События
Вот и «побазарили» дети в интернете
В Ростове судят мальчишек за то, что пытались помочь протестными действиями погорельцам
фото Елены Колмыковой

За московскими судебными разбирательствами по делам «несогласных» следит вся страна. Тем временем в Ростове судят детей, вступившихся в интернете за погорельцев

Анна Лебедева, специально для «Новой газеты-Регион»

Видеоролик с рыдающим мальчишкой, просившим прощения в прямом эфире чеченского телевидения за свои посты в соцсетях c критикой чеченского руководства, вызвал большой резонанс. Смотреть на это действительно тяжело – бьёт по нервам. Но всё познаётся в сравнении: матери пацанов, почти два года ожидающих своей участи в ростовском СИЗО, сочли бы Рамзана Кадырова большим гуманистом: ну, поплакало великовозрастное дитятько, и всё… простили его! Их сыновьям светит по 8 лет за то, что они так и не успели развернуть на площади Советов перед Правительством Ростовской области свой самодельный плакатик в защиту ростовских погорельцев.

«Мальчишки были безусы…»

фото Елены Колмыковой

Фото Елены Колмыковой

«Мальчишки были безусы -

Прапоры и корнеты,

Мальчишки были безумны,

К чему им мои советы?!»

Александр Галич «Петербургский романс»

«У вас лично или у ваших родственников недвижимость была, которая сгорела?» – спрашивает судья.

«Нет, у меня лично не было!» – отвечает подсудимый Сидоров.

«Тогда каким образом затронула именно вас эта проблема?»

Худенький пацанчик - метр с кепкой, начинает что-то говорить о гражданской позиции и в голосе его звучат иронические нотки: солидный взрослый человек в черной мантии уже второй раз задаёт ему один и тот же вопрос. Причем из тех элементарных, что обсуждаются в школе на уроках обществознания: если пострадала не твоя, а чужая бабушка, тебе-то до этого какое дело?

Мытарства ростовских погорельцев летом 2017 года взволновали многих: почти 700 человек за несколько часов потеряли всё, что имели. Бурная реакция общества, публикации в СМИ сыграли немалую роль в судьбе несчастных: потерпевшие получили компенсации за утраченное жилье. Однако далеко не все и не в тех суммах, что оно реально стоило.

Это сражение за жизнь было в самом разгаре, когда Ян Сидоров и Вячеслав Мордасов решили выйти 5 ноября 2017 года на мирный пикет на площади Советов перед правительством области. Купили мегафон, ватман и краски, однако всё это не пригодилось: уже поджидавшие их полицейские не дали развернуть плакаты с лозунгами «Верните землю погорельцам!» и «Долой правительство!».

Всё просто, как дважды два: свои планы Слава и Ян обсуждали в открытом интернет-чате и очень скоро там появились неизвестные лица под разными дурацкими никами: «Злой колобок», «Коктейль Молотова» и т.п. Анонимные тролли писали, что никакие митинги и акции протеста не нужны, надо идти и захватывать здание правительства - свергать власть. Сидоров, ставший администратором чата только 3 ноября, за два дня до несостоявшихся событий, горячо спорил с этими, как он потом уже понял, провокаторами.

Ни он сам, ни Слава Мордасов, как установили эксперты, не написали в чате и не произнесли на площади Советов ничего предосудительного, а уж тем более, уголовно наказуемого. Они попытались зачитать полицейским статью 31 Основного Закона (его книжечка с Конституцией после обыска пропала). Да куда там: обоих мгновенно скрутили и потащили к автозакам. Сотрудников полиции в штатском на площади было не меньше, чем в форме. А кроме них на площади и не было никого: проезжающего мимо дядечку на велосипеде тоже на всякий случай скрутили и доставили в отделение.

Конституция - полезная книга для всех, в том числе росгвардейцев

__________________________________________________________________________

Статья 31 Конституции РФ.

Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

____________________________________________________________________________

За попытку провести несанкционированное властями мероприятие ребятам грозило семь суток административного ареста, которые они благополучно отсидели. Встречать их к моменту освобождения пришли родители и… сотрудники Центра по борьбе с экстремизмом Главного управления внутренних дел по Ростовской области.

Ребят отвезли в областное управление Следственного Комитета, а после допроса – в СИЗО. Через полтора года прокурор зачитал обвинительное заключение Яну Сидорову, Вячеславу Мордасову и Шамшину (он в тот день проходил по другому краю площади – решил посмотреть, что там происходит):

- Разделяя взгляды общественного движения «Артподготовка», которое признано экстремистским…, имея умысел на организацию массовых беспорядков на территории города Ростова - на - Дону с целью дестабилизации политической ситуации в стране, подбора соратников с целью проведения массовых беспорядков, сопровождающихся погромами и поджогами…

В сущности, их судят только за то, что их группа в соцсетях называлась «Революция 05.11. 2017». Но поскольку подходящей статьи в Уголовном кодексе нет, Следственный комитет и прокуратура стряхнули архивную пыль с других статей – про погромы и поджоги. С первой минуты трудно было отделаться от ощущения, что ты смотришь спектакль о судебных процессах 30-х годов ХХ века! Но нет, это представление проходит не в театре, а залах Ростовского областного суда. Хотя очень похоже, что сценарий таки написан заранее. На первом заседании гособвинитель заявил, что только своевременные действия полиции не позволили подсудимым устроить погромы. «Преступление не было доведено до конца по независящим от них причинам», - написано в обвинительном заключении.

Видимо, устроить «погромы с поджогами» Сидоров и Мордасов решили так же, как они пришли на площадь: вдвоем и с двумя самодельными плакатиками? Ни оружия, ни взрывчатых или горючих веществ, ни экстремисткой литературы при них не было. Сопротивление сотрудникам полиции они не оказывали. В массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК - самая распространенная статья обвинения для участников последних событиях в Москве) ребята участия не принимали: в Ростове никаких «беспорядков» ни тогда, ни сейчас не было.

Но… Признательные показания, что «умысел на организацию массовых беспорядков» у них был, пацаны подписали. В суде они заявили, что сделали это, не выдержав многочасового «допроса с пристрастием» - морального давления и физического насилия со стороны сотрудников Центра по борьбе с экстремизмом областного управления внутренних дел (ЦПЭ).

Из оглашенного в суде заявления Владислава Мордасова о совершенном в отношении него преступлении:

«Сотрудники ЦПЭ оскорбляли меня матерными словами и применяли физическое насилие: били кулаками в живот и в солнечное сплетение, душили ладонями за шею, особенно часто били ладонями по голове и лицу. Также угрожали пытать электрическим током, если я не стану более сговорчивым.

10.11.2017 года следователь Следственного комитета вызвал меня на допрос. Сотрудник следственного комитета вызвал по телефону адвоката Артамонову Александру Петровну. Допрос вели два сотрудника ЦПЭ, которые меня уже раньше допрашивали, и два сотрудника Следственного комитета. Следователь попросил адвоката выйти из кабинета, что она и сделала. После чего присутствовавшие при допросе сотрудники ЦПЭ надели на меня наручники и стали бить кулаками в живот и по почкам, а также по лицу и по голове. Когда на меня это не подействовало, сотрудники достали из шкафа противогаз, надели на голову. В отдельные моменты, когда я начинал задыхаться, снимали противогаз, потом снова надевали. Потом отложили противогаз, повалили меня на пол, стали пинать ногами и угрожать более страшными пытками, если я не признаюсь в инкриминируемых мне деяниях.

Когда я дал признательные показания, двое сотрудников ЦПЭ ушли. Следователь позвонил адвокату Артамоновой и попросил её вернуться в кабинет».

Эх, надо было ребятам лучше изучать историю в школе… Знали бы тогда крылатое выражение, приписываемое Генеральному прокурору СССР Андрею Вышинскому: «Признание - царица доказательств». Впрочем, ученые считают, что эта фраза бытовала ещё в Древнем Риме. «Царица доказательств (лат. - Regina probationum)» - так в римском праве называли признание вины самим подсудимым, которое делает излишними все иные доказательства, улики и дальнейшие следственные действия.

Били или не били, но не убили бы…

Эпизод с адвокатом, сидевшим в коридоре Следственного комитета под дверью кабинета, в котором шел допрос её клиента, рассказал в суде свидетель - отец третьего, самого молодого подозреваемого (он находится под подпиской о невыезде) Владислава Шамшина. Адвокат Артамонова сидела рядом с Шамшиным-старшим на лавочке и жаловалась на плохое самочувствие, пила какие-то таблетки. Но свой пост в коридоре не покинула: ей нужно было дождаться окончания допроса, чтобы подписать его протокол.

За что судьи обругали свидетеля?

Сорок лет пишу судебные репортажи, а никогда прежде не слышала, чтобы судьи разговаривали со свидетелем на таких повышенных тонах. Три уважаемых мужа в чёрных мантиях требовали от отца подсудимого ответа, почему он не вызвал в областной Следственный комитет в восемь часов вечера другого адвоката – не по назначению, а по договору? И вообще, почему он не прекратил совершавшиеся в кабинете следователя преступление, если считал, что таковое там происходит?

Свидетель, мужик простой, даже не понял вопроса: где взять другого адвоката в 8 часов вечера, если ты как-то не додумался заранее обзавестись нужными знакомствами? И как прекратить преступление, если оно действительно совершалось в тот вечер в областном управлении Следственного комитета?!

«Мальчишки были безумны…»

Кто же размещал в чате провокационные призывы устроить погромы и оказать вооруженное сопротивление полицейским? Этот вопрос так и остался открытым: вполне возможно, это была провокация. Вход-то во всемирную паутину свободный, а вот выход… это уж кому как повезёт! От того, что правозащитный центр "Мемориал" признал Владислава Мордасова политическим заключенным, а на первое заседание суда прилетел из Москвы представитель правозащитной организации «Международная амнистия», положение пацанов, начитавшихся Конституции, не улучшилось.

Мордасову – 23 года, Сидорову и Шамшину – по 19. Вполне вероятно, что взрослеть и умнеть им придётся в местах не столь отдаленных – за вменяемый им прокуратурой «экстремизм» прокурор гособвинитель потребовал назначить Мордасову и Сидорову по 8 лет колонии строго режима. Солидные дядечки из желторотых мальчишек (не по возрасту даже желторотых, а по восприятию мира и людей не через реальную жизнь, а через окно компа) хотят сделать революционеров – тире экстремистов.

Зачем? Не в меру языкатый Сидоров, потомок репрессированного во времена культа личности прадеда и внук отставного подполковника КГБ, явившегося на процесс «о погромах с поджогами» в парадной форме, заявил в суде, что, дескать, «борцам с экстремизмом» захотелось побольше звёздочек на погонах заработать.

Вопрос этот, конечно, дискуссионный. Особенно, если вспомнить другие «пацанячьи процессы». Один такой в Кировском районном суде Ростова-на-Дону мне особенно запомнился.

Началось всё с того, что несколько ребят правой политической ориентации слегка «пободались» в соцсетях с левым активистом. А потом пригласили его прогуляться. Сначала прошлись по Пушкинскому бульвару, дошли до той самой площади Советов перед правительством области и… пару раз своего оппонента стукнули.

Избиением, как показала медэкспертиза, это трудно было назвать, но за дело взялся уже знакомый нам центр «Э» областного ГУВД. Короче, двум мальчишкам, признавшим свою вину, дали условно, а студенту Андрею Безуглову – реальный срок. Мало того, что он имел ранее условную судимость, так ещё, единственный из всех, вину свою в «избиении потерпевшего» не признал.

Не бил он его. А первую судимость получил за то, что продал двум мужчинам компьютерные диски - подрабатывал как многие ребята на жизнь их копированием. Надо ли говорить, что «покупатели» оказались «подсадными утками»: сами позвонили, сами попросили сделать им нелицензионный продукт. В кафе назначили встречу… Там и задержали «преступника».

Похоже, что в этом случае показатели по раскрываемости улучшил отдел «К».

… Однажды перед участниками журналистского семинара в Москве выступал зам.председателя Верховного суда РФ (запамятовала фамилию). Кроме всего прочего он рассказал о своем визите к английским коллегам: там во время его пребывания прошел суд над студентами, разгромившими паб и избившими прибывших на место происшествия полицейских. Так молодежь отметила окончание сессии и учебного года. Дали им по всей строгости английских законов: по месяцу тюрьмы, так что летние каникулы, считай, собаке под хвост…

Вот так берегут англичане свою молодежь неразумную. А заодно и деньги налогоплательщиков – пенитенциа́рная система дорого обходится. Впрочем, если настоящих преступников стерегут, то и денег не жалко. А если этих – с плакатиком… Судеб изломанных жалко! И слёз материнских…

Мы, старшие, показали нашей смене весь мир, а не одну шестую его часть. Мы перестали их строить в колонну по двое и вроде как разрешили думать и говорить, что думаешь. Кто в это поверил, попался первым.

Самое время ещё раз вспомнить историю: 60 лет назад Председатель Мао провозгласил компанию по развитию в Китае гласности и критики недостатков: «Пускай расцветает сто цветов, пускай соперничают сто школ». Поверившая кормчему интеллигенция высказалась в духе плюрализма и отправилась по известному адресу – самые везучие в деревню на перевоспитание. А потом началась «культурная революция».

Ну а в Ростове-на-Дону процесс по «делу трёх школяров» стремительно близится к финалу. Если судьи Шумеев, Григорьев и Бакулев удовлетворят запрос прокурора, будет, как говорят юристы, создан прецедент перед новыми «московскими процессами» . Пусть столичные «протестанты» ещё и радуются, если им дадут… меньше восьми лет.

Анна Лебедева

Ростов -на-Дону

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет