Новости
Декриминализация пыток
В Томске закрыты дела блогеров - левых активистов, но они не реабилитированы. Те, кто их избивал и пытал, остаются безнаказанными
Максим Шульгин фото tv2today

Частичная декриминализация статьи 282 УК облегчила участь еще двоих томских блогеров – Егора Алексеева и Максима Шульгина. У них много общего: оба – томичи, левые активисты и обвинялись в одной и той же разновидности экстремизма – «возбуждении ненависти и вражды к сотрудникам полиции».

Как сообщил адвокат Андрей Миллер на своей странице в ФБ дело Алексеева закрыл Ленинский районный суд Томска, а с Шульгина снял обвинения Следственный отдел по Советскому району этого города. Однако ни в том, ни в другом постановлении не сказано, что бывшие обвиняемые имеют право на реабилитацию. У них есть, считает адвокат, серьезные основания, чтоб эти решения обжаловать, тем более, что в обоих случаях следственным действиям сопутствовали, по их словам, показаниям свидетелей и данным медэкспертизы избиения и пытки.

Егор Алексеев

Анархист, член движения «Рот-фронт» Егор Алексеев, по версии следствия оскорбил полицейских тем, что разместил в соцсети видеоролик под названием «Анархисты. Анетифашисты» группы «The Crhryme Scene» («Звуки Революции»). Как пишет Андрей Миллер, дело это тянется уже пятый год, и за все это время Егор скопил более сотни повесток только в суды. Первоначальные показания правоохранители пытались выбить из него пытками 26 декабря 2014 года адвокат «забрал окровавленного Алексеева из здания УФСБ России по Томской области». Егор и свидетель по этому делу Дмитрий Войтенко обращались по факту избиения в правоохранительные органы и даже прошли медицинскую экспертизу, но так как в то время уголовное преследование сотрудников ФСБ ещё не было отнесено к компетенции военных следователей СКР, материал проверки дальше РОВД и прокуратуры не «ушёл»: фактически доследственную проверку так никто и не провёл».

При этом у силовиков не было никаких доказательств, что страница ВКонтакте, где опубликовано видео, принадлежит обвиняемому , так как она зарегистрирована на неизвестное лицо и к тому же контент был доступен ограниченному кругу лиц.

О том, насколько объективно рассматривалось дело Алексеева в райсуде, можно судить по вопросам, которые ему задавала судья: в частности, не является ли его борода следствием его принадлежности к запрещенной в России организации ИГИЛ и принадлежит ли ему куртка с «фашистской символикой» (как говорит Андрей Миллер, речь шла об изъятой у свидетеля куртки с флагом Федеративной Республики Германии). После того, как государственный обвинитель запросил Егору реальный срок, он скрылся, и местонахождение его до сих пор неизвестно: поэтому адвокат не знает, намерен ли он добиваться реабилитации.

Максим Шульгин

На активиста «Левого блока» Максима Шульгина дело заведено было также за размещение ВКонтакте записи - только не видео, а аудио – «вызывающей ненависть и вражду», как считало следствие, к стражам порядка. Опиралось оно исключительно на слова троих свидетелей из числа его соратников, которые у них были взяты в Центре по борьбе с экстремизмом, куда доставили их вооруженные люди в масках, ворвавшиеся в офис общественной организации. Позже все трое отказались от своих показаний, заявив, что они были даны под угрозой пыток. Сотрудники УФСБ, по словам Максима, везли его на обыск, потом на допрос в автомобиле «УАЗ-Патриот», поместив между двумя сиденьями, где не было воздуха, и включили печку: бюро судмедэкспертиз зафиксировало ожог чуть ли не в полруки.

В деле, рассказывает адвокат, нарушений более чем достаточно. К примеру, эксперт, который проводил лингвистический анализ, не расписался в том, что ему разъяснена ответственность за ложное заключение. В течение 8 месяцев следствие так и не нашло доказательств того, что страница ВКонтакте, вменяемая обвиняемому, действительно принадлежала ему. В декабря прошлого года Максим Шульгин рассказал о том, что его снова задержали – фактически похитили люди в масках, представившиеся сотрудниками ФСБ, которые его принуждали отказаться от показаний, данных им ранее.

У Шульгина, полагает адвокат, есть веские основания добиваться в суде реабилитации и привлечения к уголовной ответственности правоохранителей, которые к нему применяли пытки.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет