События
Работа адова
Следователи и прокуроры собирают «поганки» и «мухоморы»: власть в регионе похожа на выжженное поле, где ничего путнего не растет
фото открытый источник

На прошедшем вчера заседании по делу Нателы Полежаевой о невыплате заработной платы прокурор предъявил суду «высокотоксичные» доказательства: кипу расчетных листков, на обратной стороне которых – разные записи, скрепленные синими подписями и печатями, относящиеся к 2011 году и в основном – к Центру эстетической медицины(есть такое подразделение в санатории «Рассвет»).

Сами листки датированы маем – августом 2017. Как это понимать? В каком состоянии были «бухгалтеры», использовавшие официальные бумаги (в части из них упомянуты наркотические вещества, которые состоят на особом учете - хранятся в сейфе с тревожной сигнализацией), чтоб напечатать на них данные по зарплате сомнительной надобности (как мы писали ранее, опрошенная судом эксперт рассказала, что расчетные листки не имеют юридической силы: бухгалтерскими документами являются расчетные ведомости). Притом напечатаны эти сведения, невесть откуда взявшиеся, как попало: на одном листке указаны выплаты и задолженности разных людей, работающих в штате и по договору, на некоторых, зачитанных прокурором – фамилии работников, уволенных за много лет до того, как им, согласно, листкам, начислена заработная плата, на других – медсестры названы администраторами, на третьих собрано в кучу начисленное одному человеку за май, другому – за июнь, июль, август и пр.

Если так хаотично и лихорадочно велся четыре месяца подряд бухучет в образцовой организации (до разорения ее с участием всех органов региональной власти она из года в год занимала на смотрах-конкурсах областного Минздрава и федерального первые места), то в остальных учреждениях данного ведомства, надо полагать, работают бухгалтеры поголовно пьяные или постоянно «обдолбанные», или под регулярным наркозом.

На этой версии настаивает прокурор. Обвиняемая считает, что «расчетные листки» составляли скорее трезвые дилетанты, которые изымали при обысках из бухгалтерии все, что под руку подвернется, и на обратной стороне изъятого печатали «доказательства» невыплаты заработной платы, притом делали это наспех, исполняя срочный заказ.

Последнее в ходе судебного разбирательства доказано много раз. К примеру, судебный пристав Яна Воропаева призналась, что регулярно ходила на Ленина, 2 отчитываться о том, как идет взыскание долгов с Центра Реабилитации. Хотя работала в УФССП, которая УФСБ формально не подчиняется, но мы же все понимаем. Банкротство "Рассвета", где успешно лечились дети, страдающие ДЦП, аутизмом, болезнью Дауна, другими тяжелыми заболеваниями, а также взрослые-склерозники (всего 1700 человек, которых сочло неизлечимыми государство) было для службы госбезопасности одной из приоритетных задач. И таковой остается: она еще окончательно не решена.

Единственный из омских больших начальников, кто этому в какой-то мере препятствовал (не то, чтобы очень активно, но не давал использовать себя кураторам органа высшей власти) – глава областной службы судебных приставов Владимир Витрук, за что и привлечен, как известно, к уголовной, ответственности: ему предъявлено обвинение в «превышении полномочий» - по факту оно заключалось в том, что как офицер, прошедший много горячих точек, он знает, что такое инвалидность и проявлял к пациентам РЦ «Рассвет» излишнее сострадание: не взыскивал с него долги все и сразу, чтоб не лишать их возможности дышать. И речь тут идет не о долгах по зарплате, а о задолженностях перед частными кредиторами: ускорить именно их погашение требовали спецслужбисты с Владимира Витрука, а до зарплаты сотрудников Реабилитационного Центра на самом деле им никогда дела не было, как и СУ СК, возбудившему это дело, и прокурорским, проштамповавшим обвинительное заключение: они сделали все возможное, чтоб парализовать работу лечебного учреждения и соответственно лишить Нателу Полежаеву шансов на выплату долгов по зарплате (образовавшихся, как сказано в решении ФАС, в результате дискриминации «Рассвета» и его пациентов).

Главный судебный пристав области Владимир Витрук

В частности опера и следователи, выломавшие в бухгалтерии дверь, изъяли со всех девяти компьютеров жесткие диски, на которых хранилась вся база данных вместе с бухгалтерской программой: вернули их через неделю зачищенными до нуля мегабайт. Изъятие случилось как раз в тот день, когда на счет «Рассвета» пришли наконец-то деньги (10 миллионов рублей) и появилась возможность выплатить задолженности работникам: бдительные правоохранители сработали оперативно, чтоб никому , не дай Бог, в «Рассвете» зарплату не выплатили.

Правда, гособвинитель считает, что диски подтерли сами бухгалтеры (чтобы потом было чем заняться – восстанавливать месяцами стертые данные).

Подробно был разобран на прошедшем заседании суда эпизод, случившийся 4 декабря 2019 - через полгода после налета СУ СК.Тот эпизод, который видела вся страна: на сайте Sota Vision - больше двух миллионов просмотров сюжета, где бывшая сноха бывшего губернатора одетая не по сезону в сорокаградусный мороз бороздит каблуками лед, сопротивляясь приставам, выволокшим ее из машины.

Остановили ее пятеро неизвестных мужчин в черном камуфляже и шапочках, надвинутых на глаза, когда она поворачивала с проспекта Мира в сторону Иртыша – до здания «Рассвета» оставалось несколько сотен метров. Натела Полежаева предложила им вместе с нею проехать туда и обсудить все вопросы в офисе, но они отказались.

Намерения у них были серьезные: около часа не давали закрыть дверь авто на морозе. Она не готовилась к такому испытанию холодом: одета была в куртке, но их это не размягчало. Они настойчиво предлагали поехать с ними в серое здание все по тому же адресу – Ленина. 2.

- Я. естественно, испугалась ехать одной туда: там работают люди обученные, а у меня на попечении дочь-инвалид и престарелая мать – мне надо думать и о своей безопасности.

Чем внезапные визиты в то здание оканчиваются иногда, многие жители нашего города знают: скажем, семь лет назад выпал оттуда с четвертого этажа и разбился насмерть 25-летний сотрудник миграционной службы, заочно учившийся на режиссера, у которого был 8-мимесячный сын. Друзья называли парня человеком на редкость порядочным: таким туда заходить опасно. По версии следствия, в состоянии аффекта он покончил с собой…

Натела ПОжаева до опалы - с дочерью и депутатом Госдумы Ириной Родниной

Директор «Рассвета» дозвонилась до правозащитников, и вместе с ними поехала в Центральное отделение УФССП. Сопровождающих там отсекли, а ее в их присутствии поволокли на допрос. Это был, по мнению приставов, «принудительный привод»: если же его более точно квалифицировать, это было похищение человека – женщины, матери с применением насилия, так как никаких оснований для принуждения не было.

- Действия их никак нельзя объяснить: с первого появления этой службы в «Рассвете» у меня с ней сложились конструктивные отношения. Я бы даже сказала доброжелательные: приходили, когда им надо или вызывали меня, я предоставляла им все что они просили – документы, доступ к оборудованию и т.д.

Поводом для привода стала мифическая повестка, которую приставы передали, якобы не застав Нателу Полежаеву, секретарю ее приемной Наталье Банниковой (если б действительно передали, Наталья – та самая, которую люди в штатском пытались безуспешно завербовать , не стала бы, конечно, ее скрывать).

Почему приставы так резко переменились, понятно: за пять дней до вышеописанного происшествия– 29 ноября 2018 арестовали Владимира Витрука, и с этого момента аббревиатура УФССП была подкорректирована слегка: возглавило это ведомство по факту областное УФСБ…

Однако вернемся к «расчетным листкам». В ходе судебного следствия ни один из сотрудников «Рассвета», бывших и нынешних за документы их не признал: реальные долги по зарплате оказались меньше в разы, чем указано в этих «филькиных грамотах». 70 процентов «потерпевших» вообще не имеют к директору Центра Реабилитации никаких претензий, да и остальные, кроме двух подставных – завсегдатаев того же здания (которым было заплачено за отсутствие на работе более 1, 2 млн рублей) заявления в СУ СК по собственной воле не подавали, а подписи и показания некоторых «заявителей» были фальсифицированы.

У следователей и прокуроров работа адская: приходится им, и довольно часто, искать доказательства того, чего не бывает. Это примерно как в поисках грибов ходить по лесам и околкам, где ничего заведомо не растет, кроме поганок и мухоморов. И с отвращением (надеюсь) их собирать (или самим выращивать в потайных подвалах), выдавая Фемиде за нечто удобоваримое. Ее тоже, конечно, от них тошнит, но она усердно делает вид, что ничего не чует, не видит. Правда, в последнее время иногда у нее вроде пробивается обоняние, и она начинает понимать,.. Это ведь страшное занятие: обманывать и травить сограждан. Те, кто травят, и сами травятся, даже если им кажется, что мундиры и мантии гарантируют им иммунитет.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет