Люди
Платон до Москвы доведет?
О том, как водители большегрузов (стоят за Россию), рассказал корреспонденту сайта координатор новосибирских дальнобойщиков Станислав КайгородовРазорительная кормушкаС 27 марта в России...
Изображение из открытого источника
О том, как водители большегрузов (стоят за Россию), рассказал корреспонденту сайта координатор новосибирских дальнобойщиков Станислав Кайгородов

Разорительная кормушка
С 27 марта в России проходит всероссийская стачка дальнобойщиков за отмену системы (Платон). И взбунтовавшиеся против (ротенберговской кормушки) водители и владельцы большегрузов отступать не намерены, несмотря на то, что почти два месяца находятся в глухой информационной блокаде. Кажется, они уже побили рекорд: никогда в новейшей истории нашей страны не было столь масштабной и длительной забастовки, охватывающей всю страну, от Дальнего Востока до Калининграда.

Напомним, что система (Платон) вступила в действие 15 ноября 2015 года. С этого момента проезд по федеральным трассам для автомобилей с массой более 12 тонн стал платным. Поначалу каждый километр обходился владельцам фур в 1,53 руб. С 15 апреля 2017 года тариф повысился до 1,91 руб. за километр. Однако дальнобойщики не сомневаются, что на этом правительство не остановится, ведь изначально создатели проекта планировали установить тарифную ставку на уровне в 3,73 руб.

(Крестные отцы) (Платона), среди которых значится и (Росавтодор), считают, что система автоматизированного взимания платы с большегрузов (обелит) рынок грузоперевозок, заставив выйти из серой зоны представителей малого бизнеса, ИП и физических лиц. С другой стороны, введение сбора позволит государству пополнять дорожный фонд и, соответственно, более активно латать дыры на федеральных дорогах.

Противники (Платона) ставят под сомнение эффективность расходования собранных средств. Все, что связано с этим проектом, трепетно оберегается от посторонних глаз. Условия концессионного соглашения государства с оператором системы (Платон) до сих пор держатся в тайне. Благодаря утечкам известно лишь, что оператором (Платона) стала компания (РТИТС), на 50% принадлежащая бизнесмену Игорю Ротенбергу, сыну олигарха Аркадия Ротенберга. Кроме того, соглашение якобы предусматривает ежегодную выплату компании (РТИТС) в размере более 10 миллиардов рублей. Когда об этом пункте соглашения написали в СМИ, дальнобойщики саркастично окрестили (Платон) (кормушкой Ротенбергов). Практически сразу стало понятно, что (кормушка) поставит мелких грузоперевозчиков на грань разорения. Наиболее предусмотрительные сочли за благо продать машины и выйти из бизнеса.

Но были и те, кто решил бороться до конца. После того, как стихийные локальные протесты не возымели особого действия, дальнобойщики задумались о такой акции, которая бы эхом отозвалась по всей России. Так родилась идея бессрочной стачки под лозунгами (За отмену (Платона) и (За отмену транспортного налога) (последний дублирует акцизы на топливо, и его водители также считают несправедливым – прим.авт.). Расчет был на то, что если большинство большегрузов встанет, то в стране начнутся перебои с поставками товаров. Соответственно, цены в магазинах вырастут. Обыватели, разобравшись, что к чему, поддержат дальнобойщиков, и правительству ничего не останется, как дать обратный ход. Примерно так выглядел идеальный сценарий.

Но реальность так любит опрокидывать карточные домики наших планов.

Вставай, страна огромная!

Всероссийская стачка началась 27 марта. По данным (ОПР) ((Объединение перевозчиков России), созданное в 2015 году), участие в ней принимают больше 4,3 тысяч машин. Но это те, кого можно назвать активистами. Сколько же дальнобоев в действительности бастует, не знают даже в (ОПР). Очевидно, что есть довольно много владельцев транспортных средств, кто не выходит на контакт с коллегами, но при этом поставил грузовик в гараж и ждет, чем закончится это противостояние.

Официальным каналом для общения дальнобойщиков и им сочувствующих стал сервис Zello. Чтобы познакомиться с (интимной) стороной протеста, я довольно долго слушала (Зелку), как ее любовно называют сами дальнобои. Общение на частоте (Объединения перевозчиков России) идет нон-стоп. Засыпает Калининград, просыпается Хабаровск, уходит отдыхать Сибирь, эстафету подхватывают центр и юг России. Здесь устраивают переклички, спорят, изучают конституцию, поддерживают друг в друге моральный дух, обсуждают текущие проблемы, вызванные к жизни их (великим стоянием). Но время от времени повестка (скатывается) от бытовой и экономической к политической. Почти сразу на канале начинают кипеть (вулканические) страсти. Впрочем, это довольно быстро пресекается модераторами, так как между условными (ватником) и (пятиколонником) конструктивного диалога не получается. А среди дальнобойщиков представлен, без преувеличения, весь спектр политических взглядов. Однако ради общей цели они готовы отбросить в сторону политические пристрастия.

По несколько раз на дню бастующие как мантру повторяют: (Стояли, стоим и стоять будем до победного). Кто-то из дальнобойщиков частенько включает в эфире Zello отрывок из песни (Вставай, страна огромная). Звучит торжественно и здорово поднимает боевой дух. Даже у меня.

Кому (Платон) друг…

Равнение дальнобойщики держат на Дагестан, где бастует порядка 3000 владельцев и водителей большегрузов. Кавказских мужчин не удалось сломить угрозами, не поддались они и на уговоры. В Западной Сибири самым массовым протестом отмечен Новосибирск. По словам координатора дальнобойщиков по Новосибирской области, 36-летнего предпринимателя Станислава Кайгородова, в стачке участвует свыше 700 единиц техники. Но грузовиков массой от 12 тонн, которые, собственно, и попали под (Платон), тут около 200. Остальные – примкнувшие к протесту трех- и пятитонники, маршрутные газели, спецтехника, краны, такси. Все они опасаются, что систему (Платон) сначала обкатают на большегрузах, а затем распространят и на более (легкие) транспортные средства.

Кроме того, на стоянках в Новосибирске можно найти машины из соседних регионов, – Красноярска, Томска, Абакана, Кемерово, Барнаула, Бийска. А это еще несколько десятков грузовиков.

Станислав пришел в сферу грузовых перевозок в 2008 году. Сейчас у него пять машин, банковские кредиты и крепкая вера в торжество справедливости.
- Мы не только за себя – за всю Россию стоим! – убеждает он меня. – Из-за (Платона) подорожают грузоперевозки, а вместе с ними – и продукты в магазинах. Эта система разорительна для дальнобойщиков, поэтому мы вынуждены будем поднимать тарифные ставки. А чиновники нам говорят: (Ну и поднимайте тарифы! Чего вы из-за этого переживаете?). Но мы же тоже покупатели! И на нас это бремя точно так же ляжет, как и на всех остальных россиян.

Однако это лишь одна сторона медали. Есть у (Платона), по мнению Кайгородова и его коллег, и другая цель – переделка рынка в пользу нескольких крупных транспортных компаний.
- На наших глазах происходит монополизация рынка, - объясняет Станислав. – Всем частникам навязали (Платон). Но есть, к примеру, известный российский ритейлер со своим парком большегрузных автомобилей. Так вот у них (Платон) не подключен, и штрафы им не выписывают, в отличие от ИП… Еще одна странность: почему мы солярку покупаем по 37 рублей, а они - по 22 рубля? И почему они не платят акциз на топливо?

Но эти вопросы дальнобойщиков, как и многие другие, просто повисают в воздухе. А соотношение сил на рынке и вправду начинает стремительно меняться. По словам Кайгородова, в 2016 году на долю частников приходилось 70% грузоперевозок, в этом – уже 60%. Дальнобойщики не сомневаются в том, что если спустить сейчас все на тормозах, то их практически всех вытеснят.

Росгвардейцы – за дальнобойщиков!

- Как вам кажется, 200 машин - хороший результат для Новосибирска? – допытываюсь у Станислава.
- Ну, учитывая, что у нас тут почти полтора миллиона жителей и очень много техники, это средненький результат. Процентов 30 может быть стоит. Но из тех, кто встал, многие готовы ехать хоть сейчас на Москву - ехать от безысходности, из-за того, что нас не слышат и не хотят замечать!

На самом деле власти и слышат их, и замечают. Фуры на обочинах магистралей с плакатами (Нет (Платону) для чиновников как бельмо на глазу. Где-то, как в Москве и Воронеже, их пытались разогнать, в других городах пытаются отвлечь от протеста обещаниями и увещеваниями.

Интересуюсь у Станислава, как относятся к ним местные чиновники и правоохранители.
- Сегодня, к счастью, давление на нас не оказывают. К нам приезжали высокие чины, вплоть до генералов, поговорили с нами и напоследок признались: (Ребята, мы за вас, только стоять с вами не можем). То же получилось и с сотрудниками Росгвардии. Они тоже, как оказалось, поддерживают нас, но только публично заявить об этом не могут, так как держат их зарплата и кредиты. (Но если шум какой-то начнется, то имейте в виду, мы встанем на вашу сторону), - сказал нам один из росгвардейцев.
- Кстати, о зарплатах. Дальнобойщики ведь тоже лишились источников дохода. А у многих семьи с детьми на руках, кредиты, ипотека. Как вы держитесь?
- Помогают старые запасы и волонтеры. Что касается кредитов, то я возьму конкретно себя. Я пошел в банк, описал ситуацию, после чего мне пошли навстречу, дав отсрочку по кредиту на три месяца. За это время я должен внести в банк… 54 рубля. Скажу так: в банках тоже люди сидят и тоже все понимают. Потом я не ожидал, если честно, что забастовка нас всех так сплотит. Те, у кого есть частные дома, дачи и, соответственно, запас продуктов с прошлого года, помогают водителям, у которых ситуация совсем аховая. Я на днях привез из деревни несколько мешков картошки – для себя и для ребят. Такая взаимовыручка, которую я здесь увидел, меня приятно удивила. Ну и волонтерам тоже большое спасибо за их помощь!

Из ценников союзников не получилось

По словам Станислава, недавно российские дальнобойщики решили выдвинуть еще одно условие для прекращения стачки:
- Раз нас не слышат и не хотят с нами считаться, мы будем требовать еще и отставки правительства! Мы хотим, чтобы в правительстве сидели люди, которые старались бы для народа, а не для собственных кошельков и оффшоров!
- А готовы ли вы объединиться с другими протестными категориями?
- Оппозиционные движения нас не интересуют. Разве только если они готовы будут присоединиться к нашим требованиям. А вообще мы – сами по себе. Ни к кому не присоединяемся.
- Скажите, а если вдруг завтра отменят (Платон) и транспортный налог, будете ли вы настаивать на отставке правительства?
- Нет. В этом случае это требование будет снято с повестки дня.
На вопрос, почему первоначальный расчет не сработал, Станислав объясняет, что к стачке присоединилось не больше 35-40% от всех российских частных перевозчиков. Остальные продолжили работать. Возможно, поэтому эффект от забастовки оказался не столь оглушительный. Да, в ряде регионов наблюдается рост цен на продовольствие и товары повседневного спроса, а в некоторых населенных пунктах (по преимуществу отдаленных) возникают еще и перебои с поставками. Но привычные к трудностям россияне реагируют на это с большой долей смирения. И уж точно вряд ли связывают обновление ценников в магазинах со всероссийской стачкой, о которой толком ничего не слышали.



Стачка нового формата
Тем не менее, 14 мая на официальном сайте (ОПР) озвучен дальнейший план действий. В связи с тем, что финансовые ресурсы многих перевозчиков близки к нулю, формат стачки в ближайшие дни будет изменен. (Протестные стоянки в региональных городах решено оставить в качестве штабов гражданской активности. Те, кому обстоятельства не позволяют больше стоять, выезжают на работу, оказывают поддержку протестным лагерям и подменяют друг друга в лагере, - сообщила председатель Мурманского отделения (ОПР) Мария Пазухина. - Часть машин переформировывают силы и на период с 20 по 22 мая собираются в Москве. Эти мероприятия направлены в поддержку намерения добиваться удовлетворения требований стачки на тех встречах, которые должны состояться до конца мая и стать тем фактором, который заставит чиновников находить пути решения проблем, а не уклоняться от них).
В частности, участники стачки планируют встретиться с представителями министерства транспорта РФ и представителями Совета по правам человека.
Во что выльется этот пока еще (внутрицеховой) протест, не знает никто – ни те, кто бастует, ни те, кто удобно устроился по другую сторону (Платона). Но очевидно, что самый лютый страх власти – это политизация подобных протестов, как экономических, так и социальных. Особенно если разрозненные группы недовольных, число которых в России множится, все же найдут точки соприкосновения для диалога и последующего объединения. Правда, пока такие предпосылки не просматриваются…

Лика Кедринская
поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет