Истории
«Как я с Саакашвили бомбил украинскую коррупцию» - часть 1
Проработав с Саакашвили в Одессе на фронтах борьбы с коррупцией, спецкор «Новой газеты – Регион» вдруг узнал, что он - “кремлевская...
Дмитрий Флорин

3 года назад в Одессе я впервые встретил Михаила Саакашвили. Спустя несколько дней президент Украины Петр Порошенко назначил его губернатором Одесской области. Я успел поработать с бывшим грузинским президентом на фронтах борьбы с коррупцией, наблюдал ситуацию, как из фаворита украинского руководителя Саакашвили превратился в основного его врага, а за сторонниками бывшего главы одесского региона началась охота. И сейчас слова украинского генпрокурора Луценко, сказанные им накануне в ООН о том, что информация о коррупции в Украине - российская пропаганда, больно режут уши. Произошедшее с Саакашвили в Одессе и есть главный показатель состояния коррупции в Украине.

Накануне генпрокурор Украины Юрий Луценко, выступая на генассамблее ООН, заявил, цитирую: “лозунг о неслыханной коррупции в Украине является инструментом российской контринформационной войны в мире”.

Эти слова прозвучали с главной мировой трибуны как раз в третью годовщину назначения бывшего грузинского президента Михаила Саакашвили на пост главы администрации Одесской области.

От того высказывания украинского генпрокурора звучали особенно “эксклюзивно”, учитывая что произошло с Саакашвили в Одессе. И происходило все это у меня на глазах. К трехлетнему “юбилею” “одесского прорыва Саакашвили” хотел бы рассказать о том, что произошло с главным борцом с коррупцией в Украине и почему слова Луценко так меня задели. Ведь, по сути, под его обвинения попадаю и я - российский журналист, работавший в Одессе с Саакашвили и занимавшийся антикоррупционными расследованиями.

От Родины до Родины

Путь до Европы стране, пережившей два Майдана, надо пройти еще очень и очень долгий. И дело не в частоте ругани Путина или частоте исполнения гимна страны, дело не в том, чтобы еще больше ненавидеть все, что связано с Россией и закрывать глаза, нервно огрызаясь, в случае, когда кто-то указывает на недостатки в Украине, а в том чтобы начать думать и чувствовать по-другому. Не как жертва обстоятельств, а как гражданин, несущий ответственность за свою страну. И думающий о том, что лучше для нее, а не для себя.

Обвал ненависти на Надежду Савченко, выдавливание из Одессы Саши Боровика, травля, лишение гражданства и силовая депортация Михаила Саакашвили, а также охота за его сторонниками - все это плохие симптомы. Моей семье, публично бросившей вызов российской тоталитарной системе, приехавшей во время войны в Украину и проработавшей в ней два года, в настоящее время пришлось покинуть страну, которую я считаю своей родной. Потому что находиться там было уже небезопасно.

В начале 2015 года моя семья приняла решение (несмотря на то, что дочке еще не исполнилось и полгода): мы бросили все в Москве, продали машину, некоторые вещи, и улетели в Украину на одном из последних прямых рейсов Москва-Одесса, обанкроченной в скором времени авиакомпании Трансаэро.

Одесса мой родной город. Даже несмотря на то, что я родился в России. Мои мать и отец отсюда, старший брат родился в первом одесском роддоме. На одесском кладбище могилы моей бабушки, обоих дядей и других родственников. Я отсюда.

И когда между моей родной Украиной и другой моей родной страной начался конфликт, я выбрал, как считал, правильную сторону. Это может показаться легко. Но это почти так же, как и называть вещи своими именами. Легко и сложно. Уехав в Украину и начав работать в украинских и международных медиа на украинскую тему, я фактически дал карт-бланш своим злопыхателям вновь обвинить меня в предательстве.

В 2010 году мне уже приходилось срочно покидать Россию из-за материалов о встрече с бывшими ичкерийскими бойцами. Тогда меня называли предателем. Позже, когда моя первая документальная книга Кого воюем? о войне в Чечне вышла в России, в одной из рецензий, вышедшей в российском информагентстве Малая Родина, про меня написали:

...Диму Флорина я знаю хорошо. Он находился несколько месяцев в Чечне как боец ОМОНа. Я знаю многих людей, прошедших эту кровавую мясорубку. Они остались в нашем окопе. А Дмитрий окопался в другом. Его задушевные беседы с бывшим боевиком Али в «мирной Латвии», прямо комплекс вины вызывают. Какие мы, русские, негодяи...

Это был еще конец 2014 года. В нынешней обстановке публичный шаг - выезд в Украину и публичная медийная поддержка этой страны, да еще и от публичного человека - приговор.

Он и не заставил себя ждать. Когда я находился в Одессе, в российских СМИ стали выходить материалы, в которых меня называли шпионом, сотрудником иностранных спецслужб, террористом, предателем страны, работающим “на деньги нескольких государств”. Эта статья - как угроза-предупреждение, о том, в каком статусе я буду находиться в России, если вздумаю туда вернуться.

Тем не менее, я продолжал писать правду. О том, что происходит в России. О том, что происходит на Донбассе. О том, что происходит в Украине. Майдан прошел. Запах костров, которым пропиталась наша одежда в январе 2014 года, когда мы с женой были Киеве, выветрился.

Первая встреча с Саакашвили

Мы приехали в Одессу 18 мая 2015 года. 31 мая официальная Одесса обратила на меня внимание (и на мой российский паспорт) - меня задержали

на Куликовом поле при проведении акции местного Антимайдана, после чего доставили на допрос в СБУ. Однако за неделю до ареста и допроса, снимая сюжет для американского телеканала (проекта Радио Свобода), с одесского фестиваля “Дни грузинской культуры” (проходившего на Одесской киностудии), я успел неожиданно наткнуться на Михаила Саакашвили.

Ранее с Михаилом и его помощниками я общался лишь по телефону, когда тот был президентом Грузии. Я работал в российском правозащитном издании “Кавказский узел”, приходилось часто делать материалы о событиях в Грузии.

И если в Москве практически невозможно добиться комментариев от какого-нибудь начальника ЖЭКа, то во времена правления в Грузии Саакашвили я разговаривал по телефону и с министром МВД (который спускался по лестнице на совещание), и с замминистра обороны Грузии, и с заместителем главного прокурора Сакварелидзе, и с замминистра МВД Лордкипанидзе и, повторюсь, с самим Саакашвили, а не с помощниками руководителей пресс-службы их дворников.

Прибалдев от того, что Саакашвили подошел и поздоровался со мной на украинском, я тут же попросил у него комментарии для Радио Свобода. Саакашвили повернулся и сказал: “Спрашивайте”.

Сюжет я сделал за полчаса, еще через час он был в эфире. Это была, пожалуй, первая новость международного издания о том, что Саакашвили приехал в Одессу.

Спустя несколько дней международные телеканалы сообщили о том, что президент Порошенко назначил Саакашвили главой Одесской областной администрации. Стало понятно, с кем я буду сотрудничать в Одессе в первую очередь.

Уже спустя несколько дней Одесская государственная областная администрация (ОГА - рус., или ОДА - укр.) распространила сообщение, что губернатор Саакашвили пригласил на встречу представителей патриотических организаций. Пошли знакомиться.

Вскрытие ОГА

Прийдя ко входу в ОГА увидел, что площадь заполнена какими-то подразделениями в форме с флагами. Это были не военные. По крайней мере, не все там были военными точно, так как в строю стояли иногда просто какие-то дети в форме.

Всего их было в районе человек двухсот. Стояли группами. Над каждой группой - свой флаг. Самооборона, Автомайдан, Правый сектор, кто-то еще. Затем кто-то стал составлять некий список, согласно которому будут пускать в здание ОДА на встречу с Саакашвили. Записали человек 10 каких-то “авторитетных” активистов.

Мишу просмотрели все. Он подошел с тыла, вошел прямо в строй и начал со всеми здороваться. Откуда он появился - непонятно. Он так мог. Как из-под земли возник. Все стояли смотрели на двери администрации, ожидая его выхода, а он подошел со стороны улицы и просто вошел в строй. Началась долгая череда рукопожатий. Затем новый одесский губернатор сказал пару слов перед строем.

После этого Саакашвили сказал, мол, мне тут про какую-то инициативную группу говорят, на встречу которая просится. Я вот что думаю - там зал большой, давайте все зайдем. Люди на улице не поверили - их зовут в здание бывшего райисполкома Одесской области, ныне здание обладминистрации, туда, куда простым смертным вход заказан, ибо внутри - люди высшего общества, избранные.

Все двинулись в двери ОДА. Солдаты и милиционеры на входе не знали что делать, ведь в здании работала строгая пропускная система. Поняв, что проверить у всех документы, досмотреть вещи и прочее, они не могут, не потратив на это полдня, правоохранители махнули рукой и ушли к себе в будку. Дверь в ОДА осталась открытой.

Огромный зал администрации вместил всех желающих. Мягкие кресла, рассчитанные под депутатские задницы, вдруг стали совсем уж социальными, разместив на себе тех, кто еще несколько минут назад и не думал, что когда-нибудь в жизни вообще попадет в это здание.

Про разговор долго рассказывать не буду - встречу можно посмотреть на вот этом моем видео, которое я делал для того самого американского сетевого телевидения (проект Радио Свобода).

Главное впечатление от встречи было таким - Михаил живой человек, а не занафталиненная обкомовская моль. Он говорит с людьми по-человечески, так, как люди общаются между собой. И он за людей, а не за неких “высоких лиц”. Одесские патриоты долго не отпускали Саакашвили, передавали ему какие-то заявления, рассказывали ему о своих бедах, о проблемах региона. Ушли они довольные и с надеждой на то, что все-таки Майдан был не просто сменой властных элит.

Эта первая встреча одесситов с Саакашвили дала надежду, что один из самых пророссийских регионов Украины сможет начать путь в сторону цивилизации.

Мишины движухи

До выборов мэра Одессы 25 октября 2015 года вся деятельность Саакашвили в регионе вселяла дикий оптимизм. Даже чувствовалась какая-то поддержка Киева. Или нам это только казалось. Или вся эта поддержка была ничем иным, как спектаклем, пока бывший грузинский президент не стал реально прищемлять хвост одесским бандитам в законе и их коллегам из других регионов.

Работать с Саакашвили было интересно. Каждая его поездка - достойна короткометражки. Даже такие простые вылазки, как поездка на открытие маслоперерабатывающего завода под Одессой. Это первое предприятие, открытое в Украине с начала войны.

На обратном пути в Одессу, Саакашвили останавливает колонну. Мы с журналистами вываливаемся на улицу прямо на дороге. Точнее на том, что считается дорогой. И вот на “этом самом”, что считается дорогой, какие-то грязноватые рабочие на технике времен Брежнева, делают что-то похожее на ремонт вот этого самого, что называют дорогой.

Саакашвили собирает журналистов посреди в ”вот этого вот” и рассказывает, что когда мы ехали сюда, никаких работ не производилось. Последний раз тут дорогу ремонтировали еще во времена СССР, похоже. И вот сегодня, местные жулики от дорожного хозяйства, увидев, что по этой дороге едут автобусы с журналистами, иностранными гостями, всякими оркестрами и прочим, а главное - с политиками и самим Саакашвили, поднатужились и даже выкатили на дорогу какую-то музейную рухлядь, в надежде показать, что, мол, не все так плохо - дорогу делаем.

Выглядела эта дорожная демонстрация бурной деятельности убого, обидно и издевательски. Записал комментарий Саакашвили прямо на дороге. Эпично.

Продолжение следует…

Дмитрий Флорин – для «Новой газеты-Регион»

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет