События
Родина-Мать Зумрият
Мама знаменитых сиамских близнецов из Киргизии Зиты и Гиты будет работать волонтером в Омском детском хосписе
Зита, Гита и Зумрият фото с сайта Радио Свобода

Зумрият Резаханова – мусульманка, но считает, что Бог един. Как едина боль матери – за детей страдающих, ближних и дальних, даже если они совсем не твои. Так сложилась ее жизнь, что материнство, в самом что ни на есть христианском смысле, стало ее призванием.

Историю Зумрият и ее дочек – Зиты и Гиты знает весь мир. Они родились в 1991 в селе под Бишкеком – две девочки в одном теле: ишиопаги – особо редкая разновидность сиамских близнецов: сросшиеся органы, общий таз и часть позвоночника, три ноги на двоих…Врачи сказали ей: «Не жильцы».

- Я тогда подумала – рассказывает Зумрият – Господи, почему увидела их, почему не ослепла? Ведь и сама еще была почти ребенком – 24 года.

Такой она вспоминает себя сейчас, хотя до рождения Зиты и Гиты у нее уже было двое детей: мальчик и девочка, абсолютно здоровые. Собиралась родить третьего и остановиться на этом, но, похоже, божий замысел был другим. Ей советовали: «Пиши отказную – зачем тебе этот ужас», но «тогда бы я перестала быть матерью»: как могла она отречься от детей своих, от своего сердца, переполненного любовью и жалостью: хотя это – одно и то же, просто нет слова, означающего это одно. Или есть оно: «Когда я пришла в себя, стала молить Бога, чтоб они выжили». И Он услышал: медики, отводившие им максимум год жизни, сильно ошиблись. Зита и Гита (так назвали их в честь героинь знаменитого индийского фильма) росли будто под Его присмотром: рано начали говорить и читать, даже ходить, хотя и медленно, спотыкаясь. Зумрият не отходила от них ни на шаг.

- Маленькими они были веселыми, жизнерадостными, говорили: «Мы – тройняшки - нас двое и мама!». Я не показывала им своих слез.

Потом настал неизбежный момент, когда Зита и Гита, почувствовав себя личностями и в то же время свое отличие от остальных людей на этой земле, стали мечтать только об одном: разделиться.

- Когда им исполнилось 10 лет, их эти мысли не отпускали, каждый день они меня спрашивали: «Могут ли нас врачи разделить?», и просили: «Мама, открой пошире форточку, чтобы Бог услышал наши молитвы».

Зумрият писала во все инстанции, в разные страны. После одной из телепрограмм, где ее с дочками показали, откликнулись российские доктора.

В марте 2003 года группа хирургов во главе с академиком Анатолием Исаковым в московской Детской городской клинической больнице № 13 провела 10-часовую операцию по разделению близнецов Резахановых.

О ней сообщили все мировые СМИ. Увидев, как их из операционной выкатывают в разных каталках, живых, Зумрият сползла по стене, потеряв сознание. «Мы с девочками узнали тогда, что такое счастье».

Такого счастья здоровым детям и их родителям не понять. У Зиты и Гиты осталось по одной ноге: вторую заменяли протезы. И все-таки первое время после разделения они походили на райских птиц. «Это было как второе рождение. Дышали полной грудью, и как будто летали: кружились на своих протезах, хотя после операции, конечно, организмы были ослаблены: болели, приходилось принимать препараты».

И, тем не менее, мир открывался заново: освоили компьютеры, в интернете появилось много друзей. И новые мечты. Но они оказались неосуществимыми. Жизнь приземлила Зиту и Гиту.

Они мечтали стать медиками, лечить людей. В 2010 отправили письмо тогдашнему главе российского государства Д.А. Медведеву. Из Администрации президента пришел воодушевляющий ответ: по окончании 9 классов их примут в Московский медицинский колледж без экзаменов и будут они в нем учиться бесплатно. Но радостная весть от высшего руководства Российской Федерации оказалась ложной. Зумрият обзвонила все номера телефонов, указанные в письме, но не услышала ничего обнадеживающего: нет, отвечали ей, без экзаменов принять не можем. «А они не смогли бы их сдать: получили образование в интернате. Но если бы поступили туда, у них бы хватило и способностей и старания, чтоб освоить программу, и главное – желания: оно было огромным, уже начали учить биологию и химию…».

Рухнули и надежды на материнство. «Они очень хотели иметь детей, но это было невозможно никак: здоровье им не позволяло рожать, даже суррогатных». Зита и Гита снова впали в отчаяние. В периоды депрессии прорывались даже упреки маме: "Зачем ты такими нас родила?".

Зумрият терпеливо объясняла им, что у всех людей в мире разное предназначение, и не обязательно быть матерями - в таком земном смысле, чтобы нести в него свет и добро. Она чувствовала, что примирить с этой жизнью ее дочек может только религия. После долгих бесед они сами попросили, чтоб она отдала их на обучение в мусульманскую школу - медресе.

И они снова стали улыбаться вскоре после того, как поступили туда: перестали чувствовать себя изгоями. Появилось в их жизни что-то важное и большое – больше всех их невзгод.

Вера учит беспредельности, но о божьих замыслах мы не можем даже догадываться. Она учит переносить все испытания, какие нам выпадают если не с благодарностью, то с достоинством, учит любви к ближним и дальним. В октября 2015 Зита скончалась. Уходила просветленной, хотя мучения ее были страшными. Зумрият писала тогда в соцсетях: «Состояние Зиты немного ухудшилось. Боли, рвота совсем замучили. Капаем почти круглые сутки, и обезболивание почти каждый час. Сейчас для нас нет дня и ночи. Зита почти не ест. Сильно похудела. Но держится. Старается двигаться…».

Последняя запись Зиты в ФБ: «Мамочка любимая, спасибо тебе, что ты есть на этом свете». Уходя, она попросила Гиту «жить за нее долго-долго».

И есть надежда, что она исполнит завет сестры, хотя за сохранение ее здоровья тоже приходится бороться. Недавно, говорит Зумрият, она обследовалась в Турции - у нее выросла новая почка размером 2 сантиметра, которая не может функционировать, и несет потенциальную угрозу. «Это медицинский нонсенс. У нее атипичный организм, и все болезни протекают по-своему. Врачи говорят, что с этим Гита может прожить и 15, и 30 лет, но нужно постоянно и бдительно следить за ее здоровьем». Возможно, к тому времени медики найдут способ разрешения этой проблемы, сейчас же, по их словам, делать операцию слишком рискованно. «Конечно, ей трудно: она много работает и продолжает учится, преподает в медресе Коран и арабский язык, есть проблемы со зрением, но она сильная, стойкая. как и ее сестра».

Дочку Зиту забыть Зумрият не может. «Я ее все время вижу, вижу везде». Эту «неразделенную» теперь уже любовь Зумрият отдает всем детям – не только своим (их, кроме Гиты, у нее еще трое – младшую дочку родила она через три года после рождения близнецов, и еще 8 внуков), но и другим, кто нуждается в помощи, сострадании. После ухода Зиты открыла она в родном селе Центр для детей-инвалидов, страдающих умственной отсталостью, болезнью Дауна. Созданный ею Благотворительный фонд «Право на лучшую жизнь» помогает и взрослым – больным, одиноким, брошенным родственниками, тем, кому срочно нужны средства на операцию… «Все мы – чьи –то дети, и все мы – дети Его».

«Чем больше от сердца отрываешь, тем больше на сердце остается» - сказал Андрей Вознесенский. У Зумрият Резахановой оно огромное – не знает границ. Недавно прочитала в интернете, что в Омске открывается детский хоспис и решила, что надо ей поработать в нем волонтером. Хотя времени свободного у нее немного – со всеми заботами о домашнем хозяйстве, о Центре его практически нет, но душа, говорит, велит, а она всегда к ней прислушивается. «Благо есть у меня второе гражданство: спасибо Путину – он распорядился мне его дать». И еще, говорит, на всю жизнь благодарна россиянам, которые ей и ее девочкам помогали. Для нее Россия – родная страна, и вообще « у беды не бывает национальности». По – национальности она – лезгинка (что рифмуется с Лизой Глинкой), но русский язык для нее родней всех других: «У нас все село говорит на нем».

- Мне есть что сказать мамам, которые поселятся в этом хосписе. Мне хочется поделиться с ними своим опытом: пережито столько, что невозможно хранить это в себе. Я верю, что смогу им помочь: я знаю, как их утешить, как поддержать.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет