События
Томичу вменяют невменяемость
За комментарии неизвестного лица к публикациям о «китайской экспансии» отец четырех малолетних детей обвиняется в «публичных призывах к экстремистской деятельности»
Фото newsvtomske.ru

В отсутствии каких-либо доказательств вины следствие назначило обвиняемому психиатрическую экспертизу

Несколько эмоциональных комментариев в социальной сети ВКонтакте грозят обернуться тяжкими последствиями для томского предпринимателя Артема Карпилянского и его семьи. Отец четырех малолетних детей обвиняется в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности» (ч.2 ст. 280 УК), хотя никаких доказательств того, что он является автором инкриминируемых ему высказываний региональным управлением ФСБ в ходе следственных действий не найдено.

Как рассказал Артем «Новой-Регион», уголовное дело в отношении него было возбуждено 15 января сего года. В постановлении следствия приводятся реплики якобы размещенные им, в частности, под постами: «Дорого или дешево Томская область продает лес китайцам?», «Подрядчики Асиновского ЛПК: китайские инвесторы хотят уклониться от выплаты долгов», «Никита Михалков озвучил проблему рубки леса в Томской области китайцами» и др. Через два дня, 17-го, сотрудники спецслужбы явились к предпринимателю домой, и провели обыск, нарушив при этом, считает Артем, ряд уголовно-процессуальных норм – не предъявили судебное решение, дающее право на его проведение (оно стороне защиты не выдано до сих пор), не предоставили подозреваемому возможности воспользоваться помощью адвоката, что гарантируют не только статьи УПК, но и ст.48 Конституции РФ.

Хозяин дома не препятствовал обыску: наоборот, по его словам, добровольно выдал оперативникам все имеющиеся у него электронные устройства с возможностью выхода в интернет, будучи уверенным в том, что ничего криминального в них найти невозможно.

В тот же день Артём Карпилянский был допрошен: следствие избрало ему меру пресечения в виде подписке о невыезде и надлежащем поведении.

Через 5 дней, 22 января, ему было предъявлено обвинение. В поисках доказательств его вины УФСБ по Томской области не преуспело, хотя расследование идет в самом благоприятном режиме для следствия: все ходатайства адвоката – например, об отводе экспертов, относящихся к этому же ведомству (только не к местному, а к Новосибирскому управлению), о некорректности вопросов, об ограничении во времени подачи заявлений в связи с назначением экспертизы и другие – отклонены. Постановления об отказе обвиняемому не предоставлены, чтобы у него, вероятно, не возникло желания их обжаловать. С адвоката взята подписка «о неразглашении тайны следствия»: чтоб излишнее освещение этого дела в СМИ и реакция на него общественности не сбивали следователей с мысли.

При этом к супруге Артема (кормящей матери) был направлен (следствием, вероятно) другой «адвокат» – «бесплатный», который во время допроса стал ее уговаривать «давать показания» (хотя она была вправе от этого отказаться, воспользовавшись статьей 51 Конституции РФ), убеждал в «бесполезности обжалований», поскольку «спорить с ФСБ себе дороже» и т.п.

Тем не менее, осмотр изъятых у обвиняемого предметов – сотовых телефонов, ноутбука, длившийся более 10 часов 1-го и 2-го февраля оказался безрезультатным: не обнаружено никаких следов выхода в интернет, и, в частности, в социальную сеть ВКонтакте.

Через 1,5 месяца в этом, казалось бы, уже безнадежном деле следствию удалось найти «новый поворот» (впрочем, весьма стандартный – не раз уже в аналогичных случаях применявшийся): 18 марта следователь ознакомил обвиняемого и его адвоката с постановлением о назначении «комплексной комиссионной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы».

На каком основании УФСБ усомнилось в его адекватности, непонятно: ни медицинские показания, ни характеристики личности, которые бы указывали на возможность психического заболевания, в документе не названы. Карпилянский, подозревая, что следствие намеревается поместить его в психиатрический стационар и таким образом сделать «невменяемым» (как при этом будет выживать его многодетная семья, правоохранителей мало занимает), подал жалобу на имя руководителя следственного органа: ответа на нее пока нет.

Следствие длится четвертый месяц, и перспективы его остаются туманными: 26 апреля с.г. обвиняемый в очередной раз был вызван в УФСБ. Точку в «следственных действиях» могла бы поставить компьютерная техническая экспертиза, дав окончательный ответ: писал он «экстремистские комментарии» или нет, но спецслужбисты в ней не видят необходимости.

Тема уничтожения сибирской тайги, которой были посвящены вышеупомянутые посты, вызвала действительно множество гневных откликов, и не только в социальных сетях. У службы госбезопасности нет вопросов к авторам этих публикаций, и по приведенным в них фактам - коррупции и т.д, уголовные дела тоже ею не возбуждаются. В такой непонятной ситуации единственным виноватым на сегодняшний день является Артем Карпилянский, отец четырех малолетних детей. Но если даже следствию и удастся довести его дело до суда, едва ли это поможет унять волну народного возмущения: с большой долей вероятности она может, наоборот, приподняться.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет