Новости
Родила инвалида? Сама виновата
В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении акушеров роддома №1 - цитаты комиссии облминздрава
Изображение из открытого источника

Уже несколько лет в омских СМИ с пугающей частотой появляется информация о гибели младенцев в роддомах города и области или о случаях, когда малыши появлялись на свет тяжелыми инвалидами. Однако правоохранительные органы не спешат возбуждать уголовные дела о халатности медиков. А если и возбуждают, далеко не факт, что такое дело дойдет до суда.

На днях к нам попало очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Напомним: в апреле нынешнего года СМИ сообщили, что 23-летняя омичка Нина С. вчинила иск Городскому перинатальному центру (БУЗОО «ГКПЦ» - роддом № 1) после того, как ее сын родился инвалидом. И требует два миллиона рублей компенсации морального вреда за «оказание медпомощи ненадлежащего качества».

Молодая мать рассказала, что на этапе женской консультации патологий плода выявлено не было. В половине восьмого утра ее по скорой доставили в перинатальный центр - роды планировались естественные. В 9.40 перевели в родзал, а примерно через час сердцебиение плода стало резко меняться (от 200 до 90 ударов в минуту). Однако экстренных мер акушеры не предприняли: по их рекомендации до 15 часов Нина «ходила по родзалу, во время схваток сидела на специально принесённом мяче».

Лишь в 17 часов медики стали активно «помогать» роженице. Цитата из искового заявления: «На кресле акушерка начала локтем давить мне на живот. Через некоторое время подошла ещё одна медработница и, сцепив с той руки, помогала ей выдавливать ребёнка. Но только после эпизиотомии в 18 часов родился ребёнок, у которого было слабое сердцебиение и асфиксия тяжелой степени, с оценкой по шкале Апгар 2 балла. Пытаясь сохранить мозг ребёнка, врачи перевели его в отделение реанимации и интенсивной терапии. А спустя почти месяц – уже с диагнозом тяжелое перинатальное поражение ЦНС – в отделение неврологии ГДКБ, где он находился до конца ноября». Комиссия МСЭ признала малыша инвалидом: у него полностью отсутствует глотательный рефлекс, из-за чего питание осуществляется только через зонд, а дыхание – через трахеостому. Полгода Нина провела с сыном в больницах, и теперь дома ей приходится постоянно выполнять процедуры, поддерживающие его существование. «Считаю случившееся с моим ребёнком результатом ошибочного плана ведения родов. Это существенный недостаток медпомощи, из-за которого произошло тяжелое поражение головного мозга сына – что квалифицируется действующим законодательством РФ как причинение тяжкого вреда здоровью», – написала омичка в исковом заявлении.

Прокуратура и Следком обязаны проверять сообщения в СМИ. Эту публикацию проверила следователь по Центральному округу Омска СУ СК РФ по Омской области О.В.Синицкая. И – не нашла в действиях акушеров состава преступления.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела – в основном рассказы врачей о том, как они все правильно сделали (а роженица, наоборот, неправильно – когда отказалась от госпитализации в 39 недель).

Есть интересные моменты. Нина С. в иске пишет о том, что сердцебиение плода стало резко меняться около 11 утра, а в постановлении следователя Синицкой сказано: «периодическое урежение сердцебиения плода зарегистрировано в 17.30». Разница – больше шести часов.

Больше страницы печатного текста постановления занимает цитата из служебной проверки минздрава Омской области, которая «не выявила каких-либо нарушений в действиях акушеров».

Зато на неблагоприятный исход родов, по мнению ее членов, повлияло «невыполнение роженицей рекомендаций участкового врача (это когда Нина не легла в роддом заранее) и - отсутствие из-за этого медикаментозной коррекции, наличие осложнений беременности».

Комиссия делает вывод: «отсутствие дородовой госпитализации…не позволило провести комплексную оценку состояния плода, что привело к поражению головного мозга и явилось причиной рождения ребенка с тяжелым поражением ЦНС (центральной нервной системы)».

Тут, конечно, возникают вопросы. К примеру, если бы Нина легла в роддом на 39 неделе, она бы также после урежения сердцебиения ребенка несколько часов ходила по родзалу и сидела на мяче? Или, может, ее бы срочно прокесарили и малыш родился здоровым?

- В отказном постановлении нет ссылок на СМЭ – то есть следователь Синицкая, вероятно, не назначила экспертизу. Да и меддокументы, которые были у роженицы на руках, следователь не запрашивала. Получается, в основе постановления - выводы служебной проверки облминздрава – при том, что роддом является его подведомственным учреждением, - прокомментировал ситуацию медицинский юрист Вадим Новоселов.

В рамках гражданского процесса назначена иногородняя СМЭ – дождемся ее результатов.

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет