Новости
ЕСПЧ вынес постановление по делу Pussy Riot
В пользу Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич взыскали 21 тысячу евро
rambler.ru

17 июля Европейский суд по правам человека обязал правительство России выплатить компенсацию морального вреда в 37 тыс. евро в пользу трех участниц групы «Pussy Riot». В пользу Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной взыскано по 16 тыс. евро, а Екатерине Самуцевич присудили 5 тыс. евро – сообщает Агора. Кроме того, пострадавшим возместят судебные расходы в 11,8 тыс. евро.

Согласно решению ЕСПЧ, российские власти нарушили 4 статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод — ст. 3 (Запрет бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), ст. 5 (Право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 6 (Право на справедливое судебное разбирательство) и ст. 10 (Свобода выражения мнения).

Юрист Руси Сидящей Леонид Абгаджава прокомментировал это решение:

- Помимо нарушения права на справедливый суд, ЕСПЧ признал нарушение права на свободное выражение мнения (ст. 10 Конвенции) - сославшись на мнение Венецианской Комиссии, которая считает, что определение экстремизма (установленное ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности») является размытым, оставляет неясность и открыто для широкого толкования. Также ЕСПЧ обратил внимание на еще один важнейший аспект, который свойственен не только для этого дела, а практически для всех дел по ст. 282 УК РФ. Это использование судом заключений эксперта - не просто использование, а по сути подмена источника принятия решения. Уже типичной стала практика, когда решение о виновности принимает не судья, а эксперт, поскольку все доводы о наличии объективной стороны состава преступления - то есть вывода, является ли материал разжигающим ненависть, а также о вине обвиняемого принимает эксперт, а не судья. Судья, в свою очередь, не только соглашается с мнением эксперта, но зачастую даже не мотивирует, по какой причине он это делает, на что и указал ЕСПЧ. Важно также учитывать качество этих экспертиз и уровень подготовки экспертов. В практике «Руси Сидящей» уже были дела, в которых психолого-лингвистическую экспертизу проводил эксперт с образованием математика.

Чтобы понимать, как принимается решение о виновности обвиняемого в делах по ст. 282, Абгаджава советует прочесть интервью с одним из экспертов.

- Похоже, эксперт сам понятия не имеет, что является преступлением, а что нет и где провести границу между выражением мнения и правонарушением. Но если у этих людей нет универсальных правил, откуда они возьмутся у тех, кто постит картиночки в контакте? – задается вопросом юрист. - В особом мнении по делу Balsyte-Lideikiene v. Lithuania судья Майер выражает сомнение в том, что проведение экспертизы в подобных делах вообще необходимо. Ведь для решения, является ли высказывание разжигающим ненависть не нужно специальных знаний - это не полотно Рембрандта и не медицинская экспертиза.

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет