Новости
Меня положили в УАЗ и включили печку. По дороге пинали ногами...
Дело в отношении активиста Левого блока расследуется традиционными методами – пытками и угрозами их применения...
Фото: Открытый источник

В уголовном деле томского активиста Левого блока Максима Шульгина открылись новые обстоятельства. Молодой человек обвиняется в размещении на своей странице ВКонтакте «материалов, направленных на возбуждение ненависти либо вражды к социальной группе «сотрудники правоохранительных органов» (ч.1 ст. 282 УК РФ), о чем сообщается на сайте областного управления СК РФ.

До сих пор следствие опиралось, в частности, на показания соратников Шульгина, которые у них были взяты около трех месяцев назад в здании Центра по борьбе с экстремизмом, куда их доставили неизвестные вооруженные лица в масках, ворвавшиеся в офис общественной организации (при этом никто из них не представился) и задержавшие всех, кто в нем находился – 10 активистов.

В отдельном авто повезли Шульгина – сначала к нему домой, где провели обыск, потом на допрос. О том, как обращались с ним стражи порядка, он рассказал информационному агентству ТВ 2 : «Меня положили в УАЗ «Патриот» между первым и вторым сиденьем, где не было воздуха, и включили печку. По дороге от офиса до дома меня пинали ногами, составив их на меня, поскольку я лежал на полу в автомобиле. Когда приехали ко мне домой, то они сразу стали добрыми, поскольку увидели ожог на моей руке. Нашли где-то понятых, все переворошили, забрали какие-то бумаги, красный флаг - на всякий случай: мол, мало ли что, судье показывать будем, что ты - правый сектор».

Ожоги площадью чуть ли не в полруки были зафиксированы бюро судебных экспертиз. Как говорит юрист «Открытой России» - доверенное лицо Максима Алексей Прянишников, проверку по факту пыток его подзащитного проводит военно-следственное управление (ВСУ) Следственного комитета РФ, из чего следует, что пытать активиста могли сотрудники ФСБ. Вопрос о возбуждении уголовного дела по факту причинения телесных повреждений Максиму Шульгину военными следователями до сих пор не решён.

Расследование дела в отношении самого Шульгина продолжается. Однако у следствия на днях возникли большие проблемы с доказательствами: все свидетели отказались от своих показаний, заявив, что они были даны под угрозой пыток со стороны сотрудников неизвестного ведомства.

ИА ТВ 2 цитирует слова активистов Левого блока.

Леонид Ушаков: «Изначально, я планировал воспользоваться на допросе статьей 51 Конституции, но привели Максима, поставили его рядом со мной. Я увидел забинтованную руку. Максим сказал, что его пытали, по этой причине я расценил угрозы полиции, как реальные, и подтвердил, что Максим находится у меня в друзьях в ВКонтакте».

Егор Носков: «Меня задержали вместе с Максимом, увезли в центр «Э». До задержания я с Максимом играл в футбол, у него не было никаких травм — ни синяков, ни ссадин, ни ожогов. Через некоторое время в центр «Э» доставили Максима — правое плечо у него было забинтовано и окровавлено, а лицо красное. То есть, повреждения он получил в момент задержания. Мне сказали, что если мы откажемся давать показания и воспользуемся 51-ой статьей Конституции, то можем из свидетелей перейти в обвиняемых».

Как следует из слов Валентина Прокопенко, в арсенале спецслужб имеются разнообразные методы психологического давления:

«29 апреля моих товарищей задержали. Я увидел, как Максима ведут в полицейскую машину. На нем была короткая футболка, и я видел, что он здоров — руки у него были в порядке. После этого меня поместили в газель, где начали угрожать расправой, в том числе сексуального характера. Когда мы прибыли в полицию, то я увидел, что у Максима перебинтована рука. Когда начался допрос, я отказался давать показания, но сотрудники полиции вынудили меня признать факт знакомства с Максимом и факт того, что я дружу с ним ВКонтакте».

Свидетели настаивают на расследовании противоправных действий людей, которые проводили их задержание и незаконно принуждали давать нужные им показания.

Фото ИА ТВ 2

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет