Новости
Хочу, чтобы мой брат жил в свободной стране!
19-летний студент Динис Исхаков, организатор антикоррупционных митингов,  рассказал о закулисье омских протестов и о том, чего будет добиваться молодежь ...
Фото: Открытый источник

2 марта 2017 года в России произошло событие, отголоски которого мы слышим и по сей день, – на сервисе YouTube вышел фильм «Фонда борьбы с коррупцией» «Он вам не Димон»*.

Видео о предполагаемой недвижимости премьер-министра Дмитрия Медведева стало распространяться в Рунете с бешеной скоростью. В общей сложности на данный момент его посмотрели больше 20 миллионов человек. Это абсолютный рекорд для документальных расследований!

Одновременно с громкой интернет-премьерой ФБК направил заявление в СК России, потребовав завести уголовные дела в отношении Дмитрия Медведева и олигарха Алишера Усманова, также фигурировавшего в фильме. Однако власть по привычке отправила назойливых юристов в игнор.

Тогда глава «Фонда борьбы с коррупцией» Алексей Навальный призвал своих сторонников выйти 26 марта на уличные акции под лозунгом «Мы требуем ответа!». Омск стал одним из первых российских городов, заявивших о готовности участвовать в антикоррупционном митинге. Инициаторами протестной акции выступили двое омских студентов. Кстати, познакомились они друг с другом в социальной сети как раз во время обсуждения «не Димона». Корреспондент «Новой газеты» пообщался с одним из них – 19-летним Динисом Исхаковым.

Динис учится на менеджера гостиничного бизнеса в омском «Институте дизайна и технологий». Митинг 26 марта – его двойной дебют: и как участника уличной акции, и как ее организатора.

– Динис, почему ты решил организовать митинг в Омске?

– Просто накипело! Все в России – по блату: детские сады, высшее образование, хорошая работа. Тому, у кого нет связей и денег, ничего не светит. Везде нужно платить. Но при этом есть другая реальность – реальность димонов, сечиных, шуваловых, чаек. Кажется,  коррупция осточертела всем! На митинге стояли рядом сторонники и оппоненты Навального, а также те, кто считает себя аполитичными.

– Как вы согласовывали протестную акцию 26 марта?

– Мы заявили митинг на Театральной площади, однако нам отказали в проведении мероприятия у Музыкального театра, сославшись на то, что там будут проходить ремонтные работы. Администрация города предложила альтернативную площадку – около СКК им. Блинова. Мы согласились и стали ждать официального разрешения. 23 марта к пяти вечера меня пригласили в администрацию. Я было обрадовался! Прихожу, получаю бумагу и читаю, что 26 марта на прилегающей к спорткомплексу территории будут проводиться противопожарные мероприятия, в связи с чем доступ туда для нас закрыт. Во мне такая ярость вскипела! Вот тогда и пришлось вспомнить про запасной вариант, предложенный в самом начале Мишей Яковлевым, – гайд-парк. По закону, в гайд-парках люди могут проводить уличные акции без каких-либо согласований. Правда, эта площадка представляет собой в Омске небольшой закуток рядом с Театральной площадью, поместиться на котором может порядка 200 человек. Но это уже другой вопрос. Должен признать, что чиновники поступили хоть и некрасиво по отношению к нам, но умно. В других городах заявители судились из-за отказов и даже выигрывали суды. В Омске же пошли другим путем: морочить нам голову до тех пор, пока не будет поздно инициировать судебное разбирательство.

– Вы ожидали, что митинг будет таким многочисленным?

– Миша Яковлев, организатор омских акций «За честные выборы», помогавший нам во всем, считал, что придет две-три сотни. Он ориентировался на опыт прошлых лет. Я думал, что будет полторы тысячи. Опрос в нашей группе «Омск требует ответа» в сети «ВКонтакте» показывал, что участвовать собираются больше 1800 человек. В итоге митинг собрал 2000 человек. Никакого ремонта на Театральной площади в тот день, конечно же, не было. Правда, в пику нам там стали убирать остатки снега. Мы потом шутили: «Если хочешь заставить мэрию откуда-то вывезти снег, устрой на том месте протестную акцию».

– Что для тебя, как для организатора митинга, было главным?

– Чтобы акция прошла мирно и без последствий для ее участников. Я был морально готов к любому развитию событий, но, к счастью, обошлось без происшествий. Полицейские вели себя адекватно. Провокаций не было. Позже мне рассказали, что на митинге присутствовало около 200 сотрудников органов в штатском. Следили за нами. Когда все закончилось, у меня словно гора с плеч упала. На несколько дней отрешился от всего.

– Были сомнения в том, чтобы заняться организацией следующей акции, намеченной на 12 июня?

– Нет. Кстати, наши заявки на проведение в Омске митинга и уличного шествия утвердили. Правда, мы хотели митинговать на Театральной площади, но нам предложили другое место – на улице Таубе, около бассейна «Пингвин». Митинг предварит шествие. Сбор колонны – от корпуса педагогического университета по Набережной Тухачевского, 14. Нам кажется, что это хороший вариант. Это центр, как мы и хотели. День праздничный, так что народу будет много. Это абсолютно согласованное мероприятие, так что можно будет сосредоточиться на самой акции вместо того, чтобы переживать, как бы кого-нибудь не схватили. Первая протестная акция устраивалась для того, чтобы показать людям, критично настроенным к происходящему, – вы не одни. Цель второго митинга – распространение информации о том, что власть в стране коррумпирована, привлечение новых людей.

– 26 марта изменило твою жизнь?

– Я понял, что мне нравится быть организатором и что меня увлекает политическая борьба. Я даже подумываю о том, чтобы пойти в политику после того, как получу диплом. Мне интересно «зажигать» людей, отстаивать интересы общества, добиваться справедливости. Я год назад начал серьезно вникать во всю эту движуху, хотя с разгона Болотной в 2012 году краем глаза следил за тем, что происходит. Стал читать паблик «Лентач», «Новую газету», слушать «Радио Свобода», сравнил с тем, что показывают в новостях на центральных каналах. Позже заинтересовался расследованиями Алексея Навального и его «Фонда борьбы с коррупцией». Навальный мне очень интересен как личность.

– Как родные относятся к твоей новой ипостаси?

– Ужасно. Отец, когда мы с ним один на один, говорит, что поддерживает меня, но открыто помочь не может. Он – подполковник в отставке. А моя мама – преподаватель музыки, но находится сейчас в декретном отпуске. Так вот мама жутко за меня переживает. 26 марта она отказывалась меня из дома отпускать. Я ей пытался говорить: «Нас много! Всех не схватят». Объяснял, что если взял на себя ответственность, то уже не могу отказаться. Но она ничего не хотела слушать.

–А взгляды твои родители разделяют?  

– Честно? Они до сих пор Киселева и Соловьева смотрят! Буквально на днях я выходил из дома, а отец смотрел «Вечер с Владимиром Соловьевым». Я, даже не вникая в смысл слов ведущего, подумал: «Наверное, там про Украину опять». Повернулся и вижу – на экране крупным планом карта Украины. Три года подряд обсуждают эту тему. Сколько можно? Других проблем в России–то, конечно, нет…

– Реакция друзей и преподавателей какой была?

– Друзья отнеслись очень хорошо. Сказали: «Не факт, что это приведет к чему-то, но важно то, что ты не побоялся. Другие только говорят, а ты делаешь». Один из преподавателей, не буду говорить, что он ведет, очень меня поддерживал. Перевел нам деньги на организационные расходы. Сказал, что я молодец и правильно поступаю. Он и на саму акцию пришел. 

– Как тебе кажется, почему столько много молодых людей оказалось на стороне протеста?

– Для молодежи понятие стабильности  и слоган «Надоело!» – синонимы. Вместо того, чтобы идти вперед, страна продолжает буксовать на месте. Для тех, кто успел пожить в СССР с его товарным дефицитом и очередями, стабильность – как манна небесная. Заходишь в магазин – а там полки от продуктов ломятся. Машину можешь купить в любой момент, если есть деньги. А в Советском Союзе нужно было отстоять очередь за автомобилем. Люди старших поколений не испытывают потребности или желания смотреть в будущее. Они оглядываются назад, сравнивая семидесятые, восьмидесятые и девяностые с эпохой Путина. Видимо, их устраивает то, что они видят вокруг. И еще очень любят у нас жить по принципу «Моя хата с краю». Но и несогласных с каждым годом все больше, только они боятся выйти на протестные акции, так как это грозит потерей работы. Они оправдываются: «Нам же семью кормить надо». А молодые люди прекрасно понимают, что происходит в стране. В интернете «ходит» множество саркастичных мемов про власть и ее инициативы. Но раньше не было повода, чтобы выразить свое отношение к политике. И тут вдруг появляется фильм «Он вам не Димон». Дмитрия Медведева – второе лицо в государстве! – вдруг обвиняют в том, что он замешан в коррупционных схемах на 70 миллиардов рублей! Вот вам и повод. Видео «Он вам не Димон» – это пункт А, отправная точка для таких, как я. Не знаем пока, куда приведет этот путь, но куда-нибудь приведет обязательно.

– Ты не хотел бы, чтобы тебя этот путь привел к переезду из Омска в Москву, например?

– Честно признаюсь: раньше я хотел уехать, но за последние полгода понял, что Омск – это мой город, и я хочу, чтобы он процветал. Он достоин лучшей судьбы. А я готов отстаивать его интересы.

– А что нужно для процветания Омска?

– Искоренить кумовство, в первую очередь. Нужны грамотные сити-менеджеры, которых бы выбирали, ориентируясь на их профессиональные компетенции, а не потому, что свыше приказали поставить именно этого человека. Нужна реновация. Частные дома в Омске надо сносить, заменяя их, по примеру Екатеринбурга, на высотки.    

– Какова конечная цель протестных акций? 

– Мы хотим добиться не просто отставки Медведева, но сменяемости власти. Настоящей сменяемости, а не очередной рокировочки. Назовите хоть одного правителя, кроме Ельцина, кто добровольно отказался в России от власти? Они держатся за нее до посинения! А народ столетиями воспитывают в таком духе, что лидер должен править много лет, окруженный всеобщей любовью. Но сейчас этот сценарий дает трещину. Мы продолжим выходить на митинги до тех пор, пока нас не услышат.

– А ради чего выходишь лично ты? Сменяемость власти – это конечно, хорошо, но очень абстрактно.

–  Я не хочу, чтобы мой младший брат жил в такой стране – погрязшей в коррупции, погрузившейся в «застой», несвободной. И ради этого я готов выходить снова и снова. Для того, чтобы что-то изменить, необходимо возродить гражданское общество в России. Я думаю, что Алексей Навальный с его расследованиями и протестными акциями способствует этому возрождению.


* 31 мая Люблинский районный суд постановил удалить из фильма «Он вам не Димон» порочащие миллиардера Алишера Усманова материалы. Истцом тяжбы, как нетрудно догадаться, стал сам Усманов. Алексей Навальный отказался исполнять решение суда и планирует его обжаловать.  

Лика Кедринская

Фото: автора и из архива группы «ВКонтакте» «Омск требует ответа»

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет