Новости
«Раньше ходил сам, а теперь ношу на руках»
В омском суде «потерпевшей» не дали рассказать, что произошло с ее сыном без реабилитации в ЦР «Рассвет»
Славик Юрченко

Вчера в Первомайском райсуде Омска состоялось второе заседание по Апелляционной жалобе директора ЦР «Рассвет» (и «Новой газеты-Регион») Нателы Полежаевой на решение мирового суда по делу о невыплате зарплат.

Помимо прочего, адвокат Ольга Якушева ходатайствовала о приобщении к материалам дела публикации Фонда защиты гласности о фальшивых понятых, якобы «присутствовавших» при осмотре одного из основных вещдоков – CD-диска с бухгалтерской информацией:

- Журналисты съездили по указанным в протоколе адресам: одна из понятых, Снежана Эгнатосян, в категоричной форме заявила, что в протоколах не ее подписи – имеется аудиозапись. Другая понятая, Ксения Ушакова, по указанному в протоколе адресу не проживает и не могла проживать - в доме отсутствует номер квартиры, указанный в протоколе. В мировом суде нам было отказано в вызове понятых, а в своем решении судья Захарова не дала оценки этой информации. Мы настаиваем на исследовании этой информации Апелляционным судом.

Судья Денис Першукевич постановил:

- В удовлетворении ходатайства отказать, поскольку доказательства были исследованы, а сторона защиты не мотивировала, по каким основаниям они подлежат исследованию в Апелляционном суде.
Судья Денис Першукевич
- Мне непонятно, как еще можно мотивировать? – воскликнула Ольга Якушева. – Я ведь пояснила, что доказательства надлежащим образом не исследованы мировым судом, а одна из понятых вообще не проживает по указанному адресу! И этому факту вообще не дано оценки в приговоре первой инстанции!

Першукевича это не впечатлило.

- Не представляется возможности установить, из какого источника распечатаны эти данные и сделать вывод об их подлинности, - постановил судья.

(На самом деле хватило бы пары минут, чтобы зайти на официальный сайт Фонда защиты гласности и увидеть эту статью – авт.).

- В таком случае я ходатайствую о вызове этих понятых в суд, - настаивала адвокат. – Сторона защиты не имеет ресурсов, чтобы сподвигнуть понятых явиться в судебное заседание (Эгнатосян работает в правоохранительных органах и отказалась, заявив, что боится потерять работу). Давайте выслушаем понятых и решим, допустимые ли это доказательства – протоколы с их подписями!

Однако и представляющий сторону гособвинения пом.прокурора Алексей Медведев в допросе понятых попросил отказать:

- Сомнений в том, что были осмотрены именно документы с диска, нет.

Судья и отказал.

Затем этот пом.прокурора отличился в ходе допроса «потерпевших».

Мама 10-летнего Славика Юрченко Эльвира заявила суду, что потерпевшей себя не считает – напротив, в ЦР «Рассвет» ее сыну обеспечили такую реабилитацию, что у ребенка появились шансы ходить в школу своими ножками. Но не сбылось – «Рассвету» помешали работать, и мальчик остался без действенной помощи.

Каждый раз, когда Эльвира Юрченко пыталась рассказать суду, в каком состоянии теперь сынишка, пом.прокурора Медведев ее перебивал:

- Это не относится к делу, приведет к затягиванию судебного заседания.

И так – больше пяти раз.

- Вы мне не даете даже рта открыть! – возмутилась мать ребенка-инвалида.
Фотофакт:
Славик Юрченко: в "Рассвете" ходил, а сейчас не может сидеть - опирается на поясницу (фото размещено с разрешения родителей)

Заседание завершилось тем, что Эльвира Юрченко и второй «потерпевший», охранник «Рассвета» Сергей Любченко попросили суд себя таковыми не признавать.

Прения сторон состоятся 23 марта.

После судебного заседания Эльвира Юрченко все же рассказала нам, что сейчас происходит с ее сыном:

- Пока «Рассвет» работал, мой ребенок в полном объеме получал реабилитацию – это и уникальная кинезиотерапия, и занятия в школе Бороздина, которые решали массу проблем! Был большой прогресс в его состоянии: к семи годам уже мог держать корпус, разгибать коленки, наступать на пяточки. Наблюдалась положительная динамика, мы так надеялись, что он пойдет в школу своими ножками! Но «Рассвету» не выделили средств – действенная реабилитация вот уже два года как не проводится, и состояние сына ухудшилось. Ослаб позвоночник, коленки уже не сгибает-разгибает (пошла контрактура!), ухудшилось психическое состояние. Сейчас он на домашнем обучении. Нельзя было прекращать занятия в «Рассвете»! За два года упущено драгоценное время… Мы такой реабилитации ни в Омской области, ни в других регионах (а для этого нужны большие деньги) так и не нашли! Посещаем частный центр, но того, что было в «Рассвете», там нет. В детской поликлинике очередь в дневной стационар, на ЛФК. И нет такого эффекта от занятий, ведь в «Рассвете» был именно комплекс очень действенных мероприятий. И у сына сейчас такое состояние, что мне его приходится носить на руках, 32 килограмма… Также страдают и другие семьи с детьми-инвалидами – и в Омске, и в области.
- Первые шаги Славик Юрченко сделал в пять лет в «Рассвете», - вспоминает Натела Полежаева. – У нас он научился сидеть, удерживать позу, ходить с опорой, получил навыки самообслуживания. Курсы реабилитации мальчик проходил три раза в год с поддерживающими курсами в промежутках – то есть реабилитация была непрерывной. В последние два года такая реабилитация не проводится, из-за чего навыки ходьбы утрачены, замедлилось психическое развитие. Для родителей Славика и других детишек очень тяжело сознавать, что все могло бы быть совсем иначе – их малыши имели все шансы стать практически здоровыми. Кто за это ответит?

Твой судебный репортёр в ОмскеЗДЕСЬ

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет