Новости
Кто вернет ульяновским суворовцам здоровье?
Родители не верят в то, что дети могли заразится эхинококкозом через насвай
Фото с официального сайта УГСВУ

Три недели назад на гребне информационной волны оказалась история заражения эхинококкозом курсантов элитного Ульяновского суворовского училища. Несколько дней новость (как это обычно бывает) держалась в топе, затем – стремительный провал в почти полное информационное небытие.

Живи мы не в России, ЧП такого масштаба могло бы привести к громким увольнениям и отставкам чести: когда ты хоть и не виноват напрямую, но, как руководитель учреждения или глава ведомства, считаешь, что несешь ответственность за происшедшее; когда сожаление и стыд одерживают верх над стремлением сохранить должность, карьеру, налаженный быт. Но мы – в России, где однажды попавший в обойму власти должен очень сильно постараться, чтобы выпасть из нее по велению вышестоящих. А уж о доброй воле (той самой отставке чести) и речи быть не может.

Министерство обороны РФ постаралось сгладить скандал. Родители тоже не стали упорствовать с неудобными вопросами и затихли. Теперь их страх, отчаяние и негодование не выплескиваются дальше родительских чатов. С теми же немногими, кто нашел в себе мужество публично выразить недоверие официальным цифрам и версиям, немедленно стали проводить профилактические беседы. Одну из матерей, общавшихся с журналистами, по слухам, после интервью вызывали к начальнику училища Владимиру Шкиркову. Во время встречи недвусмысленно намекнули, что недовольны ее медийной активностью.

И что мы имеем в результате? Новостная повестка сменилась, интерес к эпидемии эхинококкоза в УГСВУ угас, а источник заражения 25 (по официальным данным) и 52 (по версии некоторых родителей) суворовцев ленточными червями Echinococcus так до сих пор и не установлен. Сначала военные грешили на собаку, потом заговорили про насвай (жевательный табак из Центральной Азии, в состав которого могут входить экскременты животных, например, куриный помет; к продаже в России запрещен). О том, что причиной заражения воспитанников училища мог стать именно насвай, написали "Известия", со ссылкой на источник, близкий к следствию. Оба предположения вызвали недоумение у тех, кто следил за ситуацией со стороны, и бессильную злобу вкупе с обидой у вовлеченных в нее – родителей курсантов. «Все хотят свалить на самих детей! – возмущаются (в закрытых от посторонних глаз чатах) родители. – Как можно было сделать насвай одной из приоритетных версией?».

Доискиваться истины, по большому счету, некому.

– Плохо, что родители не понимают: если не противостоять «информационной блокаде» сейчас, потом их сыновей просто могут «списать», – говорит мать одного из бывших курсантов УГСВУ, Елена М., согласившаяся с нами поговорить. – Сейчас они, возможно, больше боятся того, что училище закроют. Хотя надо думать о другом: как детей восстанавливать после лечения, ведь им предстоит очень долгая реабилитация. Хорошо, если обойдется без инвалидности. Мне безумно хочется ребятам помочь, но вы же знаете: один в поле не воин.

Сына Елена на днях забрала из училища. Ее ребенок, по счастью, здоров (женщина обследовала его за свой счет). И пусть так и будет! Но нынешние результаты анализов не отменяют, к сожалению, того, что в течение ближайших лет мальчику придется два раза в год пересдавать кровь и делать УЗИ. Коварство эхинококкоза в том, что он может проявиться не сразу.

Примеру Елены последовало и несколько других семей. Сразу после того, как ребята отчислялись, их родителей немедленно удаляли из всех групп и чатов, опасаясь, видимо, что те могут вынести сор из избы. А этого кому-то очень не хочется. В качестве меры, позволяющей держать под контролем действующих курсантов и персонал, возможно, используют (со слов Елены) прослушивающие устройства. Женщина говорит, что прослушку могли расставить «по всей части».

А что же дальше? Да все, как обычно. Если не случится ничего экстраординарного, об эпидемии эхинококкоза среди ульяновских суворовцев вскоре окончательно забудут – все, кроме них самих, их семей и Минобороны РФ, которому, похоже, еще только предстоит решить, что делать с заболевшими дальше. Лечение и реабилитация, а также все последующие многочисленные обследования стоят дорого, и большинству родителей, особенно тем, кто живет в сельской местности, не по карману. Подчеркнем еще раз: обследования нужно проводить регулярно в течение многих лет, чтобы не прокараулить возможный рецидив. Но когда родители заикнулись о заключении соглашения с военными, где те подтвердили бы, что не бросят ульяновских суворовцев на произвол судьбы в будущем, то тут же получили отказ. Все, что у них есть сегодня – это только одни обещания и никаких гарантий.

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет