События
«Знаем мы таких сердечниц...»
В Омске полицейские сломали грудину матери троих детей, стоявшей в пикете в защиту многодетных семей
Галина Камышникова в больнице Фото Лики Кедринской

Мать троих детей Галина Камышникова шестой день лежит в больнице с диагнозами «перелом тела грудины» и «ушиб груди с обеих сторон». К таким последствиям привел одиночный пикет напротив здания горсовета, в котором женщина простояла около часа с «крамольным» плакатом, по всей вероятности, обидевшим городскую власть: «Наши дети хотят ходить по дорогам, мыться и пить чистую воду».

Как рассказала «Новой» президент Ассоциации по защите интересов семьи, детства, отцовства и материнства Алеся Григорьева, в недавнем прошлом депутат Заксобрания области, решилась женщина на эту акцию от безысходности. Пять лет назад по госпрограмме помощи многодетным ее семья получила землю под ИЖС в районе улицы Лобова на окраине города. Чиновники обещали, что подведут к участку коммуникации, но за это время появился там только свет – в начале этого года удалось подключиться к электросети. С полгода назад из-за недостатка средств Камышниковы переселились со съемной квартиры в свой дом, где ни воды , ни отопления нет. Отчасти на это решение повлияла встреча в марте с.г. с мэром Оксаной Фадиной, пообещавшей лично приехать к ним летом и посодействовать решению их проблем. Однако обещание не сбылось: как семья переживет предстоящую зиму, неясно. Ближайший источник воды – колонка за шесть километров от дома, после дождя добраться до нее не реально ни колесами, ни пешком. Как-то вызвали «скорую» - она так и не доехала до их дома, увязнув в грязи.

«Омсководоканал» предлагал многодетным семьям довести до них трубу за их счет, и одной из них выдал расчет: коммунальное благо ей обойдется в 3 миллиона 600 тыс. рублей.

Узнав об этом, Галина решила выйти с пикетом, дав, таким образом, хоть какой-то выход эмоциям. «Она стояла не только за себя и свою семью, - говорит Алеся Григорьева - но и за всех многодетных омичек, оказавшихся, как и она, в ситуации, где просвета не видно. У нас в городе и области такие же участки практически в чистом поле получили около 500 семей, коммуникации подведены к единицам. Люди начали строиться, залезли в кредиты, у многих стоят дома, но они нежилые, в них нет света, тепла, воды, и никаких перспектив разрешения этой ситуации не просматривается. Я точно знаю, что ни у горадминистрации, ни у облправительства нет плана – «дорожной карты» подведения коммуникаций к этим участкам.

По словам Алеси Григорьевой, в десять раз больше – 5 тысяч семей стоят в очереди на их получение.

3-го октября Галина Камышникова встала с плакатом у Горсовета перед началом его заседания, надеясь, что градоначальница ее заметит и вспомнит обещанное. Она заметила, и, возможно, ей стало стыдно: мэр, говорит Галина, развернула автомобиль и вошла в здание с другого входа. Пикетчица уже свернула плакат и собралась ехать на работу. В этот момент подошел к ней человек в штатском, стал спрашивать, зачем она здесь стоят: пока объясняла ему, ее сзади схватили сотрудники полиции, она закричала о помощи, но вокруг не было никого.

Григорьева считает, что схватили ее так внезапно специально , чтоб запугать. «Она – сердечница, и сказала им об этом, они в ответ: - Знаем мы таких сердечниц. С нею могло там случиться страшное». Женщина упиралась, ее поволокли по земле, потом подняли за руки и за ноги, когда заталкивали в полицейский ПАЗ, она упала, почувствовав острую боль, «как будто хрустнуло что-то». В автобусе ей стало плохо, попросила открыть окно, стражи порядка не обращали на ее просьбы внимания. В ОП № 9 сняли с нее отпечатки пальцев, опросили, но протокол составлять не стали, поскольку не о чем: одиночный пикет согласования с властями не требует. Сказали :«Можете идти», как ни в чем не бывало.

В последующие два дня, боли, рассказывает Галина, усиливались. 5 октября решила пройти медосвидетельствование, но в больнице ее не приняли, так как для этого нужно направление от участкового полицейского. Поехала в травмпункт: там сделали рентген, оказалось, что самочувствие ее не обманывало: у нее очень серьезные травмы. «Домой мы вас отпустить не можем – сказали медики – Только в стационар».

У Алеси Григорьевой есть опасения, что из больницы Галину выпишут раньше, чем следовало бы, чтобы облегчить вину полицейских: «Если пострадавший находится в стационере дольше трех недель, то это считается, как минимум, телесными повреждениями средней тяжести. А Галина страдает болезнью сердца, по которому ей при задержании нанесли серьезный удар, не в буквальном смысле, но тем не менее, и ей требуется длительное лечение».

По сообщению Григорьевой Следственное управление СКР проводит проверку законности действий сотрудников УМВД . « Я буду добиваться привлечения к ответственности не только тех, кто ее задерживал, но и тех, кто давал им этот преступный приказ».


поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет