Новости
У нас тут что, станица Кущёвская?
Омич Александр Зенюк три года добивается возбуждения дела против медиков, по вине которых ослепла его жена  ...

Омич Александр Зенюк три года добивается возбуждения дела против медиков, по вине которых ослепла его жена

В 2014 году супругу омского правозащитника Александра Зенюка Надежду с сердечной недостаточностью по неотложке госпитализировали в БСМП-1. Там выяснилось, что у женщины вдобавок проблемы с глазами.

Оказав первую помощь, медики доставили Надежду Рудольфовну в Омскую областную клиническую офтальмологическую больницу им.Выходцева, обследование выявило катаракту.

Офтальмологи предупредили, что нужна срочная операция на правом глазу и взяли с пациентки слово, что сразу после лечения основного заболевания она явится к ним. Надежда пообещала, и слово сдержала. На третий день после выписки из БСМП, 2 февраля 2014-го, супруг привез ее в «глазную» больницу.

Однако врач Евгения Акентьева из приемного покоя отправила пациентку в поликлинику, где после еще одного обследования ее поставили в очередь на операцию по ОМС …на 21 марта.

После того, как операцию эту провели, зав.отделением огорченно посетовал: опоздали вы, правый глаз видеть уже не будет. А для спасения левого нужна еще одна срочная операция. Ее стоимость – 25 тыс.руб.

Зенюкам тогда было не до выяснений, почему с полисом ОМС срочная операция предложена платно. Они просто сняли с книжки все накопления и заплатили – для этого был оформлен полис ДМС «АСКО-Жизнь». И 23 марта Надежде Рудольфовне выполнили операцию на левом глазу, зрение на нем сохранилось.

А вот после выписки правозащитник решил разобраться и направил запрос в выдавшую полис ОМС страховую компанию «АСКО-Забота»: на каком основании за неотложную помощь с жены взяли деньги?

         Через несколько дней Зенюку позвонили из больницы им.Выходцева с предложением вернуть всю сумму. Супруги забрали деньги и углубились в изучение ответа экспертов «АСКО-Заботы». А в нем еще говорилось, что первую операцию, на правом глазу, офтальмологи должны были провести по неотложке, вне очереди. И что промедление в 47 дней могло повлиять на исход лечения.

- Но ведь это уголовная статья 124 «Неоказание помощи больному», – считает Александр Николаевич. - А есть еще статья 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Помощь не была оказана вовремя, тяжкий вред причинен! Супруга моя после потери зрения на правом глазу чувствовала себя плохо. Она была шустрая, быстро двигалась. И стала ударяться правой стороной тела, головой, да еще переживать из-за этого. Вероятно, это приблизило ее кончину – в начале 2015 года Надежда Рудольфовна умерла. А я поклялся наказать виновных.

         Но с наказанием ничего не выходит.

         Первое заявление о преступлении по ст. 124 УК РФ Зенюк направил в отдел полиции № 9 УМВД России по Омску еще в ноябре 2014-го. Правозащитник просил возбудить в отношении виновных медиков уголовное дело и интересовался, почему деньги вернула больница, а не страховая компания (как распределены у страховщиков и офтальмологов финансовые потоки). Из полиции пришел отказ за подписью майора С.Н. Кубаева. Зенюк обращался в вышестоящие инстанции – проверка проводилась там же, с тем же результатом.

         Зенюк дважды обжаловал отказы в суде. И каждый раз судьи Куйбышевского райсуда Омска выносили одинаковые решения:  полицейскими «изначально не определены верно обстоятельства для решения вопроса о наличии либо отсутствии состава преступления… нарушены разумные сроки проведения проверки». Суд постановлял обратить внимание начальника отдела полиции на нарушения, принять меры.

         Меры принимались так: проверки возобновлялись, а затем завершались отказом в возбуждении уголовного дела.

         За эти три с лишним года Александр Зенюк куда только не обращался: в Следком, прокуратуру – все без толку.

От следователей он потребовал привлечь Кубаева  по ст. 293 УК РФ за халатность при проведении расследования. Вот цитата из ответа следственного отдела по Центральному округу: «Вы не указываете данных, свидетельствующих о совершении преступления».

В феврале 2017 года правозащитник пишет об этом начальнику СУ Следкома РФ по Омской области Андрею Кондину. Прилагает доказательства, среди которых ответ «АСКО-Заботы» и два постановления Куйбышевского райсуда.

В ответ получает отписку, что обращение направлено в… тот же следственный отдел по Центральному округу. Ясное дело, из этого отдела он опять получил отказ со знакомой формулировкой: «Вами не указано достаточно данных о совершении преступления».

Хотя Зенюк каждый раз направляет заявления о преступлении, ответ на них дается как на обращения (обращения не регистрируются как заявления о преступлении - их проще «спустить на тормозах»).

В поисках справедливости нынче в апреле правозащитник побывал на личном приеме у начальника УМВД России по Омской области Леонида Коломийца.

Рассказав тому о десятках отказов в возбуждении уголовного дела, прямо спросил: «Может, у нас сейчас как в советские времена?». И вспомнил рассказ следователя о том, что если милиционеру заплатили за отказ в возбуждении уголовного дела – дело это никогда не будет возбуждено, куда бы ни обращались пострадавшие.

«Что вы, у нас быть такого не может!» - заверил Коломиец. После чего Зенюк … получил очередной отказ в возбуждении дела от его подчиненных.

- У нас тут что, станица Кущёвская, что невозможно добиться справедливости больше трех лет? – спрашивает Александр Николаевич.

И готовит письмо к президенту РФ.

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет