Новости
Анализ на сепсис не сделали, и все равно «не виноваты»
Выводы Екатеринбургского бюро СМЭ о причинах гибели пациенток Омского роддома № 2 напомнили экспертизу по делу «пьяного мальчика»...
Фото: ves.guru
 

В Омске четвертый год (!) рассматривается уголовное дело о гибели рожениц Оксаны Морозовой и Елены Гайсиной. В 2014 году обе родили в «двойке» здоровых малышей, а вскоре скончались от осложнений.

На фото: Оксана Морозова и Елена Гайсина

Ответить за это должны, по мнению родственников погибших и гособвинения, бывшая зав.отделением патологии беременности роддома № 2 Светлана Чикишева, зав.акушерским отделением Наталья Анисимова и акушер Оксана Тищенко, а также акушер ГКБ № 1 Пелагея Артеменкова и хирург выездной бригады БСМП Валерий Чикишев.

Дело о гибели рожениц дошло до Советского райсуда в 2016 году. Сразу же были озвучены выводы экспертов бюро Санкт-Петербургского бюро СМЭ, установивших явные дефекты медпомощи.

Так, Елене Гайсиной, считают эксперты, при появлении симптомов преэклампсии (осложнений нормальной беременности) следовало сразу же провести операцию кесарево сечение. Счет шел на часы, но акушеры допустили отсрочку, которая усугубила ее состояние. Когда же роженицу в тяжелом состоянии увезли в больницу, надо было сразу удалить матку. Этого не сделали: пошло заражение и Елена скончалась от сепсиса.

Родные миниатюрной Оксаны Морозовой настаивали на кесаревом - при росте 163 см молодая женщина весила всего 43 кило. Однако врачи настояли на естественных родах – организм Оксаны не выдержал. После появления на свет дочки у молодой мамы подскочила температура, появились боли в животе. Выяснилось, что в том месте, где годом раньше удалили кисту, появилась спайка: придатки «приросли» к кишечнику. Операции в БСМП - не помогли, Оксана скончалась.

Два года назад в суде по видеоконференцсвязи провели допрос эксперта Санкт-Петербургского бюро СМЭ Елены Мозговой. На женщину «насело» сразу шесть адвокатов обвиняемых. Эксперт грамотно подтвердила свои выводы, однако ее «поймали» (в том числе) на формальностях вроде такой: мол, операция кесарево сечение для Гайсиной должна считаться плановой, необходимо согласие пациентки, а его не было…

И – суд быстренько назначил новую экспертизу.

Экспертиза в Екатеринбургском бюро СМЭ длилась полтора года: лишь в мае 2018-го пришло заключение, порадовавшее врачей (но не родственников погибших).

Согласно выводам екатеринбуржцев, даже в гибели Елены Гайсиной от сепсиса явной вины врачей нет – при том, что они не выполнили анализ крови на сепсис!

Вот цитата из этого удивительного заключения: «Удаление матки у Гайсиной в более ранние сроки могло повысить шансы на благополучный исход, но… не на все 100 процентов. Поэтому прямой причинно-следственной связи между смертью Гайсиной от сепсиса и невыполнением анализа крови (на сепсис) не имеется. Вывод: сепсис у Гайсиной не является недостатком медпомощи».

Как тут не вспомнить об экспертизе в деле «пьяного мальчика»…Если родные рожениц не добьются новой экспертизы, шансы на выигрыш в суде у них минимальны.

Впрочем, экспертиза Екатеринбургского бюро – еще не самое удивительное в этом процессе.

Так, в ходе судебного заседания всплыли неприглядные подробности поведения чиновников облминздрава. Выяснилось, что чиновники около трех лет не сообщали, что у них находится медкарта Оксаны Морозовой.

После трагедии с роженицей Росздравнадзор разыскивал документ для оценки качества медпомощи. И лишь в 2017-м выяснилось, что медкарту тогда же, в 2014-м, получил в БСМП-1 советник облминздрава.

Для родных Оксаны Морозовой и Елены Гайсиной этот процесс – тяжелое испытание.

- Меня поразило произшедшее с Питерской СМЭ, - призналась мама Оксаны Нина Иванова. – И мы уже догадывались, что за экспертиза придет из Екатеринбурга.

Нина Ивановна вспомнила, как ее вместе с мужем (отцом Оксаны) пригласила на прием зам.министра здравоохранения Омской области Ольга Богданова. И – предложила путевку в санаторий.

- Я отказалась, заявив, что ничего такого мне не нужно – хочу найти и наказать виновных в смерти дочери. Тогда Богданова произнесла фразу, которая нам с мужем надолго запомнилась: «Медицина ненаказуема». Муж тогда спросил: «Но раз так, то кто следующий?». И буквально через несколько дней во втором роддоме умерла еще одна роженица, вместе с ребенком…

(Напомним: за короткий период времени в роддоме № 2 Омска буквально друг за другом скончались пять рожениц).

После выступления Руслана Гайсина (мужа Елены) в программе «Пусть говорят» ему тоже было предложено пообщаться:

- Мне позвонил министр здравоохранения области Стороженко, пригласил на встречу – я отказался. Не хочу никаких «договоренностей» с чиновниками – во всей этой истории должна восторжествовать справедливость.

Но со справедливостью могут возникнуть проблемы.

В ходе судебного заседания 14 июня и сам Гайсин, и родные Оксаны, представители пострадавших в очередной раз заявили отвод судье Елене Корольковой – обвинив ее в затягивании дела, нарушении принципа состязательности сторон и заинтересованности в исходе дела в пользу одной из сторон (судья отказала).

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет