События
Восьмерым погорельцам деваться некуда
Многодетная семья, у которой не по ее вине все сгорело, выживает с помощью добрых людей. Государству до...
Фото: Георгий Бородянский
 

Семье Лебедевых (д. Голенки Марьяновского района Омской области)

повезло: из своего сгоревшего дома они вышли живыми и

здоровыми. Пожар случился 23 февраля 2017 года. Наталья Васильевна

проснулась в 5 утра.

- Чувствую, тянет паленым с веранды, окна в дыму, кричу мужу: - Миша,

горим!

Михаил Иванович бросился за ведром, набрал воды, подбежал к двери –

дернул: обдало огнем - загорелись волосы, брови, закричал жене: - Буди всех,

спасайте детей! Их четверо – от года до семи лет.

- Сын, сноха и мы с Мишей кто в чем был ребятишек схватили, в окно

выскочили на мороз. Так, раздетые, добежали до соседей, разбудили их.

Они сразу впустили, не спрашивая, обогрели, теплые вещи нашли. Да и в

любом доме приютили бы без разговоров – люди у нас в деревне хорошие.

Вызвали пожарных. С поселка Конезаводский (центр поселения) приехали

быстро, но не прихватили воды (что, судя по сообщениям в интернете,

случается с пожарными в нашей стране нередко: сотрудники МЧС

разъясняют, что на самом деле так не бывает, но Лебедевы об этом не знают

– у них интернета нет), с райцентра Марьяновка, что в 20 километрах от

Голенков, приехала машина с водой, но к тому времени тушить уже было

нечего.

- Старшего внука Максима увезли в центральную районную больницу,

диагноз – отравление угарным газом. Слава Богу, все обошлось, пробыл там

неделю. Полицейские приезжали туда, проводили проверку - дали мне

постановление, где указано, что в пожаре мы не виновны, а кто виновен, не

ясно: он случился из-за короткого замыкания. Нам за свет присылает

квитанция Омская энергосбытовая компания, но за нашу проводку, как там

нам сказали, она ответственности не несет. И никто ее не несет, получается.

Марьяновский райотдел МВД не стал возбуждать уголовное дело «ввиду

отсутствия события преступления».

Вместе с домом сгорело все: мебель, одежда, бытовая техника,

документы, деньги (брали кредит 90 тыс. руб. на пристройку: дом-то

маленький – 35 квадратных метров и веранда 16 - тесновато для

восьмерых), стройматериалы… Опись всех пожитков, съеденных огнем

– на 900 тыс. рублей плюс сам дом по минимально рыночной цене – 450 тыс.

рублей (правда, он не успел стать их собственностью – только начали

оформление приватизации).

- Помогали односельчане кто чем мог – приносили еду, одежду, постельные принадлежности. Вера Ивановна Шварц сказала: «Поживите у нас, пока все оформите»: дом у нее просторный – две спальни, они там с мужем вдвоем - пенсионеры. Прожили мы у них 8 дней. А потом позвала нас к себе Татьяна: хорошая женщина, но со слабостью, дом ее в Голенках пустовал – жила с дочерью в Конезаводском, там она дояркой работала, ну мы к ней и перебрались. В общем, если бы не добрые люди, не знаю, как бы мы ту зиму промыкались. Власти здешние и районные не беспокоило, где мы и как живем.

Администрация сельского поселения компенсировала понесенные ими потери в размере 10 тыс. рублей, столько же смогла изыскать и районная администрация. Она, впрочем, отправила опись сгоревшего имущества выше – в областное правительство, и оно расщедрилось – отвалило семье, у которой все подчистую сгинуло в пожаре, случившимся не по ее вине, 60 тысяч рублей. Эти деньги ушли целиком на восстановление документов – паспортов, свидетельств о рождении, о браке и пр. И отдельно облагодетельствовало погорельцев социальное ведомство – Комплексный центр соцобслуживания населения, выделив 50 тыс. руб. Это все, чем смогло помочь Лебедевым государство: вопрос как жить, точнее, куда деваться семье из 8 человек, оставшихся в Сибири в феврале без всего, не волновал, и не волнует его. Это ж не Дерипаска, попавший под санкции, которого реально надо спасать.

В доме Татьяны – доярки Конезавода прожили они больше года, бесплатно, оплачивали только коммуналку: жили б и дальше, но в начале июня 2018 пришлось ей в Голенки возвращаться («уволили – выпивать стала слишком часто, и с дочкой из-за этого разошлась»), а им искать новое пристанище.

И снова добрая женщина нашлась.

- Она переехала в райцентр Марьяновку, дом у нее остался, но маленький – комнатка, кухонька, в спальню входит одна кровать. Дети с внуками поселились там, а мы с мужем – здесь, в сарае. Вот этот шкаф, стол, диван – все нам дали односельчане. До холодов дотянем, а дальше – не знаю как...

Такая участь их постигла в преклонном возрасте. Оба они – ветераны труда, хотя и не имеют этого звания («справок нужно много собирать»), но по факту – отпахали на государство каждый больше 40 лет. Михаил Лебедев – в прямом смысле: работал смолоду до пенсии трактористом – сначала в Москаленском районе, а когда хозяйство там развалилось - в Марьяновском. Как и у большинства россиян, в особенности селян, их трудовой стаж на размерах пенсий их не сказался. Михаилу Ивановичу начислили 8 тысяч 600, за три года подросло его пенсионное пособие до 9 тысяч.

- Почему так?

- Мне посчитали только те годы, которые я работал здесь, на Конезаводе. Мы сюда переехали в 2005 году, когда там от колхоза осталась одна контора. Заработки тут были маленькие - в месяц тысяч 5-6, хоть пахал я полную смену, но в советские-то времена зарабатывал я нормально, и колхоз «Советская Сибирь» был тогда на хорошем счету – побеждал в соцсоревновании. В Пенсионном фонде говорят: - Принесите оттуда справку. Прихожу туда: сидят там человек пять, не знаю, чем занимаются – никакой работы в колхозе нет уже десять лет, ничего не сеют, не доят, но директор, бухгалтер и еще кто-то, может, юристы что-то делают там до сих пор. Хоть бы за бумагами последили. Прошу справку. Нет, говорят, ваши данные в архиве не сохранились – его несколько раз затапливало. У Натальи тоже пропало все – ее пенсия еще меньше, чем у меня, но кому мы теперь докажем, что нам больше положено.

- Люди в нашем государстве никому не нужны – замечает Василий Плохотнюк – бывший фермер, а до того – глава сельской администрации («Новая» неоднократно писала о нем, в частности, о его участии в протестных акциях ), сейчас возглавляет Омское отделение общественного движения «Крестьянский фронт», которое взялось защищать интересы этой семьи перед разными органами власти.

- Обращались мы во все инстанции, – рассказывает Василий Дмитриевич – начиная с райсовета и сельсовета и до самого верха – в Госдуму, Правительство, Генеральную прокуратуру: просили предоставить Лебедевым жилье, компенсировать утраченное имущество. Но, как выяснилось, за пожар в их доме никто ответственности не несет. Дело в том, что когда они вселялись в него, в 2005, он был на балансе Конезавода - в то время еще государственного предприятия. Уже через год там прошла процедура банкротства, и бывший совхоз стал собственностью, насколько я знаю, предпринимателя из Казахстана. Но он приобрел только производственную часть, то есть само хозяйство, а жилой фонд остался бесхозным: по закону он должен был перейти в областную или муниципальную собственность, но ни власти, ни арбитражный управляющий об этом не позаботились, и дом, который потом сгорел, не значился, как оказалось нигде – его как бы и вовсе не было. В этом виноваты чиновники, но из - за них страдает семья.

Обращения «Крестьянского фронта», как водится, из Москвы вернулись в Омскую область, из областного центра – в район.

- Больше года мы вели переписку с госорганами, движения никакого. Обращались и лично к врио губернатора Буркову. Он принять нас не смог: приняла его зам по социальным вопросам Татьяна Вижевитова.

Встреча состоялась в мае этого года. Присутствовали на ней и другие официальные лица - начальник Главного управления региональной безопасности, представитель областного Министерства труда и соцразвития, глава Марьяновского района Солодовниченко. Вижевитова поручила ему создать вневедомственную комиссию для обследования сгоревшего жилья (через год и три месяца после пожара, но лучше поздно, чем никогда, хотя

пока что лучше не стало), и по ее результатам поставить Лебедевых в льготную очередь на жилье по социальному найму.

Но для этого нужны были справки из БТИ, каждая стоит 2тыс.400 рублей, на четверых выходит почти 10 тысяч. Для многодетной сельской семьи, в которой двое пенсионеров, и оба родителя работают, сумма практически неподъемная. «Сын Дмитрий – скотник на Конезаводе, зарплата чуть побольше 10 тысяч рублей, сноха – доярка, у нее – столько же – перечисляет Наталья Васильевна – у нас с Мишей пенсии еще поменьше, и как-то надо растить четырех детей. До пожара была у нас корова, куры, несколько поросят, а теперь где их нам держать? Сами живем в сарае».

Замгубернатора, войдя в положение погорельцев, поручила районному главе помочь им подготовить справки Бюро технической инвентаризации. «Он не возражал, но потом как будто об этом разговоре забыл: сказал, что в бюджете района такие расходы не предусмотрены. И справки о том, что мы – малоимущие, у нас нет».

Если суммировать их ежемесячные доходы, и поделить на восьмерых, на каждого выйдет примерно половина прожиточного минимума, который в Омской области на данный момент – около 9 тыс. рублей. Но чтоб им дали такую справку, нужно собрать еще кучу справок. И опасаются они к тому же, что в случае признания их малоимущими к ним снова заявятся представители службы опеки и попечительства, которая, говорит Наталья Васильевна, всегда начеку. «Как-то ребятишки заночевали у нас, и они тут же пришли, сказали: если дети будут в сарае жить, мы их у вас заберем». Оказывается, государство все это время не спускает с них глаз, но помочь материально им не догадывается, а забрать детей – это запросто. В прошлом году «Новая» рассказывала, как в Омске органы опеки отняли детей у любимой и любящей мамы за то, что слишком бедно живут .

Пришлось Лебедевым занимать деньги и делать справки в БТИ за свой счет. Комиссия обследовала сгоревший дом, признав его непригодным к восстановлению, и поставила погорельцев в очередь на жилье - под номером 470. «Учитывая темпы жилищного строительства в районе, – говорит Василий Дмитриевич – может быть, внуки к своей пенсии что-нибудь и получат а может - нет».

В мае Лебедевы подали иск на районную администрацию о предоставлении им жилья во внеочередном порядке, и проиграли: суд Марьяновского района нуждающимися в улучшении жилищных условий их не признал. Ладно, хоть не пришлось им нести затраты на это судебное разбирательство – оплатил адвоката «Крестьянский фронт». Он готовит апелляцию в областной суд. «Посмотрим, что решит он – говорит Плохотнюк – если правовым путем не добьемся, перейдем к протестным действиям. А что еще делать, если все государственные органы издеваются над этой семьей».

Георгий Бородянский

Как помочь:

Банк получателя Омское отделение № 8634 ПАО Сбербанк г. Омск

Счет получателя 40817810445001683853

ИНН получателя 7707083893

БИК банка получателя 045209673

Корреспондентский счет 301018110900000000673

Код подразделения банка 6786340387

Адрес подразделения банка р.п. Марьяновка, ул. Ленина. 2

Получатель Лебедева Наталья Васильевна

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет