Люди
Свобода Надежды Савченко
Дмитрий Флорин – человек потрясающей судьбы, чем схож с героиней его рассказа, написанного специально для нашего издания – Надеждой Савченко. В 14...
Фото: Открытый источник

Дмитрий Флорин – человек потрясающей судьбы, чем схож с героиней его рассказа, написанного специально для нашего издания – Надеждой Савченко.

В 14 лет уже был профессиональным журналистом (работал в прямом эфире Рязанского ТВ, областного радио, в газетах, международном журнале FAX, выходившем на 8 языках).

В 15 стал корреспондентом 1 канала (программы «Утро») и главным редактором газеты «Август», издававшейся в международном центре «Артек».

В 18 был призван в армию, два года (1995-97) прослужил в Воздушно-десантных войсках, затем 6 лет в ОМОНе, ветеран боевых действий в Чечне.

Вернувшись в первую профессию , стал военным корреспондентом. Точнее – антивоенным, а значит, и «антигосударственным». Его специализация – горячие точки и протестные акции. Писал и снимал для мировых информационных агентств. Фильм Флорина о притеснениях турок-месхетинцев на Юге России и Северном Кавказе 2014-го был показан в Конгрессе США. Фильм "Капеллан", снятый на передовой в зоне боевых действий под Донецком, в октябре 2016-го стал бронзовым призером на Киевском международном кинофестивале. Автор документальной повести о войне в Чечне "Кого воюем?", презентованной на Московском международном книжном фестивале в ЦДХ 12 июня 2014 года.

Из-за уголовного преследования по «экстремистской статье» вынужден был уехать на Украину, однако и там вступил в конфликт с тем, что называется государством. Место его нынешнего пребывания, а также его супруги – талантливой журналистки Елены Власенко и их детей мы не будем разглашать, чтобы не подвергать их опасности.

Свобода Надежды Савченко

22 марта 2016 года Надежда Савченко была осуждена в России на 22 года лишения свободы за ее службу в украинской армии во время боевых действий против пророссийских сил на Донбассе. 22 марта 2018-го Савченко лишена депутатского статуса в Верховной Раде Украины и арестована в Киеве по обвинению в подготовке терактов для свержения украинской власти. Бывшая летчица стала единственным человеком, который оказался в заключении в двух странах, фактически находящихся в состоянии войны.

До последнего не верил в то, что власти Украины осмелятся на это. Впрочем, после того, что они сделали с Саакашвили, с которым мне удалось поработать в Одессе в 2015-2016 году, удивляться уже было нечему.

Создается впечатление (в последние 2 года), что в Украине идет стремительный регресс в деле "революции достоинства”. Реформаторы, работавшие в стране с 2014 года стали пропадать, а кто не захотел пропасть - попали под прицел украинских властей. В прошлом году моя супруга, с который мы переехали в Украину в начале 2015-го, вывела формулировку, которая, на мой взгляд, как нельзя четко определяет происходящее сейчас в Украине - коррупция побеждает революцию.

Свободу Надежде

30 октября 2014 года, когда я еще работал в московском “Яблоке”, меня пригласили на акцию в поддержку Савченко и других политзаключенных. Вышли на меня люди, с которыми был знаком по московским протестам 2012 года, когда еще работал на Радио Свобода. Они предупредили о необходимости избежать утечки информации.

Вечером мы собирались возле Соловецкого камня, предпринимая меры предосторожности. Не толпились, не привлекали внимания. В назначенное время люди быстрым шагом, на минуту перекрыв автодвижение, вышли на площадку перед ФСБ, где ранее стоял памятник Дзержинскому. Была развернута большая черная растяжка “Свободу политзаключенным”, зажглись файера и люди скандировали: “Свободу Надежде Савченко”. Акция длилась всего несколько минут - ровно столько, сколько потребовалось полицейским машинам пересечь круговое движение на Лубянке, а выбежавшим сотрудникам полиции и центра “Э” повалить активистов в снег. Тогда за имя “Савченко” в России незамедлительно задерживали. И это был еще только 2014 год.

Зимой 2015-го, делая сюжет для Радио Свобода, снимал голодовку протеста возле Красной площади, требованием которой было освобождение Савченко.

А в одном из последних видеорепортажей из России, весной 2015-го, сделанным тогда для американского сетевого телеканала, показал акцию, проводимую российскими оппозиционными активистами под окнами СИЗО Лефортово, состоявшуюся в день рожденья Савченко.

На этом видео есть Надя Калмыкова и Владимир Ионов - оба впоследствии “звериными тропами” бежали в Украину и попросили политического убежища (правда Калмыкова в итоге уехала из Украины и живет в Литве). На той акции под Лефортово были задержаны и они, и все остальные, включая приехавшую в этот день журналистку “Украинской правды” Настю Рингис. Украинская журналистка, в целях безопасности, на следующий день поспешно вернулась в Украину.

В марте 2016-го уже снимал акцию с требованием освобождения Савченко из российской тюрьмы, которая проходила под окнами российского консульства в Одессе. Тогда украинские патриоты устроили массовую драку с полицией и нацгвардией Украины, оцепившей консульство. И тогда же, впервые в Украине, мне в лицо попал слезоточивый газ, забрызгав при этом и объектив камеры.

25 мая 2016 года Надежда Савченко, ставшая уже мировой знаменитостью и символом антипутинского сопротивления, на самолете президента Украины Порошенко вернулась в Киев. Сейчас российские СМИ говорят лишь о том, что Савченко была освобождена после того, как президент Путин подписал указ о ее помиловании, не вспоминая, что вообще-то Савченко обменяли на двух ГРУшников, “заблудившихся” на территории Украины.

Бывшая военнослужащая Вооруженных сил Украины, капитан ВВС, штурман-оператор вертолета МИ-24, бывший стрелок украинского контингента в Ираке, осужденная российским судом на 22 года тюрьмы за “причастность к убийству журналистов ВГТРК” под Луганском, отсидевшая почти 2 года в российской тюрьме, признанная мировыми правозащитными организациями политзаключенной, Герой Украины, депутат ПАСЕ, депутат Верховной Рады Украины сегодня лишена всех полномочий и арестована в Киеве по обвинению в подготовке терактов и госперевороте в Украине. Генпрокурор Луценко, первым публично обвинивший Савченко, настаивает на психиатрической экспертизе арестованной накануне всемирноизвестной “узницы совести”.

Где что пошло не так? Позволю себе небольшой анализ, учитывая то, что лично знаком с Надеждой с 2016 года.

Пусть они сами ее боятся

24 июля 2016 года Надежда приехала в Одессу. Первая встреча должна была состояться в каком-то пресс-центре на улице Фонтанская дорога, прямо через дорогу от моего дома. Пришел пораньше и решил, что, видимо, ошибся адресом. На улице никого, да и самого пресс-центра сразу и не заметил. Где все журналисты? Ведь только месяц назад ее буквально разрывали на куски в аэропорту Киева после возвращения из Москвы.

Пресс-центром оказалась маленькая комната на первом этаже хрущевки, по соседству с какими-то магазинчиками. В комнате было человек 10. Все - местные одесские журналисты.

Надежда приехала вовремя, зашла в зал и села за стол вместе со своей сестрой Верой. Говорила сама, на украинском языке, несмотря на то, что вопросы ей задавались на русском. Было много странных вопросов. Один из журналистов спросил, как бы вот вы прокомментировали проблемы с одесским трамвайным парком?

Много внимания Савченко уделяла проблеме военнопленных на Донбассе: “Много хлопцев в плену наших, которых нужно освобождать. Так же, как и нашу землю - наш Донбасс и наш Крым”.

Первый мой вопрос была таким: “Как остановить тот поток ненависти, который питает эту войну с обеих сторон?”

Я не помню кто сказал: “Дайте мне СМИ и я сделаю из людей свиней”. Геббельс. Как остановить? Я, например, не смотрю телевизор, не читаю Интернет. Я езжу и вижу людей. И когда мы начинаем разговор с того, что ругаемся, а заканчиваем тем, что благодарим друг друга, вот тогда это уже победа. Значит, мы уже побороли эту ненависть. До тех пор, пока люди будут смотреть друг на друга через кривые зеркала, мне кажется, сделать это будет очень тяжело. Для того, чтобы побороть эту ненависть люди должна начать ездить - ответила Савченко.

Мне удалось задать несколько вопросов. Вспомнил и перемирие между Масхадовым и Лебедем в 1996 году, спрашивая Надежду, возможно ли подобное в Украине? Хотелось говорить больше, но меня прерывали одесскими трамваями.

После “прессухи” вышли на улицу. Журналисты пропали. Рядом с Надеждой остались лишь несколько одесских активистов, участников разогнанного впоследствии “антитрухановского майдана” (Геннадий Труханов - мэр Одессы еще со времен Януковича, в настоящее время под следствием о воровстве более сотни миллионов гривен, но от должности не отстранен).


Покурили. Надежде явно не шел ее довольно красивый черный костюм. Она чувствовала себя в нем неловко, хотя сестра Вера ее подбадривала, делая комплименты. Иногда этот комбинезон почему-то напоминал мне танковый, какие у нас были в армии. Курила она как солдат, с оттягом, иногда держа сигарету внутрь ладони.

Впервые поговорил с ней лично на этом самом перекуре. Говорили о Чечне, о Донбассе. До моей поездки в АТО еще было два месяца, поэтому о том, что творится именно на передовой, я лично еще не знал. Узнал от Надежды.

Затем мы расселись по машинам и поехали на Думскую площадь Одессы к горсовету. На тот самый “антитрухановский Майдан”.

Подойдя к площади, остановившись перед сценой, с которой ее представили, Савченко подверглась нападению. Здоровый мужик бросился к ней с кулаками и криком: “А извиняться будем? Будем бл%? Ты ДНР-ЛНР!”

Савченко стояла и смотрела на нападавшего пронзительно исподлобья. Так же, как вчера она смотрела на генпрокурора Украины Луценко, стоя перед ним в трех метрах когда он зачитывал обвинение в Верховной Раде. Люди, находившиеся вокруг нас, оттащили нападавшего мужика в сторону, со сцены стали звать полицию. Нападавший исчез. Савченко зашла на сцену.

Со сцены “майдана” (собранной из товарных поддонов) Савченко говорила очень не популярные вещи. Она, например, рассказала, что разговаривала с людьми из ЛНР-ДНР, приезжая на линию разграничения. С обычными гражданами, которые в силу обстоятельство вынуждены часто с мытарствами мотаться в Украину и обратно из ОРДЛО (украинское название, обозначающее Отдельные Районы Донецкой и Луганской Областей).

“Я говорила с ними, вот как сейчас с вами. Я не говорила с Захарченко или Плотницким, если они бараны, то нужно говорить с их пастухом”, - заявила со сцены одесского “майдана” Савченко.

В нее полетели яйца. Потому что уже месяц как она была объявлена украинскими властями врагом.

Яйца кидали из толпы, стоявшей на площади, с расстояния в метров 15. Они пролетели мимо, упав рядом с Савченко. Она лишь отошла в сторону, уклонившись от одного из них, и продолжила, как ни в чем не бывало. Закончилась ее речь словами, что надо принимать решение и обменять наших пленных в режиме “всех на всех”.

После выступления Савченко направилась к дверям одесского Горсовета. Возникли стычки и давка - некие люди в гражданском перекрыли входные двери, а сторонники Савченко хотели пройти в здание вместе с ней. Затем, после коротких переговоров, Савченко настояла на пропуске ее как депутата Рады. Ее впустили внутрь одну.

Я спросил ее сестру, Веру, не опасно ли это? Вера только усмехнулась и сказала, лучше пусть одесские чиновники боятся.

Надежда была внутри около получаса. О чем она говорила с мэром Одессы так и осталось тайной.

Вышла оттуда она злой и решительной. Мы вновь сели в машины и поехали дальше. Приехали на какую-то одесскую телекомпанию, где Надежда, по просьбе ее сторонников из Одессы, согласилась учавствовать в прямом эфире.

Редакция телеканала напоминала какую-то сельскую телестудию. Ужасное маленькое помещение, в котором самой полезной вещью был кулер с холодной водой. Жуткая духота. Курили на балконе.

После эфира выпало свободное время пообщаться. Стояли на улице рядом со старым зданием, на втором этаже которого находилась телестудия. Опять курили. Надежда много курит, особенно, когда переживет. Опять говорили про войну. Про Чечню, Грузию и Украину. Про Майдан и Кремль. Про жизнь.

Потом я включил камеру и записал главный для меня на тот момент вопрос для Надежды: “Война на востоке Украины, которая сейчас идет, за что эта война?”

“За что война? Хороший вопрос. А войны идут за что-то или против чего-то? На нас напали. на нас напал враг. Нам нужно было защищать нашу землю. Это первая причина. А за что эта война - это другой вопрос. Никого за руку не поймаешь и не скажешь: “Вот он виновен во всех грехах”. Мы все это понимаем.

Но остановиться уже не можем. Так уж в мире повелось - деньги рулят этим светом. В первую очередь эта война за то, чтобы наша украинская земля была свободна от врага. И чтобы мы зажили так, как мы этого достойны. Чтоб украинцы жили на своей земле и имели право называться украинцами. И жили вольно и достойно. Вот за это война”, - ответила мне Савченко.

Надежде надо было уже уезжать. На ее встречу с одесскими патриотами я не поехал, раскланялся, мы обменялись контактами, договорились о будущей встрече в Киеве.

В Киеве встретиться так и не получилось, Савченко часто была в разъездах.

Враг государства

Полторы недели назад,12 марта, спустя несколько часов после того, как Надежда выехала из страны, генпрокурор Украины Юрий Луценко публично обвинил Савченко в подготовке теракта в Верховной Раде и вооруженном государственном перевороте. Прокурор объявил, что “если она такая смелая и мужественная, пусть вернется в Украину на допрос в СБУ”.

13 марта замглавы фракции "Народный фронт" Верховной Рады Андрей Тетерук заявил, что Савченко сбежала в Россию после того, как ее вызвали в СБУ по делу задержанного накануне главы Центра освобождения пленных «Офицерский корпус» Владимира Рубана.

14 марта Савченко, находящаяся в Страсбурге, объявила о том, что возвращается в Украину.

Оказалось, что Савченко предупреждала парламент и СБУ о своей поездке с 12 по 16 марта в Страсбург, письменно, еще за неделю.

15 марта Савченко прибыла в Киев на допрос в СБУ и дала брифинг на выходе из здания. Ее исключили из комитета Рады по нацбезопасности. Это решение она обжаловала и пришла на следующее заседание комитета.

Прокурор Луценко объявил дату судилища над Савченко - 22 марта Верховная Рада должна рассмотреть представление Гепрокуратуры о снятии с Савченко депутатской неприкосновенности, полномочий и аресте.

Надежде дали еще неделю. Она продолжила отбиваться. Гепрокуратура и СБУ опубликовали официальное обвинение - якобы Савченко с группой лиц планировала закидать ручными гранатами правительственную ложу в Верховной Раде во время заседания, затем из минометов взорвать стеклянный купол здания Рады, а выживших добивать из автоматов. Президента Порошенко и остальных, якобы, планировалось уничтожать в их домах. Анонсировалось, что 22 марта в Раде будут предъявлены “неоспоримые доказательства”.

20 марта Савченко заявила, что “начала создавать сюрреализм”, рассказывая, как украинское руководство пыталось создать политическую провокацию против нее для дальнейшей ликвидации.

Она рассказала детали о том, что вступила в контакт с подосланным к ней киллером, начала “оперативную игру”, рассказывая ему то, что он хотел услышать. Вместе с подосланным ликвидатором Савченко ездила в “серую зону” (линия разграничения воюющих сторон на Донбассе), рассказывала ему о том, как можно устроить вооруженный мятеж в Киеве и уничтожить правительство.

По словам Савченко, она знала, что ее записывают и подыгрывала.

В этот же день Интернет взорвал 17-секундный ролик, в котором Савченко на фоне зала Верховной Рады говорит: “Ба-бах! Ну що, всрались?”

Этот ролик наделал много шума и серьезно перепугал украинские власти.

22 марта под зданием Верховной рады собрались сторонники и противники Савченко. Без стычек.

За поставленное на голосование спикером парламента Андреем Парубием постановление о снятии неприкосновенности с народного депутата и привлечении ее к уголовной ответственности свои голоса отдал 291 депутат из 346 присутствующих в парламенте.

Далее на голосование был поставлен вопрос о задержании Савченко. В данном случае "за" свои голоса отдали 277 народных избранников.

В заключение было поставлено последнее постановление об аресте депутата. Этот документ поддержали 268 нардепов.

Все три требования генпрокурора Луценко были выполнены. После голосования Савченко оставила свою депутатскую карту на столе и вышла на улицу. Она пошла в сторону гостиницы “Киев” (рядом со зданием Рады), где ее встретила сестра Вера и мать. Они поговорили. После этого Надежда вернулась в Раду. Там к ней подошел представитель СБУ и зачитал постановление об аресте. До здания СБУ Савченко предложила прогуляться пешком. Сотрудник СБУ согласился. В течение 3 дней суд должен принять решение о мере пресечения Савченко до суда. Сейчас Надежда находится в изоляторе СБУ в Киеве. 3 года назад в это время она находилась в изоляторе ФСБ в Москве.

Заказной террорист

О том, что с ней произойдет, Надежда, судя по ее спокойствию, знала. Хотя, возможно, не теряла надежду, что именно до такого не дойдет.

Еще в июле 2016 года для украинского сайта ТСН я написал материал Цветы и камни для Надежды, в котором рассказал о том, как за несколько дней из Героя Украины Савченко слепили главного врага Украины.

Закончил тот материал я такими словами:

“Сейчас многие ненавидят Савченко. Но не за ее, за свои ошибки. Это как если бы вы долго убеждали окружающих, что "Москвич" самая лучшая машина в мире, выдавая увиденную рекламу за свое экспертное мнение, пока чудо московского автомобилестроения не появилось у вас. И вы ненавидели бы машину, а не свою глупость.

Савченко такая, какая есть. Была и осталась той же. И то, что Надежда не превратилась в девушек из Pussy Riot – ее позиция, которую нужно если не понимать и уважать, то хотя бы учитывать, а не ненавидеть за то, что она не такая, как хотелось бы.

Надежду бы больше любили, если бы она сейчас сидела в тюрьме. Знаково, и есть повод для уличных акций, мнений экспертов, заявлений политологов, статей в СМИ и картин.

Ну что ж, Савченко не оправдала ожиданий жаждущих иметь под рукой героя. Место звездного мученика вакантно. Толпа ищет нового Христа, которого, если не захочет стать царем иудейским, можно задорно распять. А потом сделать из него святого, если вдруг умрет. Смерть она многое списывает и украшает. Мертвый святой очень удобен – он своего мнения не выражает”.

Похоже, борьба Савченко вновь будет продолжаться в тюрьме. И если стараться во всем искать позитив, возможно, это еще не самый плохой вариант.

Мыльный пузырь для Савченко

Сначала из Савченко сделали ту, кем, она, возможно, не являлась. Ей делегировали свою совесть. Ваяли из нее “международный символ нации”. После освобождения выяснилось, что пожинать лавры святой героини она не намерена. Надежда продолжила свою войну уже в Украине. Войну против войны.

После ее комментария украинскому телеканалу о том, что “нужно извиняться перед матерями погибших на войне с той и другой стороны”, с легкой руки советника главы МВД Украины, после его поста в соцсетях, из нее, как по команде, сделали предателя. И стали ненавидеть с той же силой, с которой до этого показательно любили. Не вслушиваясь в ее слова и в смысл этих слов.

Что страшного в словах об извинениях перед матерями погибших? Ведь это матери убитых украинцев. С той и другой стороны. Убитых на войне, которая началась, в том числе, и по вине Украины. Меня всегда мучал вопрос - до какого состояния нужно было довести людей, чтобы они, прожившие всю жизнь вместе (Донбасс и остальная Украина), вдруг резко в одночасье стали убивать друг друга?

Откуда столько ненависти? Почему многие видят установление мира только после тотального уничтожения друг друга?

И почему Савченко, за которую люди садились в тюрьмы в России и выходили на акции поддержки по всему миру (не только в Украине), так легко предали? Кто кого предал? Савченко Украину и нас или наоборот?

Вся история с Савченко этого марта, закончившаяся ее арестом по тяжким обвинениям, больше похожа на мыльный пузырь.

Почему Генпрокурор сделал заявление с обвинениями и подробностями дела после выезда Савченко из страны, о котором было известно заранее? Ее хотели выдавить из Украины, как и Саакашвили? Ведь ей дали четко понять еще 13 марта - вернешься назад - будешь сидеть. Она вернулась. Почему арестовали не сразу (по таким обвинениям), а дали неделю до обсуждения представления прокуратуры в Раде? Дали время подумать и стать сговорчивей?

Почему после того, как Рада приняла все пункты прокуратуры (в том числе и арест), Савченко опять не задержали сразу, а только после того, как она сама вернулась назад в Раду? Опять дали возможность сбежать?

Почему суд 3 дня будет рассматривать меру пресечения? Какая еще может быть мера после обвинения в подготовке теракта, подготовке убийств первых лиц государства и госперевороте? Не помню, чтобы в украинском законодательстве за это была предусмотрена подписка о невыезде или домашний арест.

Почему дело Савченко было так резко запущено прокурором Луценко после ареста, якобы с оружием из ДНР, главы “Офицерского корпуса” Владимира Рубана (арестованного 8 марта и обвиняемого в помощи Савченко в подготовке госпереворота), у которого незадолго до этого СБУ арестовывало сына и проводило обыски дома, пока отец занимался обменом пленных на Донбассе?

Почему следствие не провело все необходимые действия заранее, почему не были задержаны все подозреваемые, а сама Савченко не арестована по таким обвинениям сразу, и вместо этого ей несколько раз давали возможность и время скрыться?

Вся операция против Савченко выглядит либо абсолютным непрофессионализмом (если все обвинения имеют почву), либо проведена так, потому что это подстава (которая тоже сделана не очень профессионально) .

В Раде генпрокурор Луценко представил видеозапись, ставшую основным и единственным доказательством вины Савченко, на котором она вместе с Рубаном, якобы договаривается с руководством одной из украинских воинских частей о предстоящем теракте.

На 15: 57, когда Савченко говорит слово “президент”, Рубан обращается к ней: “Чтож ты так его называешь, назови хоть морковкой, что ж ты так, под запись?”

Он знал, что их пишут? Выходит, что Рубан тоже знал, что все это игра спецслужб? Они с Надеждой их троллили?

Из всего услышанного в эти дни складывается впечатление, что Надежду просто подставили, при этом неоднократно дав ей шанс исчезнуть из Украины “по хорошему”.

По словам Савченко, она знала, что ее “пишут” и продолжила свою “оперативную игру”, доведя ситуацию до абсолютизма. Она понимала, что заказ сверху на нее уже есть. Но вместо своего устранения она негласно предложила врагам поиграть в игру “подготовка госпереворота”. Похоже террористка Савченко кому-то понравилась больше, чем просто убитая Савченко.

Сложно поверить в то, что сказанное генпрокурором Луценко - правда. Кроме того, что, по его словам, те самые “военные”, с которыми якобы Савченко обсуждала подготовку к перевороту, были подосланными сотрудниками спецслужб, проводившими специальную провокацию, пардон, оперативную разработку.

Если Савченко действительно готовила теракты и переворот, почему власти сделали все для того, чтобы она исчезла из страны, а ее соучастники залегли на дно? Или мы должны поверить, что Савченко с Рубаном пытались вооруженным путем свергнуть украинскую власть вдвоем?

Худшей операции по предотвращению госпереворота представить сложно. К тому же, “играющая сторона” просто ошиблась в Савченко. Она не сбежала. Вспоминаются слова ее сестры Веры под дверьми одесского горсовета: “пусть они сами ее боятся”. Теперь даже в тюрьме.

Украинская реакция

Мы приехали с семьей в Украину в начале 2015 года и поселились в моей родной Одессе. Это еще было горячее время реформ на не остывшей платформе “революции достоинства”. Украина была полна реформаторов. Спустя несколько дней после нас в Одессу на должность главы области прибыл Михаил Саакашвили. Впереди было много планов и битва с огромной гидрой по имени “коррупция”.

После 2 лет работы в Одессе мы начали признавать - мы начали проигрываем. На меня было совершено нападение во время инспекции городского пляжа Одессы. И хотя моими свидетелями в милиции потом выступили сотрудники администрации Саакашвили (вся инспекция была сделана после моего предложения и личного утверждения Саакашвили), правоохранительные органы дело успешно похоронили.

При помощи фальсификаций на выборах мэром Одессы стал не ставленник Саакашвили Саша Боровик, а нынешний мэр Геннадий Труханов, сидящий в кресле одесского градоначальника еще со времен Януковича.

На мою жену, едва не погибшую в одесском роддоме из-за коррупции, психологического давления и национализма (эта русская!), а также угрозы физической расправы, после статьи о произошедшем подали в суд.

За ее расследование неизвестные пригрозили расправой после публикации материалов в соцсетях (Пора решать российский вопрос!)

Миграционная служба два года издевалась над моей семьей, постоянно угрожая депортацией в Россию и вымогая деньги.

В конце концов ситуация дошла до того, что нам стало небезопасно находиться в Украине. В стране, которую мы, бросив все в Москве, приехали поддержать в трудную минуту.

Со временем врагами Украины стали многие из тех, кто пытался бороться за нее, борясь с коррупцией. Критика власти стала приравниваться к госизмене и пособничестве Кремлю.

Яркий пример этого мы увидели 22 марта в Киеве. Во время ареста Надежды Савченко президент Порошенко поздравил спецслужбы за успешное разоблачение российской спецоперации.

Непривыкание к дряни

Перед прощанием с Надеждой, стоя с ней на расколовшемся одесском асфальте, непременно дымя сигаретами, тогда, в 2016 году, мы говорили о том, что ждет Украину дальше.

Она сняла с ноги один туфель на коротком каблуке:

“Какая же неудобная дрянь. Никак не привыкну”, - выругалась она на свою обувь.

Привыкнуть к туфлям на каблуке Надежде так и не дали. Некогда. Одна женщина в Украине делает больше и ведет себя мужественнее, чем большинство мужиков вокруг.

Последние события не изменили моего отношения к Надежде. Для меня она осталась точно такой же, как в моем фильме, снятым еще в 2016 году в Одессе, который назывался “Свобода надежды Савченко”:

Дмитрий Флорин, специально для "Новой газеты-Регион"

поддержать рублём «НГ Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет