучаствовать в «спецоперации» по ликвидации Реабилитационного Центра он не желал. Такой просматривается мотив в действиях главного судебного пристава.

Главный судебный пристав области Владимир Витрук

Обвинение его в «покровительстве» Полежаевой подкреплено двумя сопутствующими делами, заведенными также по инициативе службы госбезопасности. Одно - получение взятки в размере 300 тысяч рублей за «высвобождение из-под ареста» автомобиля должника (ч. 5. Ст. 290 УК): по версии следствия, передал ее обвиняемому посредник. Дело построено на словах этого молодого человека и взяткодателя (которого что-то побудило явиться с повинной через полгода после события: он судом еще не допрошен). Посредник говорит, что последний вручил ему конверт, объяснив , что нужно его «передать Владимиру Александровичу». Что там было в конверте, ему неизвестно (не исключено, что не было ничего): он его не открывал, в руки его Витруку не давал, а положил на стол в его кабинете – так, что он, может быть, и не заметил. Момент «передачи взятки» в материалах дела не зафиксирован – этих денег никто не видел.

Еще одно обвинение – принятие на работу троих спортсменов, которые в разное время – в совокупности около трех лет участвовали в разных ведомственных состязаниях, проводимых в УФССП постоянно, при этом в табели им проставлялись отработанные дни (в советские времена таких называли «подснежниками»). Зарплата их составляла в среднем у каждого 20 тысяч рублей. Следствие считает, что обвиняемый делал это из «карьеристских соображений», чтобы возглавляемая им служба была в корпоративных сводках на хорошем счету. Но как нам стало известно из достоверных источников, двоих из троих атлетов принял на работу не он, а его предшественник на этой должности: Витрук виноват только в том, что их не уволил.

Как заявила СМИ прокурор, грозит ему 12 лет лишения свободы.

Корень зла

Заявление о рейдерском захвате «Рассвета» Натела Полежаева подавала в УМВД по Омской области два года назад. Оно пролежало без движения до того, пока с ним не ознакомилась Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова, которая прибыла в Омск, когда 17 жителей региона объявили в «Рассвете» бессрочную голодовку.

После ее приезда началось вялотекущее расследование. Полежаеву допросили в областном СУ СКР. Показания, данные там, она повторила в судебном заседании по делу о «невыплате заработной платы». В частности, рассказала, что 24 апреля 2018 в Реабилитационном Центре прошел первый обыск, который вел тот же правоохранительный орган. Случилось это как раз накануне дня рождения ее дочери Ирины. В этот день всегда приезжает ее поздравить минут на 10-15 отец Константин Леонидович, главный врач областной клинической больницы. Он внезапно сказал, что про обыск в «Рассвете» знает и даже знает, кто его заказал.

- Он сказал, что в Следственное управление «занесли» 3 миллиона рублей. Я спросила: что значит занесли? Он пояснил. Кто занес? Бывший начальник УФСБ по Омской области Игорь Бондарев.

Все сошлось: в заявлении, поданном ею за полгода до этого эпизода, упоминался и он.

- Я сказала бывшему супругу, что не хочу говорить и думать об этом сейчас: не хочу портить дочери праздник. Из его осведомленности я поняла, кто – главный в этом деле заказчик, и подумала, что мне еще повезло, и у меня есть шанс: с другими его оппонентами случались неприятности более страшные – кто-то из них был застрелен, кто-то утонул в Иртыше (имеются ввиду погибшие в период приватизации «Сибнефти» депутат Заксобрания Олег Чертов, гендиректор нефтезавода Иван Лицкевич – Г.Б.).

Натела Полежаева между двумя Иринами. До опалы

Показания Полежаевой перекликаются с показаниями старшего судебного пристава Яны Воропаевой, на удивление откровенно выступавшей в суде со стороны обвинения. Она призналась, что регулярно отчитывалась о ходе ведения исполнительных производств по «Рассвету» в том самом здании на ул. Ленина. Кроме того, пояснила, что не прилагала усилий к погашению задолженностей РЦ, хотя имущества, арестованного УФССП (дорогого итальянского оборудования, стоматологических установок и пр.) было более, чем достаточно, чтобы полностью рассчитаться с долгами перед кредиторами и по зарплате, не доводя дело до судебного разбирательства, однако задача заключалась в необходимости именно до него довести.

Кучка мусора

Все это может, наверное, служить объяснением поспешности и небрежности следственных действий, фальсификаций, бросающихся в глаза не только адвокату, но и наблюдателю без процессуального статуса. Возможно, следователи надеялись, что при таком высоком уровне заказа суд постарается их не замечать. Похоже, надежды эти оправдываются, но в какой мере, станет понятно из приговора, который осталось ждать, скорее всего, недолго.

Количество подделок и подтасовок в материалах дела критическое. Никто из тех, кого следствие назначило «потерпевшими», в суде таковым себя не признал.

- Более десяти заочных «потерпевших» - сказала в прениях адвокат Ольга Якушева – не знают, что им присвоен этот статус. Более десяти сотрудников РЦ «Рассвет» не допрашивались: следователь Неделько по сути сфальсифицировала доказательства, добавив в материалы дела протоколы без подписей «потерпевших», которым ничего не известно об этом. Мы дали суду доказательства, что в тома 9 и 11 добавлены документы – в том числе постановления о признании потерпевшими - уже после ознакомления моей подзащитной с материалами дела… Большая часть «потерпевших» не смогла назвать ни точную сумму задолженности, не ее периоды. Все показали, что, помимо зарплаты на счет в банке получали и из кассы по ведомостям, многие -не единожды… Согласились, что им могли и переплатить, и готовы этот вопрос обсуждать. И самое интересное: все отзывались о Нателе Полежаевой как о хорошем руководителе, создавшем отличный коллектив, в котором им хотелось работать…

Натела Полежаева и Карен Шахназаров До опалы

Не знали о том, что кто-то расписался за них в протоколах и «понятые». Адвокат обратила внимание суда, что их подписи под двумя экземплярами крайне важного документа (недостоверность его, по сути, сводит на нет все доводы обвинения) сильно различаются. Прокурор не увидел принципиальной разницы, и судья тоже не стала в эти подписи вглядываться. Мы с замом главного редактора "Новой газеты - Регион" Натальей Гергерт съездили по адресам проживания девушек, указанным в протоколе - Снежаны Эгнотосян и Ксении Ушаковой. Обе - дипломированные юристки. Снежана по окончании магистратуры юридической академии работала секретарем в суде, сейчас стажируется в отделе полиции. Сказала уверенно: в обоих протоколах подписи – не ее.

Ксении не то, чтобы не оказалось дома - не оказалось дома, в котором она якобы живет: «ул. 50 лет Профсоюзов, дом. 83, квартира 128». Дом двухподъездный, квартир в нем всего 41. Адвокат представила суду справку от участкового – о том, что Ксения Ушакова никогда по данному адресу не проживала.

Судья Наталья Захарова решила, что и не стоит ее искать, не стала беспокоить вызовом на допрос и девушку, отказавшуюся от «своих» подписей, и не увидела необходимости в проведении почерковедческих экспертиз. Отказ в ходатайствах она объяснила тем, что нужно завершать судебное следствие, которое затянулось и без того (процесс длится уже около полугода).

Эксперт, привлеченная стороной обвинения Ольга Баклина сказала в суде, что, как правило, определяется реальная задолженность по зарплате по данным, сохраненным на жестких дисках. Однако после обыска там их почему-то не оказалось: прокурор полагает, что стерли эту информацию сами бухгалтеры (наверное, чтобы потом было чем заняться: месяцами ее восстанавливать). По более правдоподобной версии, она не понравилась следствию: если на протоколах осмотра дисков поддельные подписи понятых, то ясно, кто их «зачистил».

Из-за отсутствия базы данных задолженность пришлось вычислять по «расчетным листкам» - документам довольно странным, без подписей и печатей, которые сама же эксперт назвала в суде «кучкой мусора», но, за неимением лучшего, пришлось ей делать по ним далеко идущие выводы.

Из выступления в прениях Ольги Якушевой:

-В судебном заседании мы исследовали и пакет с документами, изъятыми в ходе обыска в кабинете директора «Рассвета» – вот они-то как раз опечатаны, скреплены подписями. Но эксперт заявила в суде, что данный пакет ей не предоставлялся,..

По признанию Ольги Баклиной, проводя экспертизу, она «решала задачи, поставленные перед нею следователем» (по-другому и быть не может, поскольку экспертный отдел является подразделением СУ СКР), при этом такая экспертиза считается «независимой». В послужном списке эксперта за 20 лет нет, по ее словам, ни одного оправдательного приговора. Откуда же он при такой постановке дела возьмется? Тем не менее, надо отдать должное ее откровению…

Подделанной оказалась и подпись самой обвиняемой: кто-то неловко за нее расписался в «предупреждении УФССП», после чего было возбуждено второе уголовное дело, рассматриваемое в этом процессе – о «злостном неисполнении судебного решения », в котором речь идет о задолженности перед кредиторами. Почерковедческая экспертиза установила, что подпись ей не принадлежит, из чего следует, что служба судебных приставов ее своевременно не предупредила, и оснований для возбуждения дела не было.

Натела Полежаева и Вероника Скворцова До опалы

Опальные инвалиды

Выступили в суде в защиту Нателы Полежаевой инвалиды и их родители. Оказалось, что участие этой категории граждан в каких-либо разбирательствах не предусмотрено в нем: из-за отсутствия пандусов пришлось колясочников заносить на руках. Как следовало из их показаний, на скамье подсудимых должна быть не Полежаева, а областная власть (некоторые так и сказали), лишившая их права на реабилитацию. Например, «склерозникам» было предложено проходить ее в областной клинической больнице, но от пребывания там толку ноль – сидят по домам, состояние их ухудшается. Никому не нужными оказались и сотни особенных детей (сейчас в «Рассвете» проходят занятия при отключенном электричестве только с группой аутистов). Мамы давали показания со слезами на глазах: они искали замену этому Реабилитационному Центру по всей стране - ее нет. От решения суда будет зависеть и их судьба – их детей, признанных государственной медициной «неперспективными».

Макс Филиппов в суде по делу Нателы Полежаевой

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет