Люди
Алексей Кунгуров: «Ключевой конфликт грядущей революции - в споре либерального и социального проектов"
На днях Тюменское управление ФСИН отправило блогера  Кунгурова по этапу – на предписанное ему Верховным  судом место отбывания наказания...

На днях Тюменское управление ФСИН отправило блогера  Кунгурова по этапу – на предписанное ему Верховным  судом место отбывания наказания. Сделало оно это с большим опозданием: вступил в силу приговор 28 марта, а исполнен только два месяца спустя, хотя УИК отводит на исполнение судебного решения 10 дней с момента извещения о нем администрации следственного изолятора, но документы из Москвы в Самару  (суд первой инстанции -  выездная коллегия Приволжского военного суда), а оттуда в Тюмень шли вдвое медленней, чем в 18 веке,  когда почтовые отправления доставлялись силами лошадей.

Кунгуров приговорен по статье  205 УК РФ («публичное оправдание террористической деятельности») к двум годам колонии-поселения за пост на своей странице в ЖЖ «Кого бомбят путинские соколы», который при всей его «общественной опасности» до сих пор находится в открытом доступе.

Пост этот был опубликован в октябре 2015  года, а задержан был блогер только через 5 месяцев -  на следующий день после выхода в свет  другого поста — «Что России делать  с Донбассом и Крымом? (часть 2)», где автор, в частности пишет, что следует «официально признать ответственность РФ за гибель малайзийского Боинга», «выплатить компенсации семьям погибших», по мере возможности «улучшить отношения с Западом», а «слив Донбасса», по его мнению, «в любом случае неизбежен», да и на «удержание Крыма» не стоит, полагает он, «тратить сил».

Пробыл блогер в следственном изоляторе почти год. Как рассказала «Новой-Регион» его супруга  Асия Байшихина, держали его там «на усиленном режиме»,  практически без права переписки: «От него письма не выпускают совсем, к нему в лучшем случае доходит каждое десятое письмо». При этом, по словам Асии, сотрудники СИЗО оказывали на Алексея психологическое давление – «угрожали, что он останется там до окончания срока».

Пока в тюменское УФСИН  не пришли документы (ускорил их приход, без сомнения, общественный резонанс, который вызвали публикации  о неисполнении верховного судебного решения),  он не имел возможности обжаловать приговор в Европейском суде. Как сообщалось ранее, его интересы там намерен представлять Алексей Навальный. 

В колонии-поселении до выхода на свободу предстоит ему пробыть год.

Кунгуров — один из самых самобытных персонажей в российском ЖЖ: его нельзя отнести ни к «патриотам», ни к «либералам», даже по главному отличительному признаку — «крымнаш или намкрыш»  в привычную пропагандистскую матрицу он не вписывается,  чем, может статься, отчасти выводит власть из себя (по крайней мере, более предсказуемых блогеров, которые тоже пишут «на грани фола», а иногда за гранью его, она по счастью пока не трогает). Кунгуров может ей казаться особо опасным: своим существованием он доказывает, что эти «непримиримые лагеря» ничего по сути не разделяет, а ей приходится, чтобы властвовать, все время разводить разномастных недовольных и несогласных по разные стороны баррикад.

Возможно,  по этой причине власть воспринимает Кунгурова. как «буревестника революции». Девиз его блога: «Делай, что должен, и будь, что будет».

Вопросы наш корреспондент передал ему, когда он находился в СИЗО,  через его супругу и адвоката Александра Зырянова. Благодарим их за помощь в подготовке этого интервью

— Что, по вашему мнению, стало настоящей причиной вашего ареста? Кажется, что статья про Сирию стала только поводом для него: после ее выхода больше 5 месяцев никаких претензий к вам у правоохранителей не было, а задержали вас сразу после публикации статьи «Что России делать с Донбассом и Крымом?»

— Причин может быть сколько угодно. Не исключаю, что генералу Пятилетову (начальнику регионального УФСБ – Г.Б.) сказали в Москве: мол, плохо работаешь — или давай результат или на пенсию вылетишь.

На весь мир прославился игиловец Джихади-Толик из города Ноябрьска. который в Сирии казнил (или инсценировал казнь) разоблаченного агента ФСБ (или якобы агента). Видеозапись расправы стала хитом в интернете.

Что получается: под носом у ФСБ выросла такая «звезда», а органы ее прохлопали. Толик даже на профильном учете не состоял. Есть управление ФСБ по Тюменской области, куда сотни человек ходят ежедневно на службу и изображают полезную деятельность. Есть следственное отделение, в нем есть начальник, замначальника, старшие следователи и просто следователи. У каждого кабинет, телефон и сейф, каждый получает оклад, премии, звезды на погоны, медальки за выслугу лет и т.д. Одна беда: нет у этой уймы бездельников раскрытых дел террористического характера, да и вообще никаких дел нет. А тут еще начальник управления, получив взбучку, срочно требует найти, ликвидировать террористическую сеть или разоблачить хотя бы одного террориста.

Целую следственную группу создали, как сказано в постановлении, «в связи с большим объемом следственных действий». И закрутился маховик — сразу десятки «правоохранителей» — в ФСБ, МВД, прокуратуре оказались при деле — одни следят, другие прослушивают, третьи готовят «свидетелей», остальные проводят «экспертизы», устраивают обыски, колупаются в изъятых компьютерах, пишут запросы, справки, отчеты о проведенных оперативных мероприятиях.

Ну как же,  повод-то серьезный: во фразе «Исламское государство» — всего лишь одна из десятков террористических организаций, далеко не самая кровожадная и безбашенная»  бдительные чекисты усмотрели «публичное оправдание терроризма». Более в инкриминируемом тексте оценочных суждений о террористах не было..

А возможно и, правда, им не понравились мои рассуждения о конфликте с Украиной.

— Из знакомства с вашим блогом мне показалось, что ваша неприязнь к либералам больше риторическая, чем чем настоящая, и по образу мыслей вы ближе к ним, чем к тем, кто называет себя патриотами. Тем не менее, временами вы о них отзываетесь уничижительно, например, противопоставляя «либерастов» и «декабристов». Неужели между ними совсем нет сходства? Разве судьбы Новодворской, Немцова, Ходорковского (отбывшего в зоне 10 лет, чего при желании, как известно, он мог избежать) не напоминают нам о тех людях, для которых честь превыше всего? Или поведение менеджеров компании Юкос, отказавшихся ради чести от сделок со следствием и судом, что могло бы сильно скостить им сроки. Самые известнее примеры — Бахмина, Пичугин, Алексанян, которому этот отказ стоил жизни. Разве нет в их поведении самопожертвования, для сегодняшней российской элиты беспрецедентного?

— Никакой неприязни к либералам у меня нет. Я 15 лет назад состоял в СПС, даже был членом политсовета городской организации. Я не читал программных документов партии и не голосовал за нее на выборах. Но в 2000-2001 гг. СПС был единственной партией в регионе, реально оппонирующей губернатору Собянину, который установил в Тюмени жесткий авторитарный режим. Потом, когда «Союз правых сил» лег под губернатора, меня тут же выперли из партии, чему я ничуть не расстроился. Не был фанатом Ходорковского, но охотно участвовал в мероприятиях «Открытой России», когда они меня приглашали.

Само понятие «либералы» — совершенно абстрактное, как и, например, «левые». И троцкисты, и сталинисты — левые, но разве между ними есть хоть что-нибудь общее? Левыми называют и КПРФ, и эсеров, и каких-нибудь маргинальных тинейджеров- чегеваровцев. Так и всевозможных сортов либерализма — десятки. Мне довольно близки идеи социального либерализма: с уважением отношусь к американскому либеральному философу Джону Дьюи, которому симпатизировали и Ленин, и Луначарский. Последний стремился реализовать его педагогические концепции в современной системе образования.

Что касается патриотов, то нельзя быть просто патриотом России, можно быть патриотом только какой-то конкретной России. Например, Сечин и Роттенберги — ярые патриоты путинской России и у них нет ничего общего с советскими патриотами или патриотами «России, которую мы потеряли». Я патриот той России, которой еще нет, нынешняя РФ вызывает у меня отвращение.

Я не стал бы слишком идеализировать декабристов. Они не были романтиками, мечтающими о свободе, равенстве и братстве. Они в массе своей являлись проводниками пробританской политики, а Британия в то время по отношению к Российской империи вела себя крайне враждебно. Мягко говоря, сомнительным с моральной точки зрения выглядит и то, что декабристы обманом подставили под убой на Сенатской площади своих солдат. Ведь они в отличие от офицеров-заговорщиков искренне верили, что идут защищать законного царя Константина, которому принесли присягу накануне, от узурпатора Николая. Офицеры скрыли от них, что Константин отрекся от престола, заставили кричать «Да здравствует Конституция!», сказав им. что Конституция — имя супруги Константина.

С Ходорковским я бы с большой охотой встретился лично. За метаморфозами политических взглядов опального олигарха  следил с интересом. По крайней мере в отношении к действующему России режиму вообще и карательно-судебной системе в частности у нас с ним противоречий нет. Я уже «басманным правосудием» сыт по горло — уже третий раз при Путине в «санатории» за решеткой отдыхаю.

Что касается упомянутых вами фигурантов дела Юкоса, то судить о них не могу, так как с подробностями дела не знаком.

— Слова Ходорковского о «неизбежности в России народной революции» перекликаются с вашим прогнозом.

— Я считаю неизбежной лишь историческую развилку для России, когда встанет такой выбор: революция или смерть. Исходя из этого, революцию я считаю необходимой как ампутацию у больного, пораженного гангреной, конечности. Вот только сам больной пока этого не желает, надеясь, что как-нибудь само собой рассосется.

Ключевой конфликт грядущей русской революции будет, на мой взгляд, заключаться в споре либерального проекта и проекта социального государства. Механику социально- политических процессов в ходе революции я описал в очерке «Россия в сумерках заката», написанном в тюрьме. Суть в следующем: подлинно революционный субъект (революционный класс) должен пусть и на короткое время вылезти из своей классовой шкуры и стать выразителем интересов общества в целом.

— Почему правые и левые не могут объединиться? Примеры их слияния есть: на той же Болотной площади Навальный стоял на трибуне рядом с Удальцовым, а еще ранее Квачков, оказавшийся в одной камере с Ходорковским, отзывался о нем восторженно, назвал его «настоящим патриотом» и пр.

— Во время революции 1905 года эсдеки, кадеты, октбристы, эсеры и анархисты тоже стояли рядом.В феврале 17-го «стояли рядом» голодные рабочие, думские буржуа и даже члены царской фамилии щеголяли с алыми бантами на груди. Но наличие общего врага объединяет лишь до того момента, пока он неипобежден.

Так и ныне. Сразу после предполагаемого падения режима между соратниками возникнут острые противоречия. Это будет не конфликт, фигурально выражаясь, между Удальцовым и Навальным, это будет глобальный конфликт между двумя частями общества.

Обобщенные либералы, как ни крути, выражают интересы капитала. Капиталу будет достаточно того, что он получит гарантии неприкосновенности собственности, с него будет снят непосильный гнет коррупции, устранены барьеры для иностранных инвестиций, но широким массам этого будет точно недостаточно. То, чего им будет не хватать, можно выразить одним словом — справедливость. Совершенно невозможно объяснить учителю или работяге в каком-нибудь Мухосранске, что владелец самой большой в мире яхты Алишер Усманов заработал на нее 600 млн. $ законно. Для десятков миллионов людей, имеющих душевой доход в месяц 100-200 $, законность не имеет ни малейшей ценности, если не согласуется с понятием «справедливость». А справедливость для масс заключается в следующем: если их месячный душевой доход 800 $ , то им плевать, какой длинны яхты у олигархов и сколькими алмазами инкрустированы унитазы в их дворцах.

То, что либералы придут к власти при смене ее революционным путем, я не сомневаюсь, но удержаться у власти они смогут только если обеспечат соблюдение социальной справедливости. И проблема совсем не в том, чтобы заставить толстосумов делиться — ввести прогрессивную школу налогов, как в Европе, то есть навязать капиталу «социальную ответственность». Если бы все было так просто! Яхты, отобранной у Усманова и поделенной поровну между всеми хватит каждому на приобретение 6-7 упаковок лапши «доширак».

Проблема в другом — низкопередельная сырьевая модель экономики способна удовлетворить самые изысканные запросы элиты, но она не дает барышей для обеспечения социальной справедливости в понимании широких масс населения. Сверхзадача, которую должны будут решить революционеры — изменение структуры национального хозяйства, которое должно стать на порядок более продуктивным: только в этом случае массы будут иметь достойный уровень жизни. Если сможет правительство Ходорковского — Навального сделать мобилизационный рывок, вывести Россию в число передовых стран мира — благодарные потомки поставят им памятники в каждом райцентре, если не смогут — кризис только обострится, и разрешать его будет, фигурально выражаясь правительство Удальцова-Кунгурова.

— Правозащитный центр «Момориал» признал вас политзаключенным, как ранее томского блогера Вадима Тюменцева, получившего за два трехминутных видеосюжета 5 лет колонии общего режима. Уголовные дела по «экстремистским» статьям стали массовыми. По каким признакам власть определяет, кто ей опасен? Или инстинкт самосохранения побуждает ее видеть врагов во всех, кто высказывает о не своей мнение или даже репостит чужое,  выражая тем самым «молчаливое несогласие»?

— Наблюдая ускоряющуюся фашизацию России, я все чаще вспоминаю слова К.Маркса: «Новая эра отличается от старой главным образом тем, что плеть начинает воображать, будто она гениальна». Можно ли логически объяснить нарастающий вал политических репрессий? Наверное, в страхе и панике, усугубленных безумием, есть своя логика. Кремль, вероятно, находится в заблуждении. что если устранить лидеров и идеологов протеста, то это поможет предотвратить революцию. Потенциальными его врагами сегодня стали все пользователи сети Интернет, например. Недавно в семи регионах в тестовом режиме заработал аппаратно-программный комплекс «Зеус», чьей функцией является слежка за всеми пользователями соцсетей — кто где находится, с кем переписывается, что читает, что репостит. Система анализирует не только круг друзей пользователя, но даже друзей его друзей.

Политические репрессии выдают лишь страх обитателей Кремля. Да и можно ли назвать эти репрессии политическими? Я, например, ни в каких политических организациях не состою, к власти не стремлюсь, грантов Госдепа не осваивал, на митинги не ходил. Как публицист, ругал не только власть, но и оппозицию всех мастей. То есть политическим заключенным я стал не потому что занимался политикой, а потому что у ФСБ мотивация исключительно политическая. На допросах следователя абсолютно не интересовала моя «террористическая деятельность», он спрашивал, каким политическим организациям я симпатизирую, каких политических взглядов придерживаюсь. Точно также в показаниях «свидетелей», которые сфабриковало следствие, нет ни слова по сути предъявленных мне обвинений, речь идет исключительно о моей «политической опасности».

Упомянутый вами Вадим Тюменцев был таким же «политиком».Я, кстати, знаком с ним лично. Насколько мне известно, он был увлечен поиском в тайге следов метеоритов, но никак не политикой. Я цитировал его философское эссе в соей книге «Как делать революцию: инструкции для любителей и профессионалов». Слышал. что его привлекли к уголовной ответственности, но не придал этому значения: был уверен, что в худшем случае дадут ему условный срок. Только находясь в тюрьме, с удивлением узнал, что лавры первого блогера-политзека принадлежат не мне.

Носители погон верят, что тотальной слежкой за всем населением можно предотвратить крах режима. Они уже забыли, что их борьба с диссидентами в СССР оказалась в лучшем случае бесполезной. Главным могильщиком Советского Союза стал ЦК КПСС. А насколько реально было спасти царизм, физически уничтожив Ленина, Троцкого, Сталина, Савинкова, Парвуса, Азефа и Керенского? Вспомним, что Николай второй был свергнут в результате тройного заговора генералитета, великих князей и буржуазии. То есть гипотетически для спасения монархии нужно было уничтожить армию, царскую семью и экономическую элиту страны. Поэтому сегодня совершенно бессмысленно сажать тех, кто сплясал на алтаре, отрепостил демотиватор «Бога нет» или вышел на улицу в майке с надписью «Мутин — пудак». Его сожрут его же заклятые друзья по банке с пауками.

Георгий Бородянский

 

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет