Новости
С января 2016 года в Омском роддоме №5 погибло три новорожденных
Еще младенец – в Азово. Что творится в здравоохранении региона?
bk55.ru | На фото: Министр здравоохранения Омской области Андрей Стороженко и управляющий Центром медицинского права Алексей Панов

Вчера в мире отметили День защиты детей. Защищать малышей можно по-разному – в том числе обеспечив им качественную медицинскую помощь.

Но как раз в этом омичам полагаться на местное здравоохранение пока что рискованно.

Горожане еще не успели забыть о трагедиях в роддоме № 2 Омска - гибели рожениц и новорожденных (а их родственники будут помнить об этом всегда), как СМИ сообщают о новых случаях.

Так, по данным портала Омск-право.ру, скончался новорожденный в Азово. По рассказу родителей, хотя мальчик родился с синюшным лицом и телом, его не поместили в реанимацию,оставив с мамой в одноместной палате. Лишь через несколько часов малыша осмотрел педиатр, после чего без объяснений распорядился забрать на ночь от матери. Следующий осмотр он провел, по словам роженицы, в 12 часов дня: рекомендовал покормить через зонд и поставить кислородную маску. А еще через час мальчик умер. Медики теперь выдвигают версии о каком-то внезапном вирусе или пневмонии. А родители обратились в прокуратуру.

Тем временем «Новая газета в Западной Сибири» получила информацию о роддоме №5 Омска, запрошенную в местном Следкоме. Оказывается, с начала 2016 года здесь погибло уже трое новорожденных – родители обвиняют в этом врачей. По двум обращениям возбуждены уголовные дела – об одном из них мы рассказывали.

По третьему обращению родителей, поступившему в марте 2016 года, вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с тем, что смерть новорожденного наступила в результате инфекционного заболевания.

В запросе в Следком мы интересовались, в каких бюро СМЭ проводятся экспертизы по фактам гибели малышей и каковы результаты ведомственных проверок минздрава Омской области.

Пресс-секретарь Следкома Лариса Болдинова ответила, что данные предварительного следствия, в том числе место проведения экспертиз, результаты служебных проверок Минздрава, не могут быть оглашены до окончания расследования.

А надо сказать, мы не просто так задали эти вопросы.

Зачастую именно выводы СМЭ (поскольку судьи не разбираются в медицине) кладутся в основу судебных решений, приговоров. И если такая СМЭ проведена в подведомственном региональному минздраву бюро, будет ли она объективной?

Во всяком случае, юристы Центра медицинского права (пока еще Центр не начал сотрудничать с облминздравом) не раз заявляли о том, что в Омском бюро СМЭ зачастую делают выводы в пользу врачей. И не рекомендовали проводить СМЭ не только в местном бюро, но и в бюро ближайших регионов – чем дальше, тем лучше. Так, качественные, объективные экспертизы качества медпомощи выполняют в Санкт-Петербургском бюро СМЭ. Именно питерские эксперты помогли выиграть омичам самые сложные суды с больницами и облминздравом.

Теперь о результатах служебных проверок облминздрава – вот это сейчас самое интересное. Ведь что такое минздрав? Это орган, организующий здравоохранение региона. Его чиновники обязаны контролировать, как главврачи подведомственных роддомов и больниц обеспечили качество и безопасность медпомощи– в том числе ведомственными проверками по фактам гибели пациентов.

Эти ведомственные проверки должны вскрывать факты нарушений, особенно системных – с целью устранения их причин. Получается, нельзя делать тайну из результатов проверок. О выявленных нарушениях должны знать и врачи, и пациенты – которые тоже могут обезопасить себя, отказавшись обслуживаться в больнице, где медпомощь небезопасна.

Однако, во-первых,облминздрав неохотно сообщает родственникам пострадавших о результатах своих проверок. К примеру, мама одного из погибших в 5-м роддоме младенцев,Ольга Ковальчук, не в курсе, была ли такая проверка вообще. Когда я с ней общалась, женщина даже не знала, в каком бюро СМЭ проводится экспертиза…

Во-вторых, родственники пациентов зачастую не доверяют результатам проверок областного миндрава. Почему? Да потому, что зачастую они в пользу врачей.

Но в таком случае для чего нужны такие проверки? И такие чиновники? Я уже писала о том, что омский Центр медправа начал сотрудничатьс облминздравом после того, как его управляющий Алексей Панов заявилв СМИ: «если результаты проверок Омского минздрава (которые не нашли ошибок в действиях врачей роддома №2) не совпадут с выводами СМЭ, и при этом ведомство не предоставит обоснованных доводов своей правоты, появятся все основания для подачи Андреем Стороженко заявления об освобождении от занимаемой должности». Губернатор области как раз собирался формировать новый состав кабмина (решая, кто из действующих министров останется, кто уйдет), и Стороженко позвонил Панову, чтобы договориться о сотрудничестве. Непременным условием этого «сотрудничества» было неразглашение СМИ информации о врачебных ошибках.

К чему это привело?

На самом деле сообщать о нарушениях необходимо – тогда быстрее устраняются их причины. И если бы все озвучивалось, быстрее исправлялось - кто знает, скольких ошибок и трагедий в медицине удалось бы омичам избежать…

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет