События
"Сами вляпались, сами и выпутывайтесь!"
Пострадавшие дольщики и пайщики продолжают пикеты, а чиновники Минстроя, похоже, и сами не знают точное количество проблемных объектов на...
Фото: Открытый источник

 В начале ноября настроение высокопоставленным обитателям дома правительства подпортили обманутые дольщики с Мишина, 8. Четыре дня люди стояли в пикете в надежде на то, что им дадут возможность поговорить с врио Александром Бурковым. На этой неделе прошла еще одна акция, собравшая на площади перед входом в здание областного правительства больше 50 человек. На этот раз чиновников пикетировали обманутые пайщики ЖСК «Машиностроительный», «Центральный-1», «Центральный-2».  «Думал, «купил» квартиру в 2007, а оказывается общение и досуг с чиновниками на долгие года. 10 лет без жилья! Дима, я стараюсь, держусь тут!», – гласила надпись на одном из плакатов

Пайщица ЖСК «Центральный-1» Ольга Семесюк приобрела свой пай в 2012 году, но вскоре после этого стройку заморозили. Из пяти подъездов в доме возведено только два.

– Мы обращались во все инстанции, и нам везде отвечали: «Сами виноваты, что вляпались в это ЖСК. Сами и выпутывайтесь», – рассказывает Ольга. – Сегодня мы просим помощи у администрации. 166 человек, вложивших в кооператив, стоят в реестре кредиторов на требование жилых помещений. Пусть наш дом или достроят, или расселят.

Наталья Серебреникова – из ЖСК «Центральный-2».

– Наш ЖСК на Герцена, 11 начинал строить в 2006 году Сергей Скрипец. Потом случился какой-то разлад, и в 2011 году  управление перешло к заму Скрипца Сергею Моренко.   Однако средства, собранные на строительство «Центрального-2» были выведены еще до того. По документам видно, что деньги не в кооператив вносились, а выводились на родственников Скрипца – тещу и жену брата. Оформлялись фиктивные сделки, а потом, при продаже квартир, деньги обналичивались и отправлялись в чьи-то карманы  – объясняет Наталья. – Проворачивал мошеннические схемы и Моренко. Все пайщики ЖСК «Центральный-2» признаны потерпевшими, в отношении Скрипца и Моренко возбуждено уголовное дело. Однако мы считаем, что расследование провели не на должном  уровне. Не привлечены ни главные бухгалтеры, которые тоже были в доле, ни чиновники, которые, видимо, тоже замешаны в этом. Дело постоянно затягивается, фигуранты очень медленно знакомятся с материалами, в суд дело не передано до сих пор. А пострадавших – порядка 190 семей! Прокуратура нас не слышит. Следствие доказало, что были собраны на строительство 280 миллионов. Но реально потратили на стройку около 80 миллионов. Куда делись остальные деньги?

Кстати, площадка для строительства обоих ЖСК – и «Центрального» и «Центрального-2» – была выбрана в рамках исполнения программы о регенерации ветхого жилья, которую курировала городская администрация и непосредственно мэр Виктор Шрейдер. Раньше на этом месте располагался частный сектор, но земля находилась в муниципальной собственности. Людям пообещали, что взамен снесенных домов им дадут квартиры.

– Сейчас многие из тех, у кого забрали дома «под строительство», превратились чуть ли не в бомжей, вынуждены жить на дачах. Кто-то не дожил до этого времени, – говорит Наталья Серебреникова.

Пока одни частные дома сносили, хозяева других, по-видимому, договорившись с муниципальными чиновниками, успели оформить землю в свою собственность, и, со слов пикетчиков, стали предлагать застройщикам выкупать их жилье по бешеным ценам, в несколько раз превышающим рыночную стоимость.

– Стройка уперлась в эти «золотые дома», – добавляет Ольга Семесюк.

Отсутствие должного контроля за реализацией программы регенерации ветхого жилья и откровенно мошеннические схемы привели к тому, что люди 10 лет не могут решить «квартирный вопрос».

Людмила Горлина из ЖСК «Машиностроительный» вложила деньги в кооператив четыре года назад.

– Вместо квадратных метров мы купили воздух! – сокрушается она. – Не было ни разрешения на строительство дома, ни земли. Только красивые картинки, которые нам показывали. Не должны же нас вот так оставить один на один с этой бедой?

Через полчаса стояния напротив парадного входа в облправительство у Людмилы Горлиной и ее товарищей по несчастью появился шанс задать этот вопрос напрямую чиновникам – к пикетчикам вышли заместитель министра строительства и ЖКХ Сергей Кошелев и заместитель начальника Главного управления Госстройнадзора Андрей Малев.

Сергей Кошелев, тут же оказавшийся в кольце пикетчиков, начал разговор стандартно:  

– Мы знаем обо всех ваших проблемах. Но, к сожалению, разом их решить нельзя. Вы не думайте, что о вас забыли или не знают. Мы о вас помним.

– От того, что вы помните о нас, нам не легче, – крикнул кто-то из толпы.

– У них одна задача перед выборами – успокоить тех, кто возмущается. А потом махнут на нас рукой, – с горечью произнес пикетчик, стоявший рядом с корреспондентом «Новой газеты – Западная Сибирь». 

Кошелев на реплики внимания не обращал и продолжал свой «доклад»:

– Мы разработали план по решению этих проблем. В 2018 году у нас семь домов запланировано под эксплуатацию, остальные – в 2019-2020 годах. По каждому дому есть конкретный  план, как этот вопрос решать.

На этих словах пикетчики обрушили на Кошелева десятки вопросов.

–« Машиностроительный» на какой год в плане? С «Центральным-2» когда вопрос решится? Что с «Красным пахарем» на Герцена? 10 тысяч пустых квартир в Омске, не можете их нам дать? Герцена, 11 нет в дорожной карте, хотя бы просто включите нас туда! – голоса раздавались со всех сторон.

Одна из пайщиц, державших плакат, с досадой в голосе заметила:

– Все это отговорки!

 – Когда будет достраиваться Мишина, 5, Квартал романтиков, ЖСК «Дольщик» и «Сады Наука»? – поинтересовалась у  Кошелева организатор пикета, юрист Илона Сапожникова. – Когда мы проводили пикет с жителями дома по улице Мишина, 5, пришел представитель регионального Минстроя и сказал нам: «Мы будем принимать все меры, чтобы не включить этот дом в дорожную карту». Это что, оговорка или чиновник выразил позицию ведомства, где работает? На мой вопрос, почему вы будете препятствовать включению дома в дорожную карту, он сказал: «Потому что мы не знаем, что делать с этим домом». Получается, если дом не попал в дорожную карту, вы им не занимаетесь?

– Вы неправильные выводы делаете, – попробовал защититься Кошелев.

Но Илона продолжила задавать нелицеприятные вопросы:

– Почему в Москву не подаются о нас сведения о полном объеме? Почему у нас занижается количество проблемных домов? Прокомментируйте ваши слова. Вы присутствовали на нашем митинге у библиотеки Пушкина и сказали одной из дольщиц, что если она будет и дальше участвовать в наших акциях, то может больше к вам не обращаться. Это было ваше субъективное мнение или позиция Минстроя?

– Это провокация, – ответил Кошелев и отказался от дальнейшей дискуссии, предложив задавать вопросы его коллеге Андрею Малеву. Тот начал с ликбеза, объяснив, что такое дорожная карта и кем она утверждается.

– В проект дорожной карты ЖСК  включены, – заключил он.

– А посмотреть его можно? Когда рассмотрят проект? – заволновалась толпа.

– Не могу сейчас сказать, – «отбил» удар спикер.

– Лет пять вам на это хватит? – съехидничал кто-то из пикетчиков.

– Они подменяют понятия «план мероприятий» и «дорожная карта», путают дома, ситуацией не владеют. Но, как говорится, спасибо, что вышли, – подвела итоги встречи в разговоре с нашим корреспондентом Илона Сапожникова.

Илона планирует сделать запрос и получить возможность ознакомиться с тем, какие объекты все-таки попали в новый проект дорожной карты. Те временем пайщики договариваются о том, чтобы провести в ближайшее время митинг у музыкального театра, где в очередной раз собрать всех пострадавших от застройщиков – а приблизительный счет идет на тысячи семей. Точной цифры, как ни парадоксально, никто до сих пор не знает. В дорожной карте на данный момент числится 21 дом, а всего, по словам Кошелева, на территории региона 31 проблемный объект. По данным Илоны Сапожниковой, их не меньше 35.

Лика Кедринская

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет