Новости
«Бился головой», но «не жаловался»
Следствие не нашло состава преступления в действиях сотрудников ФСБ, пытавших активиста «Левого блока»
Максим Шульгин фото ttv2 today

Военно-следственное управление СКР отказалось возбуждать уголовное дело по факту пыток сотрудниками УФСБ по Томской области активиста «Левого блока» Максима Шульгина.

Как сообщала ранее «Новая» , он был задержан в апреле этого года по обвинению в «разжигании ненависти либо вражды по отношению к социальной группе «сотрудники правоохранительных органов» (ч. 1 ст. 282 УК РФ). Состав преступления спецслужбисты обнаружили в аудиозаписи, размещенной на его странице ВКонтакте.

По словам Максима и его соратников, сообщает информационное агентство ТВ2 , задержание походило на «террористический захват»: «Из газели выскочили несколько человек, все – с оружием, в масках, без погон и опознавательных знаков. Всех, кто был в офисе, положили лицом в пол, поставили к стене и застегнули наручники. Меня посадили в машину, заставили лечь на пол и прижали голой рукой к обогревателю. Было тепло, но обогреватель включили на полную и всю дорогу до дома прижигали мне руку. На мои просьбы отключить печку оперативники не реагировали. По приезде оперативники увидели у меня на руке большой ожог и сукровицу и сразу подобрели. Даже разрешили забинтовать руку грязным бинтом. Дома переворошили все, забрали какие-то бумаги и красно-черный флаг».

Другой задержанный в тот день активист «Левого блока» Валентин Прокопенко рассказывает, что когда Максима повели в полицейскую машину, он был здоров, и с руками все было в порядке. Самого Валентина тоже поместили в газель, где ему «угрожали расправой, в том числе сексуального характера». По прибытии в полицию он увидел, что у Максима забинтована рука».

Медэкспертиза установила у Шульгина «ожоги руки 1 и 2 степени, ушибы внешней части брюшной полости и грудной клетки, причиненные тупом предметом», что в совокупности составляет «вред здоровью средней тяжести».

Юристы «Открытой России» Андрей Миллер и Алексей Прянишников инициировали расследование действий сотрудников УФСБ. По версии последних, телесные повреждения Максим причинил себе сам: «садясь в автомобиль, пытался биться головой о корпус и стекла машины», поэтому оперативникам пришлось «зафиксировать его на полу», а печка включилась из-за того, что он случайно задел ее тумблер. Работает она беззвучно, силовики, сидевшие в машине, вероятно, имеют высокую теплоустойчивость, поэтому они ничего не почувствовали, а Максим «не жаловался» - героически сносил выпавшее ему испытание (но тогда непонятно, почему так странно вел себя при посадке – «биться головой» было более естественно, когда кожу его прожигала печка).

В показаниях эфэсбэшников есть еще один любопытный момент: в них описано подробно, как держали друг с другом связь томские и московские активисты «Левого блока», как они обратились в СМИ и в «Открытую Россию». «Узнать это спецслужбисты могли – говорит Алексей Прянишников - только при прослушке телефонных разговоров или слежке», на что санкции суда у них не было.

Следствие сочло объяснение сотрудников ФСБ логичным и обоснованным . «Анализируя собранные в ходе проверки доказательства, следует прийти к выводу, что действовали они в рамках закона» – сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Правозащитники «ОР» намерены обжаловать его в ближайшее время.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет