Новости
Из-за Стороженко и ТФОМС здоровье омских инвалидов необратимо ухудшилось
Об этом сообщили суду директор ЦР «Рассвет» Натела Полежаева и мама ребенка-инвалида Эльвира Юрченко
Славику Юрченко шесть лет. Реабилитация в

Как и предупреждала «Новая газета-Регион», в Омске вовсю судят (и готовятся судить) тех, кто громче всех кричал о возможном выводе из ТФОМС Омской области в оффшоры сотен миллионов рублей.

В Советском мировом суде Омска близится к завершению процесс по делу о невыплате зарплат руководителем Центра реабилитации «Рассвет» Нателой Полежаевой, которая также является директором «Новой-Регион».

И чрезвычайно оперативно устремилось к суду уголовное дело по обвинению сына известного омского издателя, владельца журнала «Бизнес-Курс» и сайта БК55 Сергея Сусликова, Егора - даже без необходимой на то экспертизы налоговой службы!

При этом бывшие пациенты «Рассвета» и депутат Ирина Дроздова считают, что на скамье подсудимых должны быть совсем другие люди.

В ходе судебных заседаний в защиту Полежаевой выступили свидетели не только защиты, но и обвинения.

«Если бы мы продолжили реабилитацию, мой сын ходил бы уже!»

Эльвира Юрченко, мама ребенка-инвалида, была крайне удивлена тем, что ее внесли в список свидетелей обвинения. Ведь у сына Эльвиры Славика после курсов реабилитации в «Рассвете» по уникальным методикам состояние здоровья улучшилось.

- Никому наши дети не нужны, кроме родителей, и только в «Рассвете» им помогали. Да если бы мы продолжили реабилитацию в «Рассвете», мой сын бы ходил уже! А так он дома сидит... Я не умею писать, говорить красиво. Могу только сказать: «Блин, верните нам «Рассвет!», - эмоционально высказалась о наболевшем Эльвира Юрченко.

А у слушателей в зале суда сразу возник вопрос: кто ответит за то, что Славик Юрченко - который мог бы уже ходить - не получил дальнейшей реабилитации? Будет ли прокурорская проверка по информации о нарушении прав ребенка-инвалида с возможными тяжкими последствиями для его здоровья?

У представителя гособвинения, помпрокурора Алексея Дрохенберга в ходе судебного заседания вопросов на сей счет не возникло. Он лишь поинтересовался, были ли задержки зарплаты.

Юрченко, которая во время реабилитации сына подрабатывала в «Рассвете», признала, что задержки были, но директор Центра реабилитации старательно их погашала. И претензий к Полежаевой на сей счет она не имеет.

Другой пациент «Рассвета» - блогер Макс Филиппов (отважный человек - несмотря на недуг, он дарит пользователям фейсбука радость оптимистичными зарисовками) пояснил суду:

- Мы отказались проходить реабилитацию в других, кроме «Рассвета», медучреждениях Омска, поскольку там нет нужных специалистов. Урезание финансирования Центра вызывает много вопросов - Натела Полежаева делала все, чтобы сохранить реабилитацию.

Макс подтвердил суду, что именно после курсов в «Рассвете» состояние его здоровья значительно улучшилось. С пациентами работали уникальные специалисты, сокращать которых директор Центра не могла - каждый был на своем месте. Так что все расходы на лечение, реабилитацию оправданны. Но, поскольку средства поступали из ТФОМС по заниженным тарифам, на зарплаты медикам уже не хватало. Так что никакого злого умысла в задержках, невыплатах зарплат у Полежаевой не было.

- «Рассвет» рассыпается - некуда теперь заехать инвалидам, взрослым и детям. Мы обращались за помощью в облминздрав и соцзащиту, но без толку, - с горечью добавил отец Макса.

«Комиссию по распределению госзадания в ОМС – опросить с полиграфом»

На следующем заседании свидетелем защиты выступил директор Центра экспертизы в сфере здравоохранения Дмитрий Потопальский. Специально для суда он проанализировал ситуацию с уменьшением «Рассвету» объемов медпомощи по ОМС.

Когда Натела Полежаева спросила его, кто в 2017-2018 годах (в «Рассвете» тогда и разразился финансовый кризис) возглавлял Комиссию по распределению госзадания, судья ее тут же одернула:

- Вопрос снимается!

А ведь секрета тут нет: большинство омичей знают, что Комиссию возглавлял бывший министр здравоохранения Омской области Андрей Стороженко.

Далее Потопальский рассказал суду, как работает система ОМС: медорганизации подают заявки на участие в ОМС в уведомительном порядке, и, если у клиники есть необходимые лицензии и мощности, Территориальный фонд ОМС начинает с ней работать.

У «Рассвета» на тот момент, согласно анализу Дмитрия Васильевича, необходимые лицензии, мощности были.

Затем он рассказал суду, из чего складывается тариф ОМС на медицинскую услугу:

- Согласно приказам и рекомендациям Минздрава РФ, в тарифе четко прописаны все расходы – на саму услугу, лекарства, медоборудование, лаборатории, питание, движимое и недвижимое имущество, связь, коммуналку и – зарплату медработников.

Вместе со всем перечисленным она тоже входит в тариф.

При этом тарифы на медуслуги, по словам Потопальского, сегодня настолько занижены, что не покрывают расходов клиник на лечение пациентов. Если в клинике есть еще платные медуслуги, она продержится на плаву. А если нет, работать с такими тарифами сложно.

Директор Центра экспертизы даже привел пример, как одна из частных клиник начала работать по тарифу ОМС, ужаснулась, и быстренько вышла из системы.

В продолжение темы Полежаева задала вопрос, что представляет собой тарифное соглашение между медицинской организацией и ТФОМС.

- Согласно этому соглашению, медорганизация подтверждает объемы оказания медпомощи и выполняет их, - пояснил эксперт. – Само соглашение заключается сроком на год, а вот тариф разрабатывается на срок до трех лет и может только увеличиваться.
- А может ли тариф на оказание медпомощи детям-инвалидам снижаться? – уточнила Натела Олеговна.
- Конечно, нет! Если мы имеем дело с детьми со сложными случаями – нет! – повторил Потопальский.

И озвучил шокирующие цифры:

- Я делал анализ финансирования медпомощи в «Рассвете» в стационарных условиях – ТФОМС его уменьшил на 260 (!) процентов. А в рамках стационарных условий и вовсе на 370 (!) процентов. Чтобы работать в таких условиях, когда тариф приносит одни убытки, надо очень постараться.

Анализ коснулся и того, восполнены ли сегодня в Омской области объемы той медпомощи детям-инвалидам (и инвалидам взрослым), которую оказывал ЦР «Рассвет».

- Ничем не восполнены! – убежденно заявил Потопальский. – А ведь качество государства, его авторитет – это то, как мы реабилитируем людей с инвалидностью, особенно детей. Я бы рекомендовал развивать «Рассвет», продолжать привозить в этот Центр реабилитации лучших специалистов…

Кто же распределял объемы медпомощи по ОМС в Омской области? Отвечая на вопрос адвоката, Дмитрий Потопальский сообщил вот что:

- Фактически средствами ТФОМС в Омской области – а это от 20 до 30 млрд рублей ежегодно – управляли три человека: председатель Комиссии по распределению госзадания и его замы (Стороженко, руководитель ТФОМС Толкачев и главврач ГБ-1 Соболев – авт.). И если вы пригласите членов Комиссии ответить под полиграф, они могут подтвердить, что получали уже готовые решения и подписывали их задним числом.
- То есть снижение «Рассвету» объемов медпомощи было субъективным? – спросила Полежаева.
- Ну, я же назвал этих трех…

«Рассвет» душили-душили, вот и додушили…

Натела Полежаева напомнила, что у нее есть ответ прокурора Омской области Анастаса Спиридонова о том, что Федеральная антимонопольная служба (ФАС) обнаружила в действиях ТФОМС нарушение Закона о конкуренции:

- Что вы об этом знаете, Дмитрий Васильевич?
- Знаю, что в 2016 году в управление БЭП было подано представление ФАС о нарушении Закона о конкуренции в отношении сразу нескольких медучреждений Омска. Тогда большие объемы госзадания получил частный МЦ «Евромед», хотя у других больниц, в том числе у ЦР «Рассвет» имелись необходимые мощности. После этого бюджетные больницы, как по приказу, вдруг заявили проверяющим, что эти объемы медпомощи им не нужны. Полежаева же добивалась объемов для «Рассвета». Но… ТФОМС и облминздрав сказали: «Да, она может выполнить эти объемы, но мы их ей не дадим». Устроили «Рассвету» экономическую блокаду: душили-душили, вот и додушили…».

Потопальский добавил еще, что в апреле 2017 года облминздрав и ТФОМС убрали информацию о получении клиниками госзадания по ОМС из открытых источников.

В отдельно взятой Омской области она вдруг стала секретной!

Получается, теперь ни аналитики, ни журналисты, ни главврачи не могут сравнить, кому какие достались объемы и – пожаловаться в ФАС?

До прений сторон, в которых Натела Полежаева и гособвинитель подытожат и озвучат свои главные доводы, осталось совсем немного.

Уже начался допрос директора «Рассвета». Около трех часов Полежаева рассказывала, как в течение четырех лет ей раз за разом пресекались все попытки получить финансирование - объемов медпомощи и других работ.

Слушать это было по-настоящему страшно. Из ответов Полежаевой следует, что все эти годы ее планомерно, жестко (и жестоко), со злым умыслом уничтожали.

«Новая газета-Регион» опубликует этот допрос.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет