Новости
«Не могу устроиться даже офисным планктоном»
Дело омской феминистки прекращено по формальным признакам, но она не чувствует себя реабилитированной: теперь ее никто не хочет брать на работу
Любовь Калугина фото НГС Омск

Декриминализация статьи 282 УК не миновала и омскую феминистку Любовь Калугину. Управление СК России по Омской области прекратило ее уголовное преследование за «разжигание ненависти» к сильной половине человечества , однако такой исход ее дела нисколько не обрадовал девушку, Наоборот, как пишет она на своей странице ВКонтакте , лишил ее шансов на полноценную реабилитацию: «Дело закрыли самым худшим образом, какой может быть. Я осталась виноватой со всеми социальными последствиями, но обжаловать постановление о закрытии уголовного дела не могу ».

Феминистка разъясняет соратницам, почему не удался план, разработанный ею и ее адвокатом, с помощью которого они хотели доказать отсутствие в ее деле состава преступления. Их стратегия защиты заключалась в опровержении доводов экспертиз – лингвистической и психологической, на которых это дело базировалось. Не исключено с учетом ее образованности (Калугина – кандидат филологических наук) и недюжинных аналитических способностей, бросающихся в глаза при внимательном знакомстве с ее аккаунтом, что она не оставила бы от экспертных заключений камня на камне, но такую возможность следствие ей не предоставило. Второе экспертное заключение «появилось только под самый Новый год», а до его появления нельзя было оспаривать первое («Мы опасались – поясняет Любовь – и небезосновательно, что в этом случае мой анализ увидит второй эксперт и с учетом его сделает более грамотную научную демагогию»).

К Новому году уже, как известно, были подписаны президентом поправки, освобождающие от уголовной ответственности обвиняемых по части 1 статьи 282 УК (если они к ней привлекаются первый раз).

Ждать второй экспертизы пришлось четыре месяца вместо положенного одного: девушка подозревает, что следствие «намеренно затягивалось до декриминализации». Второе заключение, пишет она, «оказалось несколько адекватнее первого: дрели в жопе официально признаны не экстремизмом - можете желать их соседям со спокойной душой, также были реабилитированы батарейки в уретре». К экстремизму эксперт отнес только один репост, где изображена женщина со сковородкой (кадр из передачи «Деревня дураков») с подписью «Бей мужло – спасай Россию!». «Так что со сковородками – советует Любовь единомышленницам – будьте осторожнее: это оружие массового поражения мужиков»: в постановлении СУ СК сказано, что «все мои сковородки – ужасный экстремизм», но так как принят новый закон, то на первый раз он ей прощается.

В итоге план триумфальной реабилитации, который должен был привести к закрытию ее дела не из-за изменений в законодательстве , а потому что в нем изначально не было состава преступления не удался. Калугина признает, что правоохранительные органы ее обыграли (что и неудивительно, когда «игра» идет по их правилам): «Поздравлять меня совершенно не с чем – это только первый круг ада»

Следующий, по ее словам, уже начался: в интервью «КП в Омске» Любовь Калугина рассказала, что после этой истории она нигде не может трудоустроиться: «По специальности я преподаватель вуза, но в университет больше даже не суюсь. Даже на место рядового офисного планктона нигде не могу устроиться. Меня сразу узнают, а потом отказывают под каким-нибудь благовидным предлогом».

Дело тут, вероятно, не только в «экстремизме»: например, работодателю – мужчине брать такую девушку в подчиненные психологически затруднительно, зная о ее заведомом презрении ко всему мужскому полу в его лице. У начальницы – женщины найти понимание больше шансов: как показывает практика, многие дамы в отношении к «мужикам» с Любовью Калугиной в принципе солидарны, но их может смутить ее излишняя независимость: такой убежденной феминисткой трудно руководить.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет