События
Всем властям назло
История  фермера Шумакова и его внука Дениса – это диагноз органам государственной власти. Он страшный: вряд ли такая болезнь излечивается ...
Фото: Открытый источник

Молчание органов

Скоро минет два года с тех пор, как «Новая» отправила три редакционных запроса – Генеральному прокурору РФ Ю.Я. Чайке, Начальнику Управления Президента РФ по работе с обращениями граждан и организаций  М.Г. Михайловскому и руководителю Аппарата Губернатора и Правительства Омской области Ю.П. Карючину. В запросах был один и тот же вопрос: на основании каких медицинских документов возглавляемые ими ведомства пришли к выводу , что внук фермера из села Терпение Денис Шумаков страдает «наследственным прогрессирующим дегенеративным заболеванием»?  Все названные органы власти официально сообщили об этом диагнозе П.Ф. Шумакову,  не указав источники их информации: осталось неясным, откуда он взялся - в истории болезни Дениса такой не значился.

До сего дня ни один из адресатов ответа на запрос нам не дал.

С тем же вопросом в те же инстанции и во многие другие (в частности, в областное управление ФСБ) обращался сам Петр Федорович – откликнулись только две. Следственное управление СКР: «Сообщаем Вам, что сведения о болезни Шумакова Д.А. отражаются в копии письма Управления Президента…».

Министр здравоохранения Омской области ответил ближе к первоисточнику: «Диагноз установлен в результате обследования, проведенного областной детской клинической больницей» (ОДКБ), правда, без подробностей – кем проведенного и когда.  Фермер, естественно, сделал запрос туда. Ответ был такой: «Медучреждение не имеет права разглашать врачебную тайну» (ту самую, по всей вероятности, которую легко разглашают разные  учреждения государственной власти, включая президентскую администрацию), эта информация может быть предоставлена только родителям мальчика (а фермер – всего лишь дед). Тогда обратились в больницу отец и мама Дениса, и выяснилось, что его истории болезни там нет: из картотеки она исчезла, бесследно.

У Шумаковых сохранились все выписки из нее за семь лет: диагноза, процитированного многократно чиновниками и правоохранительными органами, в них нет. Если сопоставить даты цитат, то надо признать его автором главу областного Минздрава Евгения Стороженко. Он первым употребил,  в письме фермеру от 6 мая 2013, этот термин – «наследственное прогрессирующее дегенеративное заболевание центральной и периферической нервной системы». Через полгода то же словосочетание, означающее, что болезнь Дениса неизлечима,  появилось в ответе Управления Президента РФ, после чего подхватили его все местные и федеральные органы,  в которые Петр Шумаков обращался за помощью. И до сих пор областная власть настаивает на этом диагнозе, опровергнутом много раз врачами российскими, казахстанскими и германскими, а также в результате начатого ею самой судебного разбирательства…

Истории Дениса и его дедушки Петра мы посвятили множество публикаций, начиная с заметки 12-летней  давности («Кончается Терпение», Новая, 30 января 2006)  . Это – история болезни нашего государства, в котором,  кажется, здоровых органов уже не осталось (но как ни парадоксально, есть много душевно здоровых граждан, благодаря которым Денис обязательно встанет на ноги). В доме Шумаковых она занимает треть большой комнаты – более сотни томов, каждый весом по два-три килограмма. Постараемся изложить ее кратко: только факты, подтвержденные документально (или диктофонными записями) с минимумом комментариев - поясняющих то, что здравым умом не понять. Из последовательности этих фактов напрашивается диагноз органам государственной власти - «прогрессирующая деградация». Если у них возникнет желание опровергнуть его, «Новая»  с радостью предоставит им слово…

Страшный год

Напомним, с Денисом случилась беда, когда он учился в третьем классе. До этого ничем не болел, ни разу даже не простывал, рос жизнерадостным, подвижным, смышленым, из школы приносил в основном пятерки. Тревожные симптомы появились в декабре 2006-го: трудно стало писать – быстро уставала рука, а через месяц совсем перестала слушаться.

Тот год был тяжелым для семьи Шумаковых. Начался он с упомянутой публикации в «Новой». В ней рассказывалось, как с помощью «программы развития семеноводства» при участии областной власти были разорены сотни фермерских хозяйств Омской области (и. возможно, по схожей схеме - других регионов: программа была федеральная и среди фигурантов вскрытой Петром Федоровичем аферы – юрлица, зарегистрированные в Москве).

Вскоре после выхода этой заметки неизвестные стали названивать фермеру и передавать «приветы» с предупреждениями: если не остановится, плохо будет ему и его семье. 2 марта 2006 Шумаков написал заявление областному прокурору и телеграммой отправил текст его Генеральному: «Убедительно прошу Вас помочь мне в сохранении безопасности и жизни моей семьи…».

- Меня трогать они побаивались: я был не только фермером, но и помощником депутата Госдумы, поэтому давили через семью, и это было намного страшнее.

Шумаков не остановился: продолжал рассылать заказные письма по всей вертикали власти и разным ее ветвям, подробно рассказывая, как «кинули» омских крестьян, подсунув им вместо элитных семян 14,5 тысяч тонн фуража, потребовав за него по осени оплату в двойном объеме товарным зерном (а у него взяли 320 тонн «элиты» под гарантию обладминистрации, не заплатив за них ни рубля). 16 декабря 2006 его сыну Анатолию – отцу Денисав темноте пробили голову ударом сзади  кочергой. После чего возбудили против него, Анатолия, уголовное дело за «избиение» того, кто этот удар нанес,  но так как «потерпевший» не смог представить следствию доказательств телесных повреждений, дело пришлось закрыть. А дело о нападении на сына фермера  с реальными повреждениями средней тяжести из-за «отсутствия доказательств» силовики решили не возбуждать. Несколькими днями ранее в КФХ Шумакова вышла из строя подстанция на 100 киловатт, которую он сам покупал, и сгорела баня.

Тяжелые металлы

Состояние Дениса ухудшалось: не распознав его причину, районные и областные врачи «экспериментально» назначали ему лекарства, которые,  как показало семь лет спустя  обследование в Германии, были ему противопоказаны. К июню 2007 онемело все тело. Больше трех лет пролежал Денис без движения: не мог произнести ни слова, не в силах был приподнять ни руку, ни ногу, ни голову. 

Родители и дед возили его по клиникам – омским, новосибирским, московским. Диагнозов поставлено было много («наследственных», «дегенеративных», «прогрессирующих» среди них нет), но к природе заболевания ни один из них не приближал.

Первой ее разглядела  частная клиника в Кокчетаве (Республика Казахстан): молекулярное исследование, проведенное в ней, обнаружило в организме подростка два тяжелых металла, о чем свидетельствует справка, подписанная врачом-невропатологом высшей категории А.В. Рутц: «поражение отравляющим веществом с присутствием в организме тяжелых металлов Thalium и Cuprum».

Как оказались в крови Дениса талий и медь, по сей день неизвестно, но в том, что они стали причиной его болезни (или, по крайней мере, одной из причин) у практикующих медиков нет сомнений: в том, что дело не в отравлении,  интуитивно на 100 процентов уверены только чиновники от здравоохранения и солидарные с ними правоохранители.

В силу этой уверенности, вероятно, они насколько могли, препятствовали поездкам фермера с внуком в соседнее государство (село Терпение находится на границе с ним), о чем «Новая» ранее писала (Кончится ли Терпение?» 13 марта 2013): в частности, в декабре 2012 не пустили их в Казахстан пограничники по требованию Управления судебных приставов Полтавского района  из-за 30, 5 тысяч рублей, которые КФХ Шумакова якобы задолжало одному из руководителей АККОО (ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств Омской области). Сработали приставы быстро: 18 декабря было возбуждено исполнительное производство, а 20-го Шумаков стал невыездным. Долг, как позже выяснилось, оказался липовым: суд по жалобе фермера его аннулировал (а если б и настоящим – Шумакову задолжала эта ассоциация за украденные у него семена по их нынешним ценам около 5 млн. рублей, что подтверждено всеми судебными инстанциями. Приставы безуспешно пытаются исполнить это решение 14 лет: по юридическому адресу ответчик давно не значится, а где его искать, ФССП не знает).

Финансирование под «диагноз»

 За годы лечения в РДКБ (Российской детской клинической больнице) удалось вывести Дениса из неподвижности: он научился сидеть, держать голову, двигать рукой, водить по столу компьютерной мышкой – она и позволила ему продолжить учебу в школе. Но это было все, на что способна в случае с ним российская медицина: без диагноза нельзя было двигаться дальше. 

В справке, выданной в 2013 областной детской клинической больницей, было сказано: «Диагноз не установлен. Возможности  диагностики в Омске использованы полностью» (при этом, напомним, глава Облминздрава ссылался в своем «диагнозе» на ОДКБ).  Они были исчерпаны и в Москве. Консилиум из профессоров и доцентов, собранный благотворительным Центром «Радуга», рекомендовал продолжить лечение Дениса в Германии – в Университетской клинике Фрайбурга.  Семья Шумаковых обратилась в Министерство здравоохранения области с просьбой выделить средства на поездку туда. И вот тогда появился диагноз, который  никто из врачей Денису не ставил. И моментально нашлись деньги в бюджете, чтобы отправить его не туда, куда советовали профессора, а снова в РДКБ, но не в то отделение – неврологическое, где он лечился 6 лет, а в генетическое.

- Обычно, когда просишь, у них денег нет, – рассказывает Петр Федорович, - а тут нашли махом и все оформили в один день. И сумма немаленькая: дорога туда и обратно, курс лечения 20 дней, все это стоит тысяч 300 - не меньше. Я и не понял сначала: приезжаем с внуком в Москву, приходим в больницу, там говорят: ложитесь в «генетику». Почему? Письмо пришло в РДКБ из Управления Президента, что у Дениса «наследственное дегенеративное заболевание», откуда оно узнало этот диагноз, не поясняется. Я говорю: «Мне надо посоветоваться с нашим врачом». Заходим к Саввину Дмитрию Анатольевичу, он – врач невролог высшей категории. Нет, говорит, не надо вам ложиться туда: наверное,  кто-то не хочет, чтобы вы лечились в Германии. На следующий день поехали мы с Денисом обратно в Омск.

В германскую клинику Петр и Денис Шумаковы попали с помощью читателей «Новой» . Полтавские судебные приставы сделали все от них зависящее, чтобы эта поездка не состоялась. И снова сработали с запредельной скоростью: 24 апреля 2014 года в газете был опубликован благотворительный счет, и в тот же день (!) заблокирован районным отделом УФССП – с денег, собранных добрыми людьми, было взыскано 15 тыс. рублей якобы за долги фермера перед налоговыми органами. Позже приставы перед ним извинились: признались, что не знали, для чего предназначен счет, но не сказали, как смогли так быстро его узнать и по чьему указанию арестовали.

Выход в космос

В клинике Фрайбурга был наконец-то поставлен диагноз (предсказанный ранее клиникой Кокчетава) – «токсико-метаболической поражение центральной нервной системы»: стало быть, нет никакой наследственности, и болезнь вполне излечима, и лекарства для ее лечения не нужны - она лечится современными методами, в частности,  кинезиотерапией.

Один из ведущих специалистов в этой области (не только в стране, но и в мире – читает лекции в Оксфорде)  профессор из Казани Валида Исанова и ее коллеги из Омска разработали для Дениса на основании  результатов его обследования в Германии, индивидуальную  программу реабилитации. Она рассчитана на три года – 36 курсов.  Больше половины Денис прошел. Изменения его состояния, вероятно, бросают местных «диагностов»  в холодный пот: свободно двигает руками, выжимает обеими 10-килограммовую гирю десятки раз, сам встает с коляски, сам водит ее, становясь сзади – без поддержки проходит больше сотни шагов, часами, не уставая, стоит на вертикализаторе, водит все виды транспорта, какие есть в их  хозяйстве – автомобиль, трактор, велосипед, мотоцикл (помогая, когда есть время, отцу и деду сеять, заготавливать корм для скота). Окончил школу на 4 и 5, поступил на бюджетное отделение одного из самых престижных факультетов – информационных технологий ОмГТУ, без единой тройки сдал первую сессию…Перед началом реабилитация Валида Исанова написала Петру Шумакову: «Ваш  Денис – из тех парней, с которыми можно летать в космос. Уверена, что все получится». И все пока получается.

Бредовая навязчивость

Курсы реабилитации стоят дорого – каждый в среднем 150 тыс. рублей. Все оплачивают неравнодушные  граждане, в том числе и наши читатели. Берет на себя расходы и опальный Центр Реабилитации «Рассвет» , которому областная власть отказывает в праве лечить инвалидов по полюсу ОМС (таким образом, отказывая им в праве на исцеление) - других мест, приспособленных под программу, разработанную для Дениса ведущими в стране специалистами, в Омске нет. Февральский курс прошел в «Рассвете» бесплатно. Госорганы не выделили ни рубля - им эта программа, как и  этот Центр, не нравятся (мы уже сообщали о том, что УФССП 16 февраля снова сняла деньги со счета, опубликованного на сайте «Новой»,  Шумаков надеется, что снова вернет). Они настаивают на том, что болезнь Дениса неизлечима, повторяя как мантру выставленный ими «диагноз» -  «наследственное, дегенеративное, прогрессирующее …» (три года назад с подачи Облминздрава к этим прилагательным добавилось еще слово «мозжечковое»). Ладно, не верят германским медикам, казахстанским, но ведь и Российская детская клиническая больница официально подтвердила (подписан документ 5 марта  2015) – «этого заболевания у Д. А. Шумакова нет». Год спустя – 28 марта 2016 и затем 5 июля того же года в письмах прокурора  области А.П. Спиридонова снова видим те же четыре слова.

Всем властям назло Денис выздоравливает. В октябре 2015 они попытались доказать в судебном порядке его невменяемость: Полтавский районный суд на непонятно каких основаниях назначил ему экспертизу с тем, чтобы «установить, страдает ли он душевным заболеванием», может ли «в силу имеющегося у него заболевания (в том, что оно у юноши есть, суд заранее не сомневался — Г.Б,) понимать значение своих действий и руководить ими», не представляет ли «его психическое состояние опасности для его жизни, и здоровья или для здоровья и жизни окружающих».

Респект честному эксперту Татьяне Сазоновой, подтвердившей, что Денис Шумаков умственно и психически абсолютно здоров.

Ранее, как мы писали, правоохранительные органы заподозрили в душевной болезни Петра Шумакова  - после того, как он обнародовал свое расследование по ограблению омских фермеров, подполковник юстиции Тюрина, вынося постановление об отказе в возбуждении дела, в этом же документе заметила, что «в связи с бредовой идеей необходимо обратиться в прокуратуру для принудительного  освидетельствования». Если бы, говорит Петр Федорович, он не выиграл суды, по которым до сих пор не получил ни рубля, его бы, наверное, отправили на пожизненное лечение. Вот откуда исходят, скорее всего, корни навязчивой идеи о «дегенеративной наследственности».

Баклофеновая помпа

В апреле 2016 замминистра здравоохранения области Олег Попов категорический несогласный с мнением профессоров о том, что болезнь Дениса не генетическая, а вызвана внешним воздействием на организм, направил его в Новосибирский федеральный Центр нейрохирургии, где апробируется инновационный метод лечения ДЦП – «баклофеновая помпа». Она ставится для снятия спазмов, которых у Дениса не было никогда, ему необходимо, наоборот, стимулирование мышечной энергии к росту, а эта «помпа» свела бы на нет всю работу, проделанную Дмитрием Саввиным в РДКБ и Валидой Исановой, вернув его в то расслабленное состояние, в котором он пребывал, когда три года лежал без движения. Так пояснили Петру Федоровичу специалисты.

- Это счастье, что у меня есть знакомый профессор в Новосибирском медуниверситете, мы сразу поехали туда, Там однозначно сказали, что баклофеновую помпу ему ставить нельзя: ему не расслаблять надо мышцы, а, наоборот, укреплять.

В самом Центре нейрохирургии врачи, осматривавшие Дениса, дали официальное заключение на официальном бланке с печатью учреждения: «Показаний для хирургического вмешательства не выявлено. Учитывая положительную динамику, пациент нуждается в дальнейшей реабилитации».

Но денег на нее в бюджете области нет, а на имплантацию баклофеновой помпы  сразу находятся, и довольно много: облминздрав готов был нанее израсходовать 3 млн.  рублей, их хватило было за глаза на оставшиесяполтора года реабилитации.

- Чтобы угробить парня, деньги у них есть всегда, сколько надо, – говорит фермер, – а на спасение их не бывает.

Потрава

Профессор Коринтенберг из германский клиники в одном из писем дал ему совет «разобраться»  с прививками: «У вас не ведется их учет – это плохо».

И Шумаков провел собственное расследование, точнее – продолжил то,которое ведет уже много лет.

- Я пошел в школу, изъял журнал - никто этого не заметил, сфотографировал сертификаты, сделал ксерокопии и обнаружил, что Денису поставили  в один день - 28 ноября 2006  года  две прививки – от краснухи и гепатита. Только ему – сразу две, а остальному классу – по одной, и никто родителей не предупреждал, они ничего не знали.

В декабре 2006 у Дениса стала отниматься рука.

- Мы не знаем, – говорит Петр Федорович, – что там было вколото, но узнаем: обещают помочь докопаться до истины, Не могу пока разглашать, кто именно: мало ли, что может случиться.

В Новосибирском Центре реабилитации  «Ортос» врач- невролог Шарко, изучив результаты обследования Дениса, анализы, сказала: «Очень похоже на отравление талием. Был у нас несколько лет назад такой пациент-предприниматель: у него таким способом отняли бизнес».

- А зачем понадобилось травить ребенка, если это – отравление? – спрашиваю у фермера.

- А зачем они потравили поле? – отвечает он вопросом на вопрос (о том, как скот вытоптал посеянную им элиту, мы рассказывали в заметке «Кончается Терпение» - Г.Б.) – А зачем в 40-градусный мороз отключили в доме отопление? Там же тоже были дети – не пожалели. А зачем 15 лет душат исками? Больше сотни их уже отбил: сколько времени ушло, денег, сил… Думали, что кончат – не получается. И с Денисом не выйдет у них.

Родом Шумаковы – из курских крестьян. В списках репрессированных, расстрелянных, раскулаченных -122 Шумакова. Тем не менее род их живет: наследственность у них стойкая.

Георгий Бородянский

КАК ПОМОЧЬ:

Номер лицевого счета: № 408 178 103 450 013 004 56

Омское отделение № 8634 Сбербанка России г.Омск

БИК 045209673

К/с 301018 109 00000000673

ИНН 770 708 3893

КПП 550 502 001

или на карту

6390 0245 9012 2401 08

Получатель: Шумаков Петр Федорович

тел. 8(904)820- 56-85

 

 

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет