Новости
Уголовное дело о гибели младенца в омском роддоме почти полгода не передают в суд
Если процесс состоится, обвиняемая врач может «утянуть» за собой на скамью подсудимых чиновников
intermedia.ge

«Новая газета-Регион» уже рассказывала о гибели младенцев в омских роддомах. Так, в роддоме № 5 из-за запоздалой операции кесарево сечение почти одновременно погибло двое младенцев. Одна из рожениц суд против медиков проиграла.

У второй – Леры Иванцовой - экспертиза качества медпомощи Санкт-Петербургского бюро СМЭ полностью в ее пользу. Питерские эксперты выявили серьезные дефекты диагностики и лечения как на этапе женской консультации, так и в роддоме. И сделали вывод: если бы кесарево сечение сделали сразу после жалоб роженицы – 5 октября 2016 года в 22.30, малыш остался бы жив. Но экстренную операцию провели 6 октября в 4.30 – когда уже наступила гибель плода.

В отношении врача роддома Анны Юлиной было возбуждено уголовное дело по ст. 238 ч.1 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья) - перед новым 2018 годом его планировали направить в суд. Но прокуратура вернула дело на доследование: не проведены необходимые очные ставки. Это был первый возврат. А потом дело и вовсе «забуксовало».

По словам Леры Иванцовой, после первого доследования прокуратура вернула дело на доследование во второй раз. Оно до сих пор не дошло до суда, а следователь перестала отвечать на звонки Леры.

На днях Иванцова съездила в следственный отдел по Ленинскому округу Омска СУ СК России по Омской области.

- Мне объяснили, что дело снова проверяют в прокуратуре города, а потом еще будет проверять облпрокуратура. Передадут ли его в суд, и когда – никто не знает... Но уже осенью может истечь срок давности!

Между тем в руки Леры попали документы, которые, возможно, проливают свет на появление «проволочек». Один из них – объяснение главного врача Омского роддома № 5 Владимира Толкача о наличии свободных мест в реанимации.

Еще раз напомню ход событий. Лера легла в роддом 30 сентября 2016-го: по медпоказаниям ей было назначено кесарево. Когда она попросила зам.главврача Елену Ходус прокесарить сразу, та ответила, что на операцию большая очередь: «Лежи и жди». Лера и долежала до 5 октября. В 22.30 у нее стали отходить воды, заболел живот. Но дежурная врач Анна Юлина произнесла уже знакомое слово «ждать» - до утра. Роженица слышала, как та пояснила коллеге: «Мест в реанимации нет».

Получается – сначала большая очередь на кесарево, потом – отсутствие мест в реанимации, куда необходимо поместить роженицу после кесарева.

Ответ главврача Толкача примечателен тем, что подтверждает: в роддоме действительно были (возможно, и до сих пор имеются) проблемы, связанные с организацией здравоохранения.

Цитата: «В отделении анестезиологии-реаниматологии шесть коек… С 5 по 6 октября все койки были заняты, перевод рожениц в послеродовое отделение планировался 6 октября в утренние часы. При появлении показаний для экстренного кесарева сечения Иванцовой одна из рожениц была переведена в послеродовое отделение в 4 часа утра 6 октября».

Получается, если бы врач Юлина провела операцию 5 октября в 22.30, когда малыш был еще жив, ей бы некуда было поместить Леру после операции. Возможно, будь на месте Юлиной другая врач, она бы все равно провела кесарево вовремя, а уже потом думала, что делать с роженицей.

Но вообще врач об этом думать не должна: не ее это задача. Это – обязанность главврача, который отвечает за организацию здравоохранения.

Если очереди на кесарево (о чем заявила роженице Ходус), в реанимацию – необходимо решить проблему так, чтобы не страдали роженицы и их малыши. При необходимости - известить облминздрав, попросить дополнительные площади, аппаратуру. Было ли это сделано? Если да – что ответили чиновники облминздрава?

Об этом омичи могли бы узнать на суде. Причем есть вероятность, что обвиняемая врач может«утянуть» за собой на скамью подсудимых и чиновников.

Вот только состоится ли этот суд?

Анна Мелехова

поддержать рублём «НГ-Регион»
Хотите получать уведомления о свежих новостях?ДаНет